Внешнеэкономическая сделка

В.Т. Батычко
Международное частное право
Конспект лекций. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2011.

Предыдущая

7.1. Понятие, виды и формы внешнеэкономических сделок

Внешнеэкономической считается сделка, в которой хотя бы одной из сторон является иностранное лицо (физическое или юридическое), а содержанием — операции по ввозу из-за границы или по вывозу за границу товаров либо какие-нибудь подсобные операции.

Основной разновидностью внешнеэкономических сделок является договор внешнеторговой (международной) купли-продажи товара. Кроме купли-продажи, к внешнеэкономическим сделкам относят договор подряда, договор мены, договор лизинга, договор комиссии, договор страхования, а также получившие в последнее время широкое распространение договоры на предоставление различных услуг по оказанию технического содействия в сооружении промышленных объектов и выполнении строительных, научно-исследовательских, проектных работ, передаче различной документации и т.д.

Внешнеэкономические сделки могут иметь возмездный или безвозмездныйхарактер. Внешнеэкономические сделки подразделяют на:

— односторонние (выдача доверенности иностранному юридическому или физическому лицу на совершение действий от имени доверителя);

— двусторонние (договоры международной купли-продажи, бартерные контракты и т. д.);

— многосторонние (договор о совместной деятельности, учредительный договор и т.д.).

Внешнеэкономические сделки могут заключаться под определенным условием, при наступлении которого сделка либо вступает в силу, либо прекращает свое действие.

В качестве средства платежа, как правило, используется иностранная валюта. Причем стороны сделок могут выбрать валюту третьей страны.

Основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обязательствам в РФ определяются по праву страны, подлежащему применению к соответствующему обязательству (ст. 1218 ГК РФ).

Споры, возникающие из внешнеэкономических сделок, по соглашению сторон могут быть переданы на рассмотрение в специализированные арбитражи, представляющие собой не зависимые от государства организации, специализирующиеся на рассмотрении споров по внешнеэкономическим сделкам. Стороны могут выбрать как постоянно действующий арбитражный суд (например, Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации), так и арбитраж, который создается сторонами специально для рассмотрения спора по конкретному делу (так называемый арбитраж ad hoc).

Внешнеэкономические сделки между предпринимателями различных стран могут осуществляться как на основе свободного выбора контрагента, так и по согласованным в специальных межправительственных соглашениях (протоколах) о поставках товаров и оказании услуг индикативным спискам товаров и услуг, которые надлежит экспортировать или импортировать.

В правовом регулировании внешнеэкономических сделок большую роль играют международные договоры регионального и универсального характера. Важное значение при заключении и исполнении внешнеэкономических сделок, а особенно договоров международной купли-продажи товара, играют и международные обычаи.

По российскому законодательству сфера действия права, подлежащего применению к договору, включает в себя (ст. 1215 ГК РФ):

— толкование договора;

— права и обязанности сторон договора;

— исполнение договора;

— последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;

— прекращение договора;

— последствия недействительности договора.

В РФ форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка (доверенность), совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права.

Форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Это правило применяется и в случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии с Гражданским кодексом РФ является российское право.

Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — российскому праву (ст. 1209 ГК РФ). В случае если внешнеэкономические сделки заключаются на международных аукционах, иностранных биржах, то порядок подписания и форма сделок определяются соответствующими правилами аукционов и бирж.

Предыдущая

Саликов Д. А. Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2019. — № 11 (ноябрь). — 0,6 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2019/193064.htm.

ART 193064DOI 10.24411/2304-120X-2019-13064УДК 340.111.5

Саликов Даниил Александрович,

магистрант ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный университет», г. Волгоград daniilsalikov@mail.ru

Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав

Аннотация. В статье исследуются общественные отношения между субъектами имущественных связей, возникающие по поводу оборота и использования прав на объекты интеллектуальной собственности и средства индивидуализации юридических лиц и товаров, осложненные иностранным элементом. Цель исследования -систематизировать накопленные научные знания о международных экономических сделках, предметом которых являются интеллектуальные права, сформулировать понятие внешнеэкономической сделки в сфере интеллектуальных прав и охарактеризовать ее признаки. Методологическая основа исследования определяется в соответствии с поставленной целью и базируется на общем методологическом подходе материального позитивизма и восхождения от общего к частному. Применены общенаучные методы познания: анализ, синтез, индукция, дедукция, а также специально-юридические методы: правовое сравнение, формально-правовой метод, метод системности и классификаций.

Ключевые слова: сделки, внешнеэкономические сделки, интеллектуальные права, иностранный элемент, международное частное право. Раздел: 12.00.00 Юридические науки.

Согласно ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации, под сделкой понимается действие гражданина или организации, которое направлено на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. При этом законодательство Российской Федерации не содержит определения внешнеэкономической сделки. Однако ст. 1 Федерального закона от 18 июля 1999 г. № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» императивно определяет внешнеэкономическую деятельность как внешнеторговую, инвестиционную и иную деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них). Исходя из данного определения, следует, что внешнеэкономическая деятельность может осуществляться в формах 1) торговли, 2) инвестирования, 3) иной деятельности, связанной с обменом информацией, товарами, работами, услугами и результатами интеллектуальной деятельности и правами на них. Внешнеторговая деятельность в соответствии с положением Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» определяется как деятельность по осуществлению сделок в области внешней торговли, с товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью.

Понятие «внешнеэкономическая деятельность», очевидно, шире, чем понятие «внешнеторговая деятельность»; последнее включено в первое, и предпринимательская деятельность и торговля на международном уровне осуществляется посредством заключения, как правило, многосторонних сделок.

В международной деловой практике принято использовать термин «международная коммерческая сделка», которая является основой международной торговли, фундаментом и составляет центральное звено трансграничного товародвижения .

ISSN 2304-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

ISSN 2Э04-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

Саликов Д. А. Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2019. — № 11 (ноябрь). — 0,6 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2019/193064.htm.

Г. К. Дмитриева под трансграничной сделкой понимает сделки, посредством которых осуществляется предпринимательская деятельность частных лиц в сфере международных экономических отношений, совершаемые между сторонами, местонахождение которых находится на территории различных государств .

Л. А. Лунц исследовал проблему внешнеторговой сделки, которую определял как сделку, в которой как минимум одна сторона — иностранное лицо, а содержание сделки составляют операции по ввозу или вывозу товаров, подсобные этому операции или связанные с ними. При этом они должны носить коммерческий характер .

Квалифицирующими признаками внешнеэкономической сделки, в том числе и внешнеторговой, является наличие «иностранного элемента», включающего следующие элементы:

1)сторона сделки — иностранное лицо (физическое или юридическое);

2)объект, по поводу которого совершаются действия, находится за границей, на территории иностранного государства;

3)юридический факт, образующий фактическое основание возникновения, изменения или прекращения правоотношений, имел место быть на территории зарубежного государства;

4)кроме традиционных определений иностранного элемента, Венская конвенция 1980 г. устанавливает следующий вид иностранного элемента — местонахождение торгового предприятия.

По действующему российскому законодательству данный перечень является открытым. Вместе с тем для рассматриваемой сделки характерно местонахождение сторон в различных странах. Важная особенность — перемещение объекта сделки через границу.

Таким образом, внешнеэкономическая сделка — это действия частных лиц, направленные на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, образующих правоотношение, осложненное иностранным элементом, реализация которого осуществляется посредством торговли, инвестирования, иных действий, направленных на обмен информацией, товарами, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности и правами на них.

Поскольку в целях настоящей исследовательской работы необходимо рассмотреть в качестве объекта сделок интеллектуальную собственность, следует заметить, что внешнеэкономическая деятельность включает в себя внешнеторговую, соответственно, внешнеэкономическая сделка поглощает внешнеторговую сделку, направленную на использование или передачу интеллектуальной собственности, так как и торговля, и инвестирование, и иная деятельность могут опосредовать переход прав и сам результат интеллектуальной деятельности.

Термин «интеллектуальные права» (jure in re intellectuali) предложил бельгийский юрист Э. Пикар еще в 1879 г. Он признавал эти права sui generis, то есть обособлял от классического деления прав на вещные, обязательственные и личные .

Международными источниками права, которые закрепили перечень объектов и прав интеллектуальной собственности, являются Стокгольмская конвенция об учреждении ВОИС и Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности. На основании установленных ими норм можно выделить следующие группы подотраслей интеллектуального права:

1)авторское право;

2)право смежное с авторским;

3)патентное право;

4)право на селекционные достижения;

5)право на топологии и интегральные микросхемы;

ISSN 2304-120X

ниепт

научно-методический электронный журнал

Саликов Д. А. Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2019. — № 11 (ноябрь). — 0,6 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2019/193064.htm.

6)право на секрет производства;

7)права на средства индивидуализации.

Л. А. Новоселова предлагает делить интеллектуальные права на три группы: личные неимущественные; исключительные имущественные; и иные — сопутствующие. Важное замечание профессора: между названными правами не существует непреодолимой разницы, а наоборот, они тесно связаны друг с другом .

К личным неимущественным правам относятся субъективные права, которые не могут быть отделены от автора и по своему содержанию не могут быть оценены экономически. Ряд ученых считает, что личные неимущественные права связаны с личностью правообладателя, объектом которых являются нематериальные блага . Как замечено некоторыми авторами, если личные неимущественные права признаются в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом, то общих для всех интеллектуальных объектов личных неимущественных не так много и они различаются от объекта к объекту . Важно отметить, что личные неимущественные права относятся только к результатам интеллектуальной деятельности, применительно к средствам индивидуализации у правообладателей возникает только исключительное имущественное право.

В содержание исключительных прав, по мнению В. А. Дозорцева, входит два правомочия — использование результата и распоряжение правом. Право использования результата заключается в том, что правообладатель сам может любым не запрещенным законом способом пользоваться результатом интеллектуальной деятельности. Право распоряжения состоит в том, что правообладатель может разрешить использовать результат другому лицу. При этом распоряжение может быть выражено в передаче исключительных прав (уступка) либо в предоставлении возможности использовать результат в ограниченном объеме (по лицензии). Важно, что если исключительное право — это абсолютное право, то ему всегда корреспондирует обязанность третьих лиц не нарушать такое право. Тем самым ученый объясняет излишество в дополнении двух правомочий третьим — запрет использования результата . Исключительное право характеризуется следующими признаками: во-первых, оно всеобъемлющее, то есть распространяется на все объекты интеллектуальной деятельности. Содержание и объем меняется в зависимости от особенности использования в гражданском обороте самого объекта;

во-вторых, оно универсально, это значит, что обладателями могут быть как физические лица, так и юридические, публичные образования. При этом содержание и объем исключительного права не меняются, за исключением предоставленных законом гарантий и прав автора;

в-третьих, оно абсолютно, то есть обладателю гарантируется возможность требования от всех остальных лиц прекращения действий, нарушающих его законные права, а также возмещения убытков, причиненных такими действиями.

Наконец, в силу императивного указания в ГК РФ исключительные права являются имущественными правами, а следовательно, могут быть предметом сделок.

Последнюю группу интеллектуальных прав составляют «иные» или «сопутствующие» права. Н. М. Коршунов относит остальные интеллектуальные права авторов и других лиц как к имущественным, так и неимущественным правам. Законодатель применил к таким правам термин «иные права» . К ним относятся неисключительные имущественные, например право преждепользования (ст. 1361), право на получение вознаграждения (ст. 1296, 1370, 1408), право использования результата в составе единой технологии (ст. 1542), право следования (ст. 1293 ГК), и неимущественные права, не относимые к личным, — право на получение патента. Такие права, очевидно, не могут стать предметом самостоятельной сделки.

ISSN 2Э04-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

Саликов Д. А. Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2019. — № 11 (ноябрь). — 0,6 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2019/193064.htm.

Субъектами интеллектуального права как подотрасли гражданского права в зависимости от объекта выступают различные лица и государство. В первую очередь это авторы и их наследники, инвесторы, работодатели, государственные органы, лица, приобретающие интеллектуальные права на основании договора (лицензии, инвестиционного соглашения и т. д.).

Особенно стоит выделить группу субъектов: работодатели и/или инвесторы — это лица, занимающиеся эксплуатацией, внедрением или реализацией интеллектуальных продуктов. Ими могут выступать как коммерческие, так и некоммерческие организации. Отношения между работодателем и автором могут строиться на основании трудового договора или в порядке служебного задания. Инвесторы, как правило, финансируют деятельность авторов, направленную на создание интеллектуальных продуктов, например, посредством договора на выполнение НИОКР.

На основе вышеприведённого анализа можно сделать вывод о том, что предметом внешнеторговой сделки может быть исключительное право на результат интеллектуальных прав или средство индивидуализации. Наиболее распространенным вариантом сделки является гражданско-правовой договор. Согласно п. 1 ст. 1233 ГК РФ правообладатель вправе распорядиться принадлежащим ему исключительным правом любым способом, который не нарушает закон, в том числе и путем отчуждения или предоставления права пользования другому лицу.

Основными договорными способами распоряжения исключительными правами являются договор об отчуждении исключительных прав и лицензионный договор. Кроме того, многообразие экономической деятельности, связанной с интеллектуальной собственностью, обусловило появление таких договорных конструкций, опосредующих использование исключительных прав, как договор залога исключительных прав, договор купли-продажи предприятия (аренды), договор коммерческой концессии, договор доверительного управления имуществом. Более того, инвестиционная деятельность международных субъектов имущественных связей предполагает заключение таких юридических конструкций: договор о выполнении НИОКР, лицензионный договор о передаче исключительного права в качестве имущества, вносимого в уставный капитал общества и др. Признак, которому должны соответствовать все перечисленные договоры, — наличие условия об исключительных правах.

Учитывая основополагающую особенность внешнеэкономических сделок — наличие иностранного элемента, следует указать признаки (достаточно наличие минимум одного), по которым сделка в сфере интеллектуальных прав будет считаться внешнеэкономической:

1)правообладатель или приобретатель являются лицами, находящимися на территории иностранного государства;

2)охрана объекта интеллектуальных прав осуществляется по праву иностранного государства;

3)место исполнения сделки — иностранное государство;

4)предприятие, которое входит в предмет купли-продажи, находится на территории иностранного государства.

Классифицировать внешнеэкономические сделки в сфере интеллектуальных прав представляется возможным по нескольким основаниям.

1. В зависимости от содержания права, подлежащего переходу:

1)направленная на отчуждение исключительного права;

2)направленная на передачу права пользования исключительными правами.

ISSN 2304-120X

ниепт

научно-методический электронный журнал

Саликов Д. А. Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2019. — № 11 (ноябрь). — 0,6 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2019/193064.htm.

Первая группа сделок характеризуется тем, что правообладатель исключительного права производит отчуждение исключительного права другому лицу — приобретателю на возмездной основе. К таким договорам можно отнести договор об отчуждении исключительных прав, договор купли-продажи предприятия, в состав которого входят результаты интеллектуальной деятельности, договор залога исключительных прав, при наступлении определенных правовых последствий. Для второй группы характерно предоставление исключительного права во временное пользование, без отчуждения. К ним относятся лицензионный договор, франчайзинг, договор доверительного управления имуществом и др.

2.В зависимости от содержания предмета сделки:

1)единичный состав предмета;

2)плюралистический предмет;

3)комплексный состав предмета.

В том случае, когда предметом сделки является только исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, налицо единичный состав предмета. При этом если предмет сделки образует совокупность исключительных прав на различные объекты, например на патенты полезной модели и промышленного образца, то такие сделки характеризуются плюралистическим предметным составом, образуя сложный механизм договорной конструкции. К таким договорам традиционно относятся лицензионные договоры, в том числе и об отчуждении. К третьей группе следует отнести такие договорные конструкции, которые опосредуют передачу не только исключительных прав, но и иных объектов гражданских прав. Например, договор купли-продажи предприятия содержит сложный комплексный предметный состав, в который включены имущество и имущественные права, образующие единое целое с исключительными правами. Кроме того, существенным условием франчайзинга или договором коммерческой концессии является комплекс исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания и другие объекты исключительных прав.

3.В зависимости от субъектного состава сделки:

1)стороны являются равными участниками имущественных отношений;

2)одна из сторон является работодателем или заказчиком.

Сделки, опосредующие переход исключительных прав, могут быть совершены как равными участниками международных имущественных отношений, так и между лицами, находящимися в определенном субординационном положении. К последним можно отнести договор о выполнении НИОКР или условия трудового договора о переходе исключительных прав работодателю после создания объекта работником.

4.В зависимости от сферы интеллектуальных прав:

1)сделки в сфере авторского права;

2)сделки в сфере патентного права;

3)сделки в сфере секрета производства;

4)сделки в сфере программного обеспечения ЭВМ;

5)сделки в сфере селекционных достижений;

6)сделки в сфере средств индивидуализации.

Рассмотрим подробнее наиболее известные и преимущественно заключаемые в международной практике внешнеэкономические сделки.

Лицензионный договор является основой в правоотношениях, возникающих по поводу передачи технологий. Особенность данного договора — его предмет, в качестве которого выступают нематериальные объекты, исключительные права на них.

ISSN 2Э04-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

Саликов Д. А. Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2019. — № 11 (ноябрь). — 0,6 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2019/193064.htm.

Важным моментом для лицензиата при заключении лицензионного договора с иностранным лицом является определение применимого права. В соответствии с п. 8 ст. 1211 ГК РФ к лицензионным договорам применяется право того государства, на территории которого лицензиату разрешается использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации. В случае, когда оно действует на территории нескольких стран, применяется право места жительства или основной деятельности лицензиара.

Важным условием лицензионного договора является условие о сроке. Срок действия договора не должен превышать срок охраны объектов интеллектуальных прав и действия исключительных прав, иначе прекращение действия охраны объекта влечет прекращение обязанности по оплате лицензионных платежей. Если такой срок не предусмотрен, считается, что договор заключен сроком на пять лет. Более того, смена правообладателя не является основанием для прекращения или изменения лицензионного договора.

Как отмечает профессор С. Н. Лебедев, в международной практике превалируют беспатентные лицензии, так называемые договоры о передаче ноу-хау . Причина кроется в необходимости опубликования важных сведений при процедуре патентиро-вания, в то время как ноу-хау позволяет сохранить сведения, имеющие коммерческую ценность. В России ст. 1469 ГК РФ устанавливает, что стороны лицензионного договора о передаче секрета производства должны установить пределы использования соответствующего секрета производства. Поскольку срок охраны патента и секрета производства существенно отличается, последний действует до сохранения конфиденциальности, то помимо гл. 75 ГК РФ действует ряд законодательных актов, направленных на противодействие недобросовестной лицензионной торговле, среди которых можно отметить ФЗ «О коммерческой тайне», ФЗ «О защите конкуренции», а также международный правовой акт — Соглашение ТРИПС о запрете антиконкурентной лицензионной практики (ст. 40).

В отечественной цивилистике отмечается полемика относительно соотношения понятий «франчайзинг» и «коммерческая концессия». Одни ученые стоят на позиции, что «коммерческая концессия» и «франчайзинг» являются синонимами. Эту позицию поддерживает Л. Ю. Василевская, говоря о синонимичности коммерческой концессии с вошедшей в международную практику франшизой . Так же считает и О. В. Новосельцев, указывая на то, что по содержанию данные термины соответствуют друг другу .

Противоположного мнения придерживается Е. В. Гелашвили, отмечая, что договор франчайзинга отличается от договора коммерческой концессии более широким комплексом прав. В частности, по франчайзингу франчайзер (правообладатель) обязан оказывать постоянную организационную, коммерческую и техническую помощь франчайзи (пользователю), что расширяет круг обязанностей франчайзера по сравнению с обычным комплексом прав коммерческой концессии . Однако в соответствии с ч. 2 ст. 1031 ГК РФ правообладатель обязан, если иное не предусмотрено договором, оказывать пользователю постоянное техническое и консультативное содействие, включая содействие в обучении и повышении квалификации работников. Таким образом, хоть данная обязанность носит и диспозитивный характер, гл. 54 она предусмотрена, что дает основания говорить о спорном тезисе различия понятий в содержании.

П. Е. Забелин считает, что институт коммерческой концессии в том виде, который закреплен в ГК РФ, имеет много общего с франчайзингом — общественно-экономическим и правовым явлением, возникшим в англо-американской правовой системе и приспособленным к структуре российского гражданского законодательства .

Саликов Д. А. Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2019. — № 11 (ноябрь). — 0,6 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2019/193064.htm.

Данному вопросу уделил внимание С. В. Нагаев, который подробно анализировал точки зрения авторитетных ученых и на основании исследования пришел к выводу, что отличие необходимо искать не в содержании этих понятий, а в сравнении коммерческой концессии с конкретными формулировками франчайзинга, представленными различными правопорядками .

Объяснение было дано профессорами М. И. Брагинским и В. В. Витрянским; согласно их тезисам, понятие «коммерческая концессия» было использовано при подготовке Гражданского кодекса как наиболее соответствующее по смыслу английскому «franchising» .

Таким образом, внешнеэкономическая сделка в сфере интеллектуальных прав -это действия частных лиц, направленные на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, образующих правоотношение, осложненное иностранным элементом, реализация которого осуществляется посредством заключения двусторонних и многосторонних гражданско-правовых и иных договоров, опосредующие операции торговли, инвестирования, иных действий, направленных на обмен результатами интеллектуальной деятельности, исключительными правами на них.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ссылки на источники

1.Иншакова А. О. Внешнеэкономические сделки в обновленном гражданском законодательстве РФ: квалификация, форма, применимое право // Юрист. — 2015. — № 13. — С. 12.

2.Дмитриева Г. К. Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в условиях вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию: монография / Г. К. Дмитриева ; под ред. Г. К. Дмитриевой. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2013. — С. 41.

3.Лунц Л. А. Курс международного частного права: в 3 т. — М., 2002. — С. 341.

4.Липцик Д. Авторское право и смежные права / пер. с фр. — М., 2002. — С. 26.

5.Интеллектуальная собственность: некоторые аспекты правового регулирования: монография / Л. А. Новоселова, М. А. Рожкова. — М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М, 2014. — С. 27.

6.Гражданское право. Часть первая: учеб. / под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. — 3-е изд. — М., 1998. — С. 6.

7.Интеллектуальная собственность (права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации): учеб. пособие / под ред. Н. М. Коршунова. — М.: Юр. Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2015. — С. 35.

8.Дозорцев В. А. В трех соснах… О возможности распоряжаться чужими правами // Хозяйство и право. -2003. — № 1. — С. 41.

9.Интеллектуальная собственность (права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации): учеб. пособие / под ред. Н. М. Коршунова. — С. 37.

10.Международное частное право: учеб.: в 2 т. / Е. А. Абросимова, А. В. Асосков, А. В. Банковский и др.; отв. ред. С. Н. Лебедев, Е. В. Кабатова. — М.: Статут, 2015. — Т. 2: Особенная часть. — С. 342.

11.Коммерческое (торговое) право: учеб. / под ред. Ю. Е. Булатецкого и В. А. Язева. — М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 2002. — С. 256.

12.Новосельцев О. В. Оценка коммерческой концессии // Хозяйство и право. — 2000. — № 3. — С. 100.

13.Гелашвили Е. В. Договор коммерческой концессии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2007. — С. 11.

14.Забелин П. Е. Правовая природа коммерческой концессии // Молодой ученый. — 2009. — № 12. — С. 301.

15.Нагаев С. В. Соотношение понятий «франчайзинг» и «коммерческая концессия» // Бизнес в законе. — 2011. — № 5. — С. 129.

16.Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. — М.: Статут, 2011. — С. 547.

Daniil Salikov,

Graduate Student, Volgograd State University, Volgograd daniilsalikov@mail.ru

ISSN 2304-120X

ниепт

научно-методический электронный журнал

Саликов Д. А. Понятие и виды внешнеэкономических сделок в сфере интеллектуальных прав // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2019. — № 11 (ноябрь). — 0,6 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2019/193064.htm.

3.Lunc, L. A. (2002). Kurs mezhdunarodnogo chastnogo prava: v 31., Moscow, p. 341 (in Russian).

4.Lipcik, D. (2002). Avtorskoe pravo i smezhnye prava /per. s fr., Moscow, p. 26 (in Russian).

6.Tolstoy, Yu. K. & Sergeev, A. P. (eds.) (1998). Grazhdanskoe pravo. Chast’ pervaya: ucheb., 3-e izd., Moscow, p. 6 (in Russian).

8.Dozorcev, V. A. (2003). «V trekh sosnah… O vozmozhnosti rasporyazhat’sya chuzhimi pravami», Ho-zyajstvo ipravo, № 1, p. 41 (in Russian).

9.Novoselova, L. A. & Rozhkova, M. A. (2014). Op. cit., p. 37.

10.Abrosimova, E. A. et al. (2015). Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: ucheb.: v 2 t., Statut, Moscow, t. 2: Osobennaya chast’, p. 342 (in Russian).

11.Bulatecky Yu. E. & Yazev, V. A. (eds.) (2002). Kommercheskoe (torgovoe) pravo: ucheb., ID FBK-PRESS, Moscow, p. 256 (in Russian).

12.Novosel’cev, O. V. (2000). «Ocenka kommercheskoj koncessii», Hozyajstvo i pravo, № 3, p. 100 (in Russian).

13.Gelashvili, E. V. (2007). Dogovor kommercheskoj koncessii: avtoref. dis…. kand. yurid. nauk, Krasnodar, p. 11 (in Russian).

14.Zabelin, P. E. (2009). «Pravovaya priroda kommercheskoj koncessii», Molodoj uchenyj, № 12, p. 301 (in Russian).

15.Nagaev, S. V. (2011). «Sootnoshenie ponyatij «franchajzing» i «kommercheskaya koncessiya», Biznes v zakone, № 5, p. 129 (in Russian).

ISSN 2Э04-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

Рекомендовано к публикации:

Утёмовым В. В., кандидатом педагогических наук; Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»

Поступила в редакцию Received24.09.19Получена положительная рецензия Received a positive review13.10.19

Принята к публикации Accepted for publication14.10.19Опубликована Published29.11.19

Внешнеэкономическая деятельность как обособленный комплекс экономических отношений состоит из отдельных внешнеэкономических операций, каждая из которых имеет конкретную экономическую цель и собственное правовое оформление.
Понятие внешнеэкономической операции включает всю реальную деятельность субъекта ВЭД по продвижению товара (услуги), включая подготовительную работу, переговоры, подписание контракта, претензионную работу и т.д. При этом юридическое значение имеет не вся указанная деятельность, а лишь конкретные ее проявления.
Правовой формой внешнеэкономической операции, фиксирующей факт ее осуществления и порождающей правовые последствия, является внешнеэкономическая сделка.
В юридической литературе внешнеэкономические сделки определяются как совершаемые в ходе осуществления предпринимательской деятельности договоры между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах. Также внешнеэкономическую сделку можно определить как хозяйственную сделку, осложненную иностранным элементом.
Под иностранным элементом при этом понимается наличие любого из следующих условий:
– хотя бы одним из участников сделки является иностранный субъект права (юридическое или физическое лицо, государство);
– хотя бы один из участников сделки находится за рубежом, т.е. имеет за рубежом юридический адрес или постоянное место жительства;
– сделка или отдельные ее правовые составляющие совершены за рубежом;
– сделка совершена в отношении имущества, находящегося за рубежом;
– сделка подлежит исполнению за рубежом.
Абсолютное большинство внешнеэкономических сделок являются торговыми договорами, т.е. представляют собой куплю-продажу товаров, услуг или результатов творческой деятельности. В силу этого иногда понятия «внешнеэкономическая», «внешнеторговая» и «международная торговая» сделка употребляются как синонимы. Понятия «сделка» и «договор» в контексте внешнеэкономических отношений можно считать синонимичными, учитывая, что любая внешнеэкономическая сделка носит двусторонний характер, т.е. является договором.
Таким образом, основным критерием отнесения сделки к категории внешнеэкономических (международных) является связь данной сделки более чем с одной системой национального права.
Кроме этого основного признака внешнеэкономических сделок, можно назвать еще ряд дополнительных, или факультативных. Наличие этих признаков необязательно для квалификации сделки как внешнеэкономической, однако, их наличие, как правило, дает основание не сомневаться в их внешнеэкономическом характере. Среди таких признаков чаще всего называют:
– пересечение товаром границы государства;
– платеж в иностранной по отношению хотя бы к одному из контрагентов валюте.
Квалификация контракта в качестве внешнеэкономического (международного) исключает монопольное национально-правовое регулирование. Такие контракты регулируются международно-правовыми договорами, коллизионными правилами и только в случае прямого указания коллизионной нормы – национальным законодательством того государства, на которое указывает коллизионное правило.
Внешнеэкономическая операция может оформляться одной или несколькими внешнеэкономическими сделками.
Большинство внешнеэкономических операций относятся к одной из трех основных категорий:
– купля-продажа товаров;
– купля-продажа услуг;
– купля-продажа объектов интеллектуальной собственности.
В первой категории (внешнеторговых операциях по купле-продаже товаров) различают:
— экспортные (реэкспортные) операции;
— импортные (реимпортные) операции;
— товарообменные операции.
Как уже отмечалось выше, под экспортом понимается вывоз товаров за пределы таможенной территории. При этом в страну поступают денежные (валютные) ресурсы. Что касается реэкспорта, то это разновидность экспортных операций, при которой вывозу подлежит товар, ранее ввезенный в страну. Импорт – соответственно, ввоз товаров на таможенную территорию, а реимпорт – ввоз ранее вывезенного товара.
Товарообменные (встречные) операции предполагают два товарных потока – экспортный и импортный. Известно более десятка разновидностей товарообменных операций. Наиболее типичными в мировой деловой практике являются следующие.
1. Бартер. Бартерной называется единовременная эквивалентная разовая товарообменная сделка. В отношениях бартерного характера в контракте указывается как экспортируемый, так и импортируемый товар. Денежное сальдо при таких операциях не допускается. Договорные отношения носят разовый характер, т.е. речь в данном случае, как правило, не идет о стабильных хозяйственных связях. Бартер является наименее распространенной в международном торговом обороте операцией в силу своей примитивности и отсутствия валютных поступлений. В условиях проблемной экономики, при кризисах, валютных ограничениях и т.п., бартер получает большее распространение.
2. Торговая компенсация. При торговых компенсационных сделках на момент заключения контракта определенно известен только товар, отправляющийся в одну сторону – как правило, на экспорт. При этом согласовывается оплата товаром, а не валютой. В контракте указывается примерный ассортимент и цены товара, импортируемого в счет сделки. Поскольку количество, качество и иные характеристики указанного товара строго не определены, предусматривается возможность денежного сальдо, т.е. разницы между стоимостью экспортного и импортного товарных потоков. Указанные операции весьма распространены в торговых отношениях. Именно на таких основаниях работают многие ведущие торговые фирмы, осуществляющие оптовую и розничную продажу товара на национальных рынках.
3. Промышленная компенсация. Применяется, как правило, не в торговле, а в материальном производстве. При таких операциях, как правило, импортируются средства производства (станки, оборудование, технологические линии, возможно, услуги соответствующего характера), а на экспорт в качестве оплаты идет продукция предприятия. Это наиболее сложная с юридико-технической точки зрения товарообменная сделка, поскольку в контракте должны быть максимально подробно оговорены вопросы качества предоставляемых товаров и услуг, ответственности и т.д. В отношениях такого рода нередки случаи, когда ненадлежащее исполнение сделки экспортером непосредственно влечет за собой недостатки исполнения договора импортером.
Ко второй категории внешнеторговых операций относятся операции по купле-продаже услуг, в числе которых следующие виды.
1. Операции по оказанию посреднических услуг. Разновидностями посреднических операций являются договора комиссии, консигнации, оказание дилерских, дистрибьютерских услуг и т.д.
2. Арендные сделки. Наиболее распространенной во внешней торговлеарендной операцией является лизинг – это трехсторонний договор, в котором одна сторона (лизингодатель) предоставляет другой стороне (лизингополучателю) во временное или постоянное пользование имущество, купленное у третьей стороны (поставщика). Лизингополучатель обязуется при этом уплатить лизингодателю стоимость имущества либо арендную плату в зависимости от вида сделки. Различают финансовый и оперативный лизинг. В случае с финансовым лизингом лизингодатель приобретает имущество для последующей передачи в собственность лизингополучателя. При оперативном лизинге имущество приобретается для сдачи в аренду, и по истечении срока договора возвращается лизингодателю, который впоследствии вправе заключать договоры аренды с иными субъектами.
3. Операции по оказанию производственно-технических услуг (инжиниринг). В терминологии отечественного законодательства рассматриваемые отношения в большинстве случаев квалифицируются как «подряд». В деловой внешнеторговой практике распространены три основных вида инжиниринговых операций:
– консультативный инжиниринг – может иметь место, например, при покупке импортного оборудования, когда поставщик вместе с оборудованием предоставляет и услуги специалиста по обучению персонала навыкам работы с ним;
– технологический инжиниринг – например, в случаях, когда покупается лицензия на производство определенного рода продукции, и специалист лицензиара осуществляет все работы, связанные с обеспечением производственного цикла, включая «ноу-хау», которые не могут быть переданы вместе с лицензией;
– строительный, или общий инжиниринг – услуги квалифицированных специалистов, осуществляемые в процессе капитального строительства производственных предприятий или иных объектов и пуско-наладочных работ.
4. Туристические услуги. Как и в иных внешнеторговых операциях, различают экспорт и импорт туристических услуг. Об экспорте туризма говорят тогда, когда иностранные туристы приезжают в страну, и, соответственно, в стране остается валюта. Импорт туристических услуг – это выезд граждан за рубеж и сопутствующий этому отток валюты из страны.
5. Консультационные услуги (консалтинг). При консалтинге специалист соответствующего профиля и квалификации дает платные рекомендации заказчику по интересующим последнего вопросам.
Консалтинговые контракты должны содержать максимально подробное индивидуальное договорное регулирование, поскольку законодательно данные отношения урегулированы достаточно схематично. В случае применения белорусского права подобные договоры регулируются главой 39 ГК «Возмездное оказание услуг».
Различают:
– Аудиторский консалтинг. К услугам независимых аудиторов во внешнеэкономической деятельности прибегают, например, в случаях, когда необходимо подтвердить финансовое состояние партнера, либо выяснить действительную стоимость приобретаемого в собственность объекта.
– Юридический консалтинг. В данном случае речь идет об оказании юридических услуг по договору, т.е. специалистами, не состоящими в штате предприятия. Такие услуги могут оказываться как физическими, так и юридическими лицами при условии соблюдения необходимых квалификационных требований. Хозяйственным юридическим консалтингом занимаются зачастую специализированные фирмы, обслуживающие сразу несколько предприятий на постоянной основе за сравнительно невысокую стабильную оплату.
– Бухгалтерский консалтинг. Может осуществляться и физическими лицами, и специализированными фирмами на договорной основе, так же как и юридический консалтинг.
– Маркетинговый консалтинг. Суть его состоит в том, что одна сторона заказывает,а вторая осуществляет маркетинговые исследования. Последние представляют собой оценочные данные о том, какое количество товаров может быть продано на данном рынке, исходя из объема предлагаемых на нем аналогичных товаров, покупательной способности населения, культурных и национальных традиций и т.п.
– Консалтинг в сфере управления (менеджмента) и т.д.
6. Операции по обслуживанию товарооборота. К числу таких операций можно отнести:
– Международные перевозки. Под международной перевозкой понимается договор перевозки груза, при котором пункт отправления и пункт назначения находятся в разных государствах, либо на территории одного государства, но в процессе перевозки предусматривается остановка на территории другого государства. С международной перевозкой тесно связаны транспортно-экспедиторские услуги.
– Услуги по хранению грузов.
– Страховые услуги. Страхование как особый вид хозяйственной деятельности предполагает образование за счет взносов участников соответствующих экономических отношений целевых фондов для возмещения убытков, возникших в результате страхового случая. Выделяют имущественное страхование, страхование ответственности перед третьими лицами и страхование рисков (технических рисков, рисков неплатежа и так называемых некоммерческих рисков).
– Операции по международным расчетам и т.п.
Третью категорию внешнеторговых операций, как указывалось, составляют сделки по купле-продаже объектов интеллектуальной собственности.
В зависимости от системы охраны объектов интеллектуальной собственности, все сделки по купле-продаже могут быть подразделены на 3 категории:
— Купля-продажа объектов авторского права. Здесь речь идет об литературных,художественных произведениях, рекламе, аудио-,видеопродукции и т.п.
— Купля-продажа объектов патентного права – изобретений, открытий, промышленных образцов, товарных знаков и т.п.
— Купля-продажа «ноу-хау».
С правовой точки зрения эти сделки различаются не только содержанием контракта и порядком защиты нарушенных прав, но и моментом вступления договора в силу. Так, например, сделки по купле-продаже объектов патентного права считаются действительными лишь при условии и с момента регистрации контракта в государственном патентном ведомстве.
Толочко, О.Н. Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности: учебное пособие / О.Н. Толочко. – Минск: Издательство Амалфея, 2012. – 232 с.

Международное частное право, решая вопросы формы соглашений, выходящих за рамки юрисдикции одного государства, исторически прибегало к привязке к закону того государства, на территории которого данная сделка или договор совершались (locus formam regit actum).

Это правило характерно для многих национально-правовых и международно-правовых актов. Так, в ст. 165 Основ гражданского законодательства 1991 г.; п. 1 ст. 433 ГК МНР; ст. 6 Закона Украины о внешнеэкономической деятельности; п. 3 ст. 4 Торгового кодекса Португалии; ст. 8 Закона о праве, касающегося применения законов вообще Японии; ст. 834 ГК СРВ и др. содержится общая норма о подчинении формы сделки или договора закону места их совершения или заключения.

В то же время почти все перечисленные акты предусматривают и специальные правила для определенных ситуаций: если при совершении сделки за границей соблюдены требования национального права, касающиеся формы, сделка не может быть признана недействительной по основаниям порока формы. Так, согласно Вводному закону к ГГУ 1896 г. (со всеми последующими изменениями, включая изменения 1992 г. и др.) «форма сделки определяется законами, которые являются решающими для правоотношения, составляющего предмет сделки. Достаточно, однако, соблюдения законов места совершения сделки» (ст.11). В то же время положения данной нормы не распространяются на сделки, посредством которых устанавливается право на вещь или осуществляется распоряжение таким правом.

В Основах гражданского законодательства 1991 г. содержится следующее регулирование по данному вопросу: «Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования советского закона» (ст. 165). На основании этого необходимо заключить, что сделка должна удовлетворять правилам, установленным в законодательстве места ее совершения или в национальном законе.

Тем не менее это не означает, что в данном случае мы имеем дело с альтернативной коллизионной нормой. Речь идет о генеральной и субсидиарной нормах.

Далее и в российском акте, и в ряде других следует специальное положение применительно к случаям определения закона, регулирующего форму сделку с недвижимостью: «Форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в СССР, подчиняется советскому праву». «Гражданский договор, связанный с недвижимым имуществом во Вьетнаме, подчиняется вьетнамскому праву» (п. 3 ст. 834 ГК СРВ). «Форма сделок, относящихся к недвижимому имуществу, находящемуся на территории Монголии, определяется по монгольскому праву» (п. 3 ст.433 ГК МНР).

В отечественном праве существует и еще одно требование, касающееся формы сделки. Оно состоит в том, что форма внешнеэкономических сделок, заключаемых с участием российских граждан и юридических лиц, подчиняется российскому праву вне зависимости от места ее совершения. Место совершения сделки также определяется по отечественному закону (п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства). В сочетании с нормой ГК РФ о том, что несоблюдение формы внешнеэкономической сделки влечет за собой ее недействительность (п. 3 ст. 162), приведенные правила образуют совокупность императивных предписаний, относящихся лишь к форме внешнеэкономической сделки. Следовательно, существовавшие ранее сомнения по поводу сохранения действительности требований о порядке подписания внешнеторговых сделок, установленных Постановлением Совета министров СССР от 14 февраля 1978 г. № 122, которые имели место сразу после принятия и введения в действие на территории РФ Основ гражданского законодательства 1991 г., утратили почву,* поскольку ГК РФ упоминает только условие о «простой письменной форме». В связи с этим подчеркнем, что выдвигавшиеся в специальной литературе предложения об отказе от письменной формы внешнеэкономических сделок не поддержаны законодательной практикой. Во всяком случае в проекте третьей части ГК РФ по-прежнему присутствует требование письменной формы для данного вида сделок.

* Иную позицию по этому поводу см.: Муранов А.И.

Проблема порядка подписания внешнеэкономических сделок и публичный порядок Российской Федерации (По материалам одного из решений Верховного Суда России)//Московский журнал международного права. 1998. № 3. С. 74—110.

В том же, что касается законодательства по этому вопросу иных стран, то, например, Украина сохраняет императивность не только письменной формы внешнеэкономических сделок, но также и подписания их двумя лицами в случаях, когда речь идет о сделках, заключаемых иными, нежели физические лица, субъектами права (ст. 6 Закона УССР о внешнеэкономической деятельности от 16 апреля 1991 г.).

В некоторых случаях специальным законодательством предусматриваются нормы, регламентирующие форму сделок (договоров) отличным от обычных требований образом. Так, в законе РФ «О залоге» от 29 мая 1992 г. указывается, что договор о залоге, обеспечивающем обязательства, возникающие из основного договора, подлежащего нотариальному удостоверению либо нотариально удостоверенного по соглашению сторон, должен быть также удостоверен в органе, удостоверившем основной договор. Форма договора о залоге определяется по законодательству места его заключения. В случаях расхождения требований по форме договора о залоге, заключенного за пределами Российской Федерации, действуют общие правила действительности договора, т.е. он не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования, установленные законодательством Российской Федерации. Форма договора о залоге зданий, сооружений, предприятий, земельных участков и других объектов, находящихся на территории РФ, а также подвижного состава железных дорог, гражданских воздушных, морских и речных судов, космических объектов, зарегистрированных в Российской Федерации, независимо от места заключения такого договора определяется законодательством Российской Федерации (п. 3,5 ст.10).

Согласно ст. 6 федерального закона от 30 декабря 1995 г. «О соглашениях о разделе продукции» помимо письменной формы предусматривается специальный порядок заключения соглашений.

Соглашения заключаются в соответствии с законодательством Российской Федерации и утверждаются федеральным законом. Подписание соглашения со стороны государства осуществляется Правительством РФ и органом исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации.

В венгерском указе Президиума ВНР №13 «О международном частном праве» подход к решению вопроса о форме договора, регулируемого МЧП, характеризуется весьма широким спектром формул прикрепления, присутствующих в альтернативной коллизионной норме. «Если договор, — говорится в нем, — является недействительным по формальным основаниям с точки зрения закона, применимого к договору, суд признает договор действительным при условии, если он действителен по закону государства суда, рассматривающего дело, или по закону места совершения договора или того государства, в котором должны наступить предусмотренные правовые последствия» .

Коллизионная проблема формы сделок, попадающих в сферу действия МЧП, а также определенных видов договоров получила разрешение и в международных документах. В Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ содержится унифицированная коллизионная привязка к праву места совершения сделки, заключения договора или выдачи доверенности с учетом специального исключения в отношении сделок с недвижимым имуществом, прикрепление в части формальных требований по которым осуществляется к праву государства, на чьей территории находится имущество. В свете этого, если по правилам, действующим в соответствующей юрисдикции, для совершения сделки с имуществом требуется не простая письменная, а нотариальная форма сделки, таковая должна быть совершена в указанной форме. Если действительность сделок с определенными видами имущества ставится в зависимость от регистрации их компетентным органом, несоблюдение данного правила повлияет на ее безупречность с формальной точки зрения.

Требование об обязательности письменной формы внешнеэкономических сделок по российскому праву распространяется также на все действия по их изменению и дополнению.

Российским торговым предприятием (покупателем) в июле 1996 г.

был заключен внешнеторговый контракт на поставку товара с фирмой, зарегистрированной в иностранном государстве (продавцом). Стороны при заключении сделки в письменной форме договорились, что поставка товара будет осуществляться на условиях СИФ (морская перевозка) в редакции ИНКОТЕРМС-90. При этом обязанность по оплате фрахта до пункта назначения и по страхованию сделки возлагалась на продавца — иностранную фирму. Фактически же перевозка осуществлена на условиях ФОБ, ибо продавец поставку не страховал. В пути товар был испорчен попаданием морской воды во время шторма. Покупатель, получив товар в негодном состоянии, счел это виной продавца, который односторонне изменил базисные условия поставки с СИФ на ФОБ, что и привело к ненадлежащему исполнению обязательств по сделке.

Иностранная фирма настаивала, что имело место двустороннее изменение договора. В качестве доказательства приводилось то, что продавец отправил по факсу оферту с предложением снизить цену контракта; покупатель в телефонных переговорах согласился с этим предложением. В результате телефонных переговоров продавец счел возможным зафрахтовать судно на условиях ФОБ и не страховать сделку. Российское предприятие отрицало факт устного согласия на изменение условий контракта. Доказательства письменного волеизъявления сторон на изменение условий контракта суду, разрешающему спор, не были представлены.

При разрешении данного спора суд исходил из того, что сделка относилась к категории внешнеэкономических, поскольку предприятия участников сделки находились в разных государствах. В соответствии с п. 3 ст. 162 ГК РФ внешнеэкономические сделки заключаются в простой письменной форме. Следовательно, к отношениям сторон применима Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., вступившая в силу для России с 1 сентября 1991 г.

Конвенция, действующая для Российской Федерации с учетом оговорки, сделанной СССР при присоединении к ней, содержит норму императивного характера о форме сделки (ст.

12). При этом это правило распространяется как на договор международной купли-продажи, так и на его изменение (ст. 29 Конвенции). Статья 13 Конвенции к письменной форме из электронных видов связи относит только сообщения «по телеграфу и телетайпу». Таким образом, договор купли-продажи и его изменение в случае участия в нем фирмы из Российской Федерации должен заключаться в письменной форме, к каковой телефонная связь не относится.

Договор между спорящими сторонами был заключен в письменной форме на условиях СИФ (ИНКОТЕРМС-90), т.е. продавец должен был отправить товар на условиях СИФ. Продавец по факсу предложил покупателю осуществить поставку товара на условиях ФОБ. Покупатель никаким письменным документом не подтвердил своего согласия изменить договор в части отказа от условий СИФ и перехода на условия ФОБ.

Таким образом, продавец предложил изменить контракт, а покупатель на предложение не ответил. Следовательно, изменения контракта в отношении базиса поставки (СИФ на ФОБ) в письменной форме не произошло. Арбитражный суд вправе принимать решение на основе обычаев делового оборота, касающихся базиса поставки в сфере международной торговли (в ред. ИНКОТЕРМС), в том случае, когда стороны договорились об их применении или изменили соглашение о базисных условиях внешнеторговой поставки в письменной форме.*

* См.: Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц. Информационное письмо от 16 февраля 1998 г. № 29 // Вестник ВАС РФ. 1998. № 4.

Что касается материально-правовых норм, единообразно решающих вопрос формы некоторых видов сделок, наибольшее значение ныне имеет Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., в которой предусматривается и письменная, и устная форма договора международной купли-продажи. Вместе с тем благодаря диспозитивному характеру конвенционных норм и заложенному в ней особому механизму достижения компромисса — с помощью оговорок при присоединении, Конвенция допускает участие в ней и тех государств, в которых в силу национального законодательства действуют императивные правила о письменной форме сделок. Среди таких государств, сделавших заявления об обязательности письменной формы договора международной купли-продажи, — Аргентина, Белоруссия, Венгрия, Китай, Куба, Литва, Монголия, Россия, Украина, Чили, Эстония.

К форме доверенности, выданной за границей, применяется право того государства, на территории которого выдана доверенность. Это означает, что в подобных случаях действует принципах loci actus. Ныне существующее в этой части регулирование полностью совпадает с планируемым для принятия в будущем. В частности, соответствующие положения проекта третьей части ГК РФ (ст. 1253) воспроизводят нормы п. 3 ст. 165 Основ гражданского законодательства 1991 г.: «Форма и срок действия доверенности определяются по праву страны, где выдана доверенность. Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям российского права».

Важное значение при этом для рассматриваемого вопроса имеют предписания, содержащиеся в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г., согласно которым при совершении актов в Российской Федерации нотариус применяет иностранное право, вследствие чего он «совершает удостоверительные надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит международным договорам Российской Федерации». Он также принимает документы, составленные в соответствии с требованиями международных договоров (ст. 104).

УДК 002.304

Иншакова А.О., профессор, Доктор наук, Заведующий кафедрой «Гражданского и международного частного права» Волгоградский государственный университет Россия, г. Волгоград Ивлев И.Ю., студент магистратуры, факультет «Юриспруденция» Институт права Россия, г. Волгоград

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ СДЕЛКИ

Аннотация: Сформировавшееся тесное и всесторонне взаимодействие субъектов внешнеэкономической деятельности обуславливает их вступление в различные правовые связи при помощи сделок. Нормативное регулирование внешнеэкономических сделок не ограничивается использованием традиционных гражданско-правовых конструкций, таких как купля-продажа, поставка, аренда, подряд. Общественный прогресс обуславливает появление новых разновидностей соглашений и договоров, которые необходимы для стремительно развивающейся предпринимательской практики. Настоящая статья посвящена характеристике понятия и признакам внешнеэкономической сделки.

Ключевые слова: внешнеэкономическая сделка, внешнеторговая сделка, предпринимательская деятельность, валюта платежей, форма сделки, инвестиционная деятельность, экономический союз.

THE CONCEPT AND FEATURES OF FOREIGN TRADE TRANSACTIONS

В настоящее время в условиях глобализации и интеграции, в том числе и в экономической сфере возрастает значение договорных отношений между субъектами международного сотрудничества.

Мощный импульс внешнеэкономической деятельности придало создание эконмических союзов, в рамках которых заключается множество международных контрактов как с участием государства, так и зарубежными частными предпринимателями между собой.

Заключение международных, внешнеэкономических сделок процесс сложный, сопровождается длительной переговорной подготовкой и контрагентом необходимо ориентироваться в правовом регулировании возникающих связей и четко представлять сущность и содержание заключаемой сделки.

Значение правильного определения понятия внешнеэкономической сделки трудно переоценить, так как нормативная база и способы регулирования возникающих в связи с ней отношений значительно отличаются от нормативных источников и способов регулирования порядка заключения и реализации сделок, совершаемых внутри государства .

В отечественном праве внешнеэкономическая сделка характеризуется комплексными свойствами, связана она с деятельностью субъектов международного частного права в сфере международного обмена товарами, работами, результатами интеллектуальной деятельности, всеми видами услуг, направленную на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.

Термин «внешнеэкономическая сделка» соотносится понятием -«внешнеторговая сделка». Мы придерживаемся мнения, что последнее является

более узким понятием, и применяется оно в процессе регулирования предпринимательских отношений, связанных внешнеторговой деятельностью.

Иншакова А.О. отмечает, что предпочтение все-таки необходимо отдать термину «внешнеэкономическая сделка», при этом формирование определения понятия «внешнеэкономическая сделка» обусловлено видовым разнообразием внешнеэкономических сделок в современном международном коммерческом обороте, а также особенностью правового регулирования каждого вида в отдельности .

То есть внешнеэкономическая сделка не охватывает исключительно сферу торговли товарами, работами, услугами, технологиями и т.п. (хотя именно это сфера наиболее приоритетна и востребована). В настоящее время в рамках внешнеэкономической деятельности развивается и инвестирование, которое также оформляется соответствующим договором.

Ученые говорят о феномене рубежа ХХ и XXI вв., когда международные инвестиционные потоки в целом превысили объем международной торговли товарами и услугами вместе взятых. При этом межгосударственное инвестиционное сотрудничество выступает в роли катализатора глобализационных процессов на всех уровнях социально-экономического развития мира.

В международно-правовом регулировании инвестиционных отношений именно такие договора — основа их правового упорядочивания. При этом нацелены они на наделении каждого государства, присоединившегося к такому договору, возможностью осуществлять инвестиционную деятельность его субъектов на территории принимающего государства в рамках национального режима.

Следует отметить и режим наибольшего благоприятствования по отношению к иностранным инвесторам. Очень важны для иностранного инвестора, который потенциально подвергнут рискам, гарантии получения надлежащей юридической защиты со стороны государства, на территории которого предполагается реализовывать инвестиционные проекты. Прежде всего, следует отметить важность гарантий применения такого режима для инвестиций, который не должен быть подвергнут изменениям в принимающей стране и ее законодательстве.

Экономический оборот, усложненный иностранным элементом, предполагает вступление в инвестиционные договорные связи частных субъектов иностранного

государства. В рамках международных экономических инвестиционных связей можно выделить договор международной финансовой аренды, договор международного франчайзинга и т. д. Возникающие договорные связи, являясь по сути гражданско-правовыми, регулируются нормами частного права.

Сущность инвестиционного договора международного частного характера не позволяет сделать вывод об исключительности данной позиции — отнесение инвестиционного договора лишь к международным частным отношениям. Международный частный характер инвестиционных договоров возникает только при определенных обстоятельствах: наличие в отношениях национального субъекта (физическое или юридическое лицо) и иностранного субъекта (физическое или юридическое лицо); регулирование отношений нормами частного права.

Внешнеэкономические сделки, как любая договорная конструкция, имеют обязательные и факультативные признаки.

Обязательные признаки внешнеэкономических сделок охватывают следующие аспекты.

Предметом рассматриваемых сделок являются внешнеэкономические операции, связанные с перемещением из одного государства в другое товаров, а также соответствующее выполнение и/или оказание услуг, передача технологий, финансов, если речь идет об инвестировании. В век виртуальных технологий совсем не обязательно, чтобы состоялось фактическое перемещение между границами государства, если речь идет о передаче электронного продукта или денежных ресурсов, то все это осуществляется через глобальную сеть.

Обязательным признаком можно назвать местонахождение контрагентов внешнеторговой сделки на территории разных государств. При этом имеются ввиду юридические привязки местонахождения юридического лица либо индивидуального предпринимателя (В Российской Федерации — это место государственной регистрации, но в других странах правила могут быть иные).

В ст. 1 Конвенции ООН «О договорах международной купли продажи товаров» указано на прямое применение норм данной Конвенции на те договоры, стороны которых имеют коммерческие предприятия в разных государствах.

Любая внешнеэкономическая сделка связана с предпринимательской деятельностью, поэтому стороны вступая во внешнеэкономические связи, заключая соответствующие сделки, преследуют цель получить прибыль из такой сделки и готовы нести риски убытков, так как в предпринимательской деятельности никто гарантий безубыточных контрактов дать не может.

Отметим, что целевой признак получения прибыли позволяет квалифицировать сделку в качестве инвестиционной.

Так, форм инвестиционных договоров может существовать множество. Как инвестиционный договор может квалифицироваться любая договорная конструкция, в том числе и внешнеэкономическая, где речь идет о вложении денежных средств: учредительный договор, заем, подряд и т. д. Общим у всех таких договоров является их неизменная экономическая составляющая — вложение денежных средств с целью в будущем получить с этого доход (прибыль).

В отечественной цивилистике превалирует подход, согласно которому предпринимательский признак — стержневой и он находится в приоритете перед остальными.

Сущность предпринимательского (коммерческого) признака выражена в ее специфической цель, состоящей в потреблении товара, без уничтожения его стоимости .

Существенным признаком является и форма внешнеэкономической сделки. Заключение, изменение или расторжение таких сделок происходит в письменной форме, включая электронный формат. В случае несоблюдения письменной формы возникает риск признания внешнеэкономической сделки недействительной. Это вытекает из смысла п. 1 ст. 162 Гражданского кодекса РФ, а также из международных обязательств, которые возникли у нашего государства, ратифицировавшего Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров.

Далее перейдем к факультативным признакам внешнеэкономической сделки.

При расчетах по внешнеэкономической сделке используется валюта, стороны сами выбирают ее вид (обычно это евро, доллар, китайский юань, английский фунт)

Наличие такого признака доказывает установление по отношению к внешнеэкономическим сделкам в целях защиты внутригосударственных экономических интересов механизма валютного регулирования и контроля, который касается использования при расчетах иностранной валюты. В нашем государстве такой механизм существенно ослабился, что связано с упрочнением позиции рубля на мировом рынке и стремлением убрать барьеры для внешнеэкономических финансовых потоков.

Указанный признак относится к факультативным. Недостаточно считать выбор контрагентами иностранной валюты платежа квалифицирующим признаком внешнеэкономической сделки по причине отсутствия на это счет каких-либо нормативных предписаний.

Здесь следует указать на тенденцию потери экономического суверенитета для некоторых государств, что выражается в том числе и в отсутствии права на собственную валюту (типичный пример — государства члены Евросоюза). Получается, что рассматриваемое свойства у внешнеэкономических сделок становится менее значимым.

Следует отметить и характерные особенности разрешения споров, которые возникли из-за неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами своих обязательств по внешнеэкономической сделки

Здесь следует учитывать, что практика разрешения таких споров весьма сложная, требует времени и материальных затрат, существует проблема исполнения принятых решений.

Рассмотрение споров, вытекающих из внешнеэкономических сделок, подведомственно государственным судам (арбитражные суды в Российской Федерации), международным коммерческим арбитражам. Медиативные процедуры используются крайне редко. Вопросы определения подведомственности разрешения споров, которые могут возникнуть регулируются сторонами при заключении внешнеэкономической сделки, выбор чаще всего делается в пользу международного коммерческого арбитража.

Факультативность этого признака усматривается необязательности возникновения между сторонами сделки спора.

Следует отметить и специфический набор источников, при помощи которых упорядочиваются возникающие отношения.

Внешнеэкономическая сделка — это сделка гражданско-правового характера, однако ее внешнеэкономическая сущность заключена в том, что для ее регулирования используется особый режим, специфика которого в следующем.

Во-первых, в отличие от обыкновенной внутригосударственной сделки, внешнеэкономическая, подпадает под рамки действия гражданского права нескольких государств и всегда стоит вопрос альтернативного выбора сторонами применимого права. Но и выбор иностранного права нельзя назвать характерным специфическим признаком, та как субъекты внутренней сделки правомочны сделать отсылку к иностранному праву и международному договору, при этом не должны быть нарушены императивные предписания отечественного права (п. 1 ст. 422, п. 5 ст. 1210 ГК РФ).

Во-вторых, государства заключают международные договоры в целях упорядочивания и достижения единообразия при заключении, исполнении и прекращении внешнеэкономических сделок.

В-третьих, рассматриваемые сделки могут подпадать под действие международных торговых обычаев, актов авторитетных неправительственных организаций (международные деловые обыкновения).

В науке предлагаются и обосновываются разные критерии отнесения сделок к внешнеэкономическим, нам больше импонирует подход, в соответствии с которым, ключевой характеристикой является нахождение субъектов в разных государствах и предпринимательский характер заключаемой сделки.

В заключении отметим, что такие юридические категории употребляемые в законодательстве, теории и практике как «внешнеэкономическая сделка» и «внешнеторговая сделка», не могут претендовать на универсальность и, здесь очевидна необходимость потребности именно наукой выработать и обосновать соответствующие признаки, а потом придать им императивность.

Библиографический список

1. Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров: Заключена в г. Вене 11 апреля 1980 г. (по состоянию

на 17 мая 2016) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 1994. — № 1;

2.Гражданский кодекс РФ: Ч. 1 от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 3 августа 2018 г.) // СЗ РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301; 2018. -№ 32 (Часть II). -Ст. 5132;

3.Гражданский кодекс РФ: Ч. 3 от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ (ред. от 3 августа 2018) // СЗ РФ. — 2001. — № 49. — Ст. 4552; 2018. — № 32. — Ст. 5085;

4.Иншакова А.О. Внешнеэкономические сделки в обновленном гражданском законодательстве РФ: квалификация, форма, применимое право // Юрист. -2015. — № 13. — С. 45-51;

5.Иншакова А.О. Вопросы квалификации внешнеэкономической сделки и правовая специфика некоторых ее видов // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. — 2015. — № 2 (27). — С. 37-45;

6.Лисица В.Н. Инвестиционное право: учебник.- М.: Юрайт, 2019. — 517 с.;

7.Перерва А.А. Соотношение понятий «внешнеэкономическая сделка» и «внешнеторговая сделка» в международном частном праве // Вопросы экономики и права. — 2018. — № 7 (121). -С. 34-36.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *