Золотой парашют

В 2019 году Верховный суд (ВС) отменил выплату золотого парашюта директору одной российской компании. Суть истории такова: в трудовом договоре с руководителем было прописано, что при досрочном увольнении по инициативе работодателя ему полагается зарплата за период, оставшийся до истечения срока полномочий. Директора уволили досрочно, но он получил не золотой парашют, а трехкратный средний месячный заработок, обычную выплату, установленную Трудовым кодексом. Директор обратился в суд. Фемида встала на сторону компании. Представители работодателя пояснили, что члены совета директоров не давали согласия на повышенную компенсацию, а председатель общего собрания при подписании трудового договора злоупотребил правом. Суд посчитал, что компенсация, которую требует директор, «не соответствует принципу разумности и адекватности, а также ее целевому назначению». Защита не согласилась с таким решением, «так как условие о золотом парашюте отвечает принципу приоритета более благоприятного положения работника». Верховный суд оставил в силе решение первой инстанции. По мнению ВС, размер золотого парашюта не может быть произвольным и нарушать законные интересы организации, должен соответствовать системе оплаты труда. Кроме того, повышенная компенсация не была установлена ни уставом организации, ни локальными нормативными актами.
Юристы насторожились
Всё бы ничего, в конце концов не первый раз компании манкируют своими обязанностями. Юристы замечают, что такие истории всплывают хотя бы раз в 2-3 месяца. «Как правило, при смене команды управленцев предшественникам в принципе редко выплачивают бонусы добровольно», — поясняет причину распространенности слушаний о золотых парашютах Ольга Дученко, старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и партнеры».
К тому же в деле, которое рассматривал Верховный суд, по всей видимости, есть признаки злоупотребления. Когда речь идет о золотых парашютах руководителя, гендиректора, все условия их трудового договора должны быть утверждены либо общим собранием участников, либо советом директоров. И если они согласовали одно, а потом кто-то из членов совета директоров подписал договор на других условиях, то это, конечно, нарушение закона, поясняет Александр Коркин, cтарший юрист Baker McKenzie, руководитель практики трудового права в Петербурге.
Но юристов насторожило другое: формулировка о том, что причиной отказа в выплате может быть отсутствие упоминания о золотом парашюте в локальных нормативных актах. Александр Коркин считает такую позицию ошибочной. «По закону дополнительные выплаты можно предусмотреть как локальными нормативными документами, например положением об оплате труда, так и трудовым договором, — поясняет Александр Коркин. — Как пример того, к чему это иногда приводит: компания, желая переманить к себе топ-менеджера, обещает ему компенсировать недополученные им бонусы на прежнем месте работы в виде будущего золотого парашюта, а потом просто не соблюдает договоренности, недобросовестно используя позицию Верховного суда. Мол, такая выплата не прописана в локальных актах, значит, платить не будем. Но для того-то трудовой договор и существует, чтобы прописать то, чего нигде нет».
Кому как повезет
Смысл золотого парашюта состоит в защите генерального директора: в случае, когда его могут уволить при слияниях или поглощениях бизнеса, а также когда компания досрочно прекращает с ним отношения по инициативе акционеров, напоминает Юлия Капитанчук, старший партнер «ШАГ Консалтинг». В свое время примером того, как золотой парашют послужил стимулом лишиться работы в интересах акционеров, стал уход с позиции CEO Фреда Хасана, возглавлявшего с 2003 по 2009 год одну из крупнейших фармацевтических компаний США Merck & Co. После того как фармгигант объединился с конкурентом Schering-Plough, встал вопрос о необходимости выбора одного из двух руководителей. Ушел Хасан, но за этот уход получил компенсацию $190 млн. «Не всегда досрочное увольнение директора является следствием плохого исполнения им своих функций, — обнажает подводные камни отношений акционеров и наемного топ-менеджера Юлия Капитанчук. — Генеральному директору как первому лицу компании сложно найти быстро работу, поэтому золотой парашют дает ему возможность «продержаться» до нахождения новой позиции».
По словам Юлии Ветровой, совладелицы кадрового агентства J&P Executive Search, не редки также случаи, когда топ-менеджеры крупных компаний получали опционы, условием которых было проработать в компании некоторый срок и добиться за это время определенных целей (уровня прибыли, стоимости компании). «Если менеджер этот срок благополучно заканчивал и целей достигал, то получал очень хорошее вознаграждение через опционный механизм», — рассказывает Юлия Ветрова. В США самый большой золотой парашют среди ретейлеров за хорошую работу получил в свое время Томас Райн, проработавший руководителем одной из крупнейших аптекарских сетей США CVS Caremark без малого 13 лет. За это время капитализация CVS увеличилась в 2 раза, а на выходе парашют Райна составил $185 млн.
«Те, кто не справляется с поставленными задачами, не получают ничего», — уточняет Юлия Ветрова судьбу менее удачливых топ-менеджеров при увольнениях.
Бывает, что руководитель среднего звена тоже получает свой золотой парашют (чаще всего это два-три оклада), но случается такое редко, и еще реже он достается ключевому специалисту, обычно все ограничивается выплатой по соглашению сторон, которая не превышает полутора среднемесячных окладов, говорит Татьяна Долякова, основатель кадрового агентства ProPersonnel.
В России выплаты при увольнении регламентируются Трудовым кодексом РФ (ТК РФ), напоминает Ольга Дученко. В нем установлены определенные правила и ограничения в отношении выходных пособий и компенсаций. «Так, если трудовой договор прекращается по решению работодателя или в связи со сменой собственника имущества организации, руководителю положена компенсация, которая не может быть ниже его трехкратного среднемесячного заработка (ст. 181, п. 2 ч. 1 ст. 278, ст. 279 ТК РФ)», — поясняет юрист. По ее словам, дополнительные условия выплаты и размер золотого парашюта должны быть прописаны в коллективном договоре или трудовом договоре. В подавляющем большинстве случаев размер золотых парашютов не ограничен. Но только если речь не идет о компаниях и корпорациях с государственным участием. Для их руководителей размер золотых парашютов в 2014 году решением российского президента был ограничен. «Топ-менеджерам госкорпораций или обществ, более 50% акций или долей в уставном капитале которых находится в государственной либо муниципальной собственности, компенсации в связи с увольнением выплачиваются в размере трехкратного среднего месячного заработка — ни больше, ни меньше. Даже соглашения о расторжении трудовых договоров с такими работниками не могут содержать условий о каких-либо иных выплатах (ст. 349.3 ТК РФ)», — уточняет Ольга Дученко. Поводом к принятию закона об ограничениях стал уход с поста президента «Ростелекома» Александра Провоторова, который при увольнении весной 2013 года получил 229 млн рублей. Правда, уже осенью того же года Арбитражный суд Петербурга и Ленинградской области решение совета директоров компании о выплате Провоторову золотого парашюта в таком размере отменил.
Конечно, даже самые крупные золотые парашюты в России, размер которых известен СМИ, уступают западным. Так, если за Западе в 2010-х самой большой выплатой считалось $417 млн, которые получил глава General Electric Джон Уэлч, то в России речь шла о $100 млн. Этот золотой парашют раскрылся над экс генеральным директором «Норникеля» Владимиром Стржалковским. Как писали СМИ, его отставка была одним из главных условий примирительного соглашения между «Русалом», принадлежащим Олегу Дерипаске, и «Интерросом» Владимира Потанина, который затем и возглавил «Норильский никель». На следующий день после ухода с поста гендиректора Стржалковский занял пост вице-президента «Норникеля».
На Западе среди самых впечатляющих размеров парашютов в ретейле значится компенсация CEO одного из крупнейших ретейлеров США Home Depot Роберта Нарделли, который занимал эту должность с 2000 по 2007 год. Придя в компанию из General Electric, он активно взялся за дело, но, несмотря на в целом неплохие финансовые результаты, компания сократила свою долю на рынке, стоимость акций не росла, авторитарное управление тоже не пошло на пользу компании. Когда Нарделли уволили, совет директоров просил топ-менеджера частично отказаться от предназначенной ему компенсации, но Нарделли взял все, что ему полагалось, — $223 млн. Ушел он в автомобильный концерн Chrysler, который находился в то время в кризисе. Но приход Нарделли не помог компании, даже с учетом многомиллиардной финансовой помощи от американского правительства. В 2009 году компания стала банкротом, а Нарделли ушел в отставку без парашюта.
Обычно размер компенсации для топа формируется в привязке к его годовому доходу или к причитающемуся на момент увольнения годовому бонусу, уточняет Юлия Ветрова. «Фиксируется определенная сумма компенсации или ее расчет, например количество среднемесячных заработков — чаще от 6 до 12, плюс доля — процент от чистой прибыли», — добавляет Татьяна Долякова. Но размер может быть и произвольным, многое зависит от умения работника договариваться с акционерами. Юлия Ветрова приводит пример, когда именно путем таких переговоров региональный директор по продажам в федеральной розничной сети получил парашют по формуле «годовой бонус + три фиксированных оклада», а это примерно 3,5 млн рублей, а управляющий директор российского подразделения крупной западной компании смог договориться с штаб-квартирой о парашюте 40 млн рублей.
Впрочем, Юлия Ветрова считает, что сегодня, может быть, и не все компании должны слепо следовать практике золотых парашютов, если речь идет о мотивации топ-менеджеров. «Конкуренция среди потенциальных получателей парашюта выросла в разы, на рынке достаточно много прекрасных управленцев, и в этом смысле дополнительно мотивировать их не надо, — полагает она. — Всегда можно изобрести дополнительные решения, позволяющие сделать фактический парашют более заметным и ощутимым для работника».
Опасный прецедент
Причина отказа в выплате золотого парашюта, сформулированная ВС в 2019 году, может сослужить плохую службу рынку труда, считают эксперты. «Хотелось бы, конечно, чтобы правовые нормы защищали и собственника бизнеса, и наемного директора. Перекос в любую сторону вредит и деловым отношениям, и бизнесу в целом. Чрезмерные выплаты могут пошатнуть финансовое положение компании, особенно когда на момент увольнения компания не в лучшей форме. Отсутствие выплат для такой позиции, как генеральный директор, негативно сказывается на возможности уволенного топ-менеджера найти аналогичную по уровню должности в другом бизнесе. Нужен баланс: чтобы и директор был защищен, и бизнес не страдал от чрезмерных выплат», — размышляет Юлия Капитанчук.
Увы, Ольга Дученко пока не видит особых перспектив для изменения ситуации. «В правовом регулировании выплат при увольнении есть пробелы, некоторые положения закона можно трактовать двояко, есть неопределенность в определениях понятий, — говорит она. В качестве хрестоматийного примера одной из подобных проблем Ольга Дученко приводит ч. 4 ст. 178 ТК РФ, согласно которой иные случаи выплат выходных пособий (помимо ликвидации компании или сокращении численности или штата работников), а также повышенные размеры выходных пособий могут предусматриваться трудовым или коллективным договором. «Возникает вопрос, будет ли являться условие о золотом парашюте действительным, если оно содержится в соглашении, не являющимся ни трудовым, ни коллективным договором, либо в локальном нормативном акте работодателя? Единой точки зрения по этому поводу нет, судебная практика не отличается единообразием», — говорит Ольга Дученко.

Золотой парашют — компенсация, выплачиваемая руководителям акционерного общества в случае их увольнения либо ухода в отставку по собственной инициативе в результате поглощения этой компании другой или смены собственника.

Термин «золотой парашют» используется для обозначения определенных материальных преимуществ, зафиксированных в письменном виде в трудовом договоре и выплачиваемых представителям топ-менеджмента организации в ситуации расторжения (прекращения) отношений с работодателем.

Проще говоря, «золотой парашют» при увольнении – это договор, заключаемый с топ-менеджером фирмы, предусматривающий выплату большой суммы денег при определенных условиях.

Для чего это нужно

Рассматриваемая компенсационная мера вводится главным образом для того, чтобы погасить недовольство увольняемого топ-менеджера.

Кроме этого, считается, что «парашют» обуславливает негативные последствия для той стороны, которая производит поглощение юрлица, и смягчает удар по увольняемым сотрудникам.

Классификация «парашюта»

В зависимости от уровня сотрудника и размера выплат различают «золотые», «серебряные» и «жестяные» «парашюты».

Первые предназначаются для руководителей, вторые – для менеджеров среднего звена, третьи – для ведущих специалистов и младшего менеджмента.

Размер «золотого парашюта» для топ-менеджера может переходить все мыслимые границы. Здесь все зависит от руководства компании и сферы деятельности.

«Золотой парашют» и российское законодательство

Опираясь на российское законодательство, отметим, что в настоящее время «золотой парашют» является условием материальной компенсации в случае завершения трудовых отношений, которое прописывается в трудовом договоре или оформляется в виде дополнительного соглашения между сотрудником и работодателем.

При этом компенсации выплачиваются в следующих случаях:

  • увольнение по соглашению сторон, подписавших договор о найме (ст. 78 ТК РФ);

  • увольнение в связи с сокращением штатов (ст. 81, п. 2 ТК РФ);

  • ликвидация фирмы (ст. 81, п. 1);

  • увольнение сотрудника по собственному желанию (ст. 80);

  • смена собственника компании (действует также в отношении главного бухгалтера, руководителя и лиц, его замещающих; ст. 81, п. 4).

Кто и когда получает «золотые» выплаты

К видам возмещений, предусмотренных законодательно (ст. 181, ст. 279 ТК РФ) для оплаты ряду категорий руководящих работников (директорам, их заместителям, главным бухгалтерам, членам исполнительных органов), с которыми при устройстве в компанию оформлены трудовые договоры, относится золотой парашют при увольнении перечисленных категорий из:

  • обществ, у которых часть уставного капитала (от 50% акций) относится к собственности государственной или муниципальной;

  • небюджетных фондов страны;

  • корпораций, учреждений, компаний государственной принадлежности;

  • предприятий (учреждений) муниципальной принадлежности;

  • государственных унитарных организаций.

Популярным вариантом подобного рода выплаты является возмещение в денежном выражении.

Кроме денежных премий, организации могут предоставлять завершившим трудовые отношения управленцам иные формы материального стимулирования (акции, корпоративные пенсии).

По законодательству (ст. 80, ст. 81 ТК РФ) условиями для получения материальной компенсации, прописываемой в трудовом контракте или в дополнительно оформленном соглашении между сторонами (работодатель, сотрудник) и выплачиваемой в ситуации прекращения производственных отношений при уходе из компании, являются варианты увольнения:

  • по личному желанию работника;

  • по согласованию сторон;

  • по причине сокращения штатов предприятия.

Основанием для выплаты служат также ликвидация организации или изменение в составе ее собственников.

Какова величина «парашюта» для руководителя

Конкретный размер выходного пособия (золотого парашюта) прописывается в трудовом договоре.

Но по общему правилу при увольнении с занимаемой должности руководителя организации последнему положено получение компенсации, размер которой не может быть меньше суммы 3-кратного среднего заработка за месяц (ст. 279 ТК РФ).

То есть, при увольнении руководителя организации ему выплачивается компенсация в размере не ниже трехкратного среднего месячного заработка этого руководителя (ст. 279 ТК РФ).

Правда, стоит отметить, что для некоторых категорий топ-менеджеров законодательством наоборот установлено ограничение сверху по сумме выплачиваемого им выходного пособия (ст. 349.3 ТК РФ).

Так, например, максимальный размер золотого парашюта руководителя и главного бухгалтера госкорпорации ограничен трехкратным среднемесячным заработком данных работников.

Данный лимит распространяется и на выходное пособие руководителя/его замов/главного бухгалтера организации, если более 50% акций (долей) в уставном капитале данной этой компании находится в государственной/муниципальной собственности.

Совокупный показатель предоставляемого топ-руководству государственных компаний выходного пособия, ограниченный 3-кратным размером заработка за месяц, не включает следующие выплаты (ст. 127, ст. 178, ст. 318 ТК РФ):

  • заработную плату за последний месяц работы увольняемого;

  • возмещение трат по служебным командировкам;

  • возмещение затрат, понесенных при переезде на работу в иную местность;

  • начисление за неиспользованный очередной (трудовой) отпуск;

  • среднемесячный заработок, сохраняемый на период последующего трудоустройства.

Пример

Генеральный директор компании получал среднемесячную заработную плату в 200 000 руб.

При увольнении по причине ликвидации организации он получил 990 000 руб. «Золотое» пособие составило 600 000 руб. (200 000 руб. х 3), а оставшуюся сумму составили заработная плата за последний рабочий месяц, средства за неиспользованную часть очередного отпуска и траты по служебным командировкам перед увольнением.

Налогообложение «золотых» выплат

Пособие категории «золотой парашют», оплачиваемое с учетом действующих критериев трудового законодательства и на основании оформленных трудовых соглашений, учитывается предприятиями в статьях расходов для определения величины налога на прибыль (ст. 255 НК РФ).

Поправками к НК РФ разрешено включать в состав расходов начисления увольняемым, предусмотренные:

  • индивидуальными или коллективными соглашениями;

  • отдельными (дополнительными) соглашениями участников производственного договора, включая соглашения о прекращении трудового контракта;

  • внутренними нормативными положениями.

Предусмотрены налоги по НДФЛ для компенсаций суммой до 3-кратной величины заработка за месяц или 6-кратной величины месячного заработка для работавших перед увольнением в предприятиях на территории Крайнего Севера (ст. 217 НК РФ).

Показатель необлагаемого минимума не зависит от занимаемой должности сотрудника или от причин для расторжения производственных отношений.

Обложению страховыми взносами подлежат выплаты руководителю, его заместителям, главным бухгалтерам в части больше 3-кратной или 6-кратной (для территории Крайнего Севера) величины среднемесячного заработка (ФЗ №212, 24.07.2009).

Таким образом, увольнительные выплаты облагаются НДФЛ в части, превышающей в целом трехкратный размер среднего месячного заработка работника (шестикратный размер – для работников районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностям) (п. 3 ст. 217 НК РФ).

Соответственно, если компенсация (золотой парашют), полученная, к примеру, руководителем организации не превышает этот размер, то НДФЛ с этой выплаты начислять не нужно.

Что же касается начисления страховых взносов, то золотой парашют не облагается взносами в размере, не превышающем трехкратного среднего месячного заработка увольняемого «топа».

Как видим, в целях уплаты страховых взносов «северное правило» не работает.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2018 год: Статья 252 «Расходы. Группировка расходов» главы 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ
(Юридическая компания «TAXOLOGY»)Направляя дело на новое рассмотрение, суд указал, что произведенные работодателем на основании соглашений о расторжении трудового договора работникам выплаты в большинстве случаев сопоставимы с обычными расходами работодателя, производимыми в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации применительно к ст. 180 ТК РФ, поэтому не было оснований для квалификации данных выплат в качестве личного обеспечения работников, предоставляемого за счет бывшего работодателя («золотых парашютов»), материальной помощи и иных аналогичных выплат, не связанных по своей природе с экономической деятельностью налогоплательщика и не учитываемых в целях налогообложения прибыли согласно п. п. 25 и 49 ст. 270 НК РФ. При этом бремя раскрытия доказательств (методик, принципов), обосновывающих природу произведенной выплаты и ее экономическую оправданность, могло быть возложено на налогоплательщика лишь при значительном размере таких выплат, их явной несопоставимости обычному размеру выходного пособия, на которое в соответствии со ст. 178 ТК РФ вправе рассчитывать увольняемый работник. ВС РФ отметил, что данная правовая позиция уже высказывалась ВС РФ, в том числе в Определении от 23.09.2016 N 305-КГ16-5939, и закреплена в Обзоре судебной практики ВС РФ N 4 (2016), утвержденном Президиумом ВС РФ 20.12.2016, а также в Определениях от 06.02.2017 N 305-КГ16-17247, от 27.03.2017 N 305-КГ16-18369, от 28.03.2017 N 305-КГ16-16457, от 22.11.2017 N 305-КГ17-10287, от 20.12.2017 N 305-КГ17-12841.

Законодательное Собрание усложнило лицам, замещающим отдельные государственные должности Владимирской области, получение «золотых парашютов» при увольнении по собственному желанию. Речь идёт о губернаторе, спикере облпарламента, их заместителях, а также о ряде других руководителей.

Перед самым Новым годом депутаты ЗакСобрания Владимирской области внесли изменения в региональные законы о государственной гражданской службе и о статусе депутата, которые существенно ограничивают должностных лиц, замещающих отдельные госдолжности, в получении трёхмесячного денежного содержания при увольнении по собственной инициативе.

До этого момента практика была следующая: гражданин, проработавший не менее года в должности, например, вице-губернатора, при подаче прошения об отставке — при отсутствии претензий со стороны нанимателя — мог получить в качестве бонуса («золотой парашют») выплату, равную его трёхмесячному денежному содержанию. Эта сумма могла составлять свыше полумиллиона рублей. Теперь такие деньги можно будет получить только после пяти лет работы в должности.

Речь идёт о следующих руководителях (их исчерпывающий перечень приведён в статье 45 Устава Владимирской области):

  • губернатор;

  • председатель Законодательного Собрания;

  • первые заместители губернатора;

  • первый заместитель губернатора, директор департамента финансов, бюджетной и налоговой политики;

  • заместители губернатора;

  • заместитель губернатора, руководитель представительства администрации области при правительстве Российской Федерации;

  • заместители председателя Законодательного Собрания, работающий на профессиональной постоянной основе;

  • председатели комитетов Законодательного Собрания, работающие на профессиональной постоянной основе и их заместители;

  • депутаты Законодательного Собрания, работающие на профессиональной постоянной основе;

  • председатель Счетной палаты Владимирской области, его заместитель и аудиторы;

  • председатель избирательной комиссии Владимирской области, его заместитель и секретарь;

  • председатели территориальных избирательных комиссии, действующих на постоянной основе и являющихся юридическими лицами;

  • члены избирательной комиссии Владимирской области с правом решающего голоса, работающие на постоянной (штатной) основе;

  • уполномоченные по правам человека, по правам ребенка и по защите прав предпринимателей во Владимирской области;

  • мировые судьи.

XXI-3630_Birukov.jpgСергей Бирюков
XVI-9469_Pronina.jpgНаталья Пронина

Разработчиками изменений в законодательство выступили депутаты фракции «Справедливая Россия» Сергей Бирюков и Наталья Пронина. Они предложили для претендентов на получение трёхмесячного содержания увеличить срок пребывания на указанных должностях с одного года до пяти лет. Кроме этого, Бирюков и Пронина посчитали необходимым внести изменения в законодательство, по которым эти руководители получат право претендовать на пенсию за выслугу лет после трёх лет службы, а не одного года, как было до этого.

«Наши предложения направлены на более ответственное отношение лиц, замещающих государственные должности, включая и депутатов Законодательного Собрания, при исполнении своих обязанностей», — пояснил Сергей Бирюков.
XIII-5623_Habibullin.jpgШамиль Хабибуллин

Депутат от фракции КПРФ Шамиль Хабибуллин спросил Сергея Бирюкова, а не было ли у него желания вообще отменить эти «золотые парашюты» добровольно подающим в отставку? Бирюков ответил, что случаи увольнений бывают разными.

Расшифровка диалога между Хабибуллиным и Бирюковым.

Сергей Бирюков:

  • Этот закон лишает трёх месячных вознаграждений лиц, которые проработали менее пяти лет и увольняются по собственному желанию. Есть примеры у нас — заместители губернатора, которые год проработали, и, соответственно, по нашему закону получили на три денежные выплаты, и они знали, куда уходят… Если человек пять лет проработал, то вряд ли можно предполагать, что это профессиональный «турист», который решил там 12 месяцев отсидеться у нас здесь, во Владимирской области, и после этого покинуть, получив трёхмесячное денежное довольствие.

Шамиль Хабибуллин:

  • Те замы губернатора , которые у нас непродолжительное время проработали и уехали, они уже успели эти выплаты получить?

Сергей Бирюков:

  • Получается, что так.

Шамиль Хабибуллин:

  • Это неправильно.
XXI-3481_Sidorko.jpgАнтон Сидорко

Отметим, что выплаты в размере трёхмесячного содержания сохраняются для депутатов Законодательного Собрания, которые получают зарплату из бюджета в случае их неизбрания на следующий срок (таких 11 человек). Это мотивировано тем, что после пяти лет работы в облпарламенте им необходимо какое-то время для того, чтобы трудоустроиться на новом месте.

Вице-спикер ЗакСобрания, первый секретарь обкома КПРФ Антон Сидорко (он получает зарплату из бюджета как зампред облпарламента) заявил, что коммунисты полностью поддерживают инициативу справедливороссов, и призвал вообще отменить «золотые парашюты» для чиновников, в том числе и для депутатов, которые не сумеют избраться на следующий срок:

«Действительно, непонятно, когда человек, проработав год, и получая вполне себе достойную заработную плату, пишет заявление об уходе и получает вот этот «золотой парашют”, который зачастую составляет более полумиллиона рублей.

Но я бы пригласил коллег из разных фракций вместе в январе поставить вопрос о ликвидации данного «парашюта”. Давайте задумаемся: когда у нас увольняется учитель, врач, деятель культуры, музыкант, которые даже проработали пять лет в отрасли, они не получают «золотой парашют”. Когда сокращают работников заводов, им тоже не выплачивают этих «золотых парашютов”, а выдают компенсации совершенно другого размера. И, на мой взгляд, было бы правильно в принципе отменить эти «золотые парашюты” — не справедливые они. Тем более, если депутат, который готовится пойти на выборы спустя пять лет, он же заблаговременно предполагает, что он может не переизбраться, и может подстраховаться, и какие-то варианты искать варианты в случае своего не избрания».

За предложение усложнить процедуру получения «золотых парашютов» проголосовали 32 депутата Законодательного Собрания Владимирской области. Противников и воздержавшихся не было.

Сколько бюджет Владимирской области сэкономит от принятых нововведений — не сообщалось.

Самые яркие события дня — в .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *