Условия оплаты по договору оказания услуг

Порядок оплаты по договору возмездного оказания услуг

Положения главы 39 ГК РФ не устанавливают каких-либо специальных предписаний, касающихся условий договора возмездного оказания услуг о сроках и порядке оплаты. В силу п. 1 ст. 781 ГК РФ содержание соответствующих условий определяется по усмотрению сторон.

В частности, срок оплаты может определяться способами, предусмотренными ст. 190 ГК РФ (путем указания на календарную дату, период времени или на событие, которое должно неизбежно наступить). Момент возникновения у заказчика обязанности по оплате оказанных услуг может быть обусловлен и необходимостью совершения исполнителем определенных действий (например, выставлением счета). В этом случае предполагается, что такие действия должны быть совершены исполнителем в срок, предусмотренный договором, а при его отсутствии — в разумный срок (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165, постановление Девятого ААС от 31.01.2017 N 09АП-57453/16). Вместе с тем момент возникновения обязанности заказчика по оплате услуг не может быть поставлен в зависимость от поступления ему необходимого финансирования. Подобное условие не свидетельствует о согласовании срока оплаты (постановление Двенадцатого ААС от 28.08.2013 N 12АП-6963/13), который в этом случае должен определяться в соответствии со ст. 314 ГК РФ.

Согласно ст. 783 ГК РФ, если это не противоречит положениям главы 39 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг, к договору возмездного оказания услуг применяются общие положения ГК РФ о подряде и положения о бытовом подряде (параграфы 1 и 2 главы 37 ГК РФ), в том числе и ст. 711 ГК РФ. Следовательно, если иное не вытекает из договора возмездного оказания услуг и существа отношений, заказчик обязан уплатить исполнителю обусловленную цену после надлежащего исполнения контрагентом предусмотренных договором обязательств (то есть, после оказания услуг). Требовать от заказчика уплаты аванса либо задатка исполнитель вправе только в случаях и в размере, указанных в законе или договоре (п. 2 ст. 711 ГК РФ). В иных случаях неисполнение заказчиком обязанности по уплате аванса предоставляет исполнителю права, предусмотренные п. 2 ст. 328 ГК РФ.

Пунктом 2 ст. 781 ГК РФ предусмотрено, что в случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме (постановления АС Северо-Западного округа от 13.05.2016 N Ф07-2670/16, АС Московского округа от 09.03.2016 N Ф05-1612/16). Иное может быть предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 28.10.2016 N Ф02-5694/16). Если же невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, и иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг, заказчик возмещает исполнителю фактически понесенные им расходы (п. 3 ст. 781 ГК РФ).

Вопрос о возможности выплаты юристам гонорара успеха широко обсуждается в адвокатском сообществе. В понедельник, 30 сентября, это обсудят на рабочей группе в Госдуме, заявлял Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству. В ходе недавней пресс-конференции он заявил, что поддерживает законодательное закрепление возможности такой выплаты для юридического представителя. А эксперты уверены, что это может стать одним из двигателей института групповых исков, который заработает в России с 1 октября («На грани банкротства: чем российским корпорациям грозят коллективные иски»).Но изначально разобраться, имеет ли право юрист указать условие о гонораре успеха в договоре с клиентом, пришлось судам. Четыре инстанции, включая Верховный суд, отказавшийся рассмотреть кассационную жалобу на определение, признали, что это законно. ООО «Центр защиты коммерческой тайны «Инфотайн» обратилось с иском в АС Челябинской области к ООО «Научно-производственная компания «Волвек Плюс», чтобы взыскать долг в 832 000 руб. и неустойку по договору об оказании юридических услуг (дело № А76-26478/2018). Истцы должны были представлять ответчика в споре, касающемся интеллектуальной собственности. В договоре было указано, что заказчик услуг оплачивает их на условиях, предусмотренных договором, а по договору юристам должны были заплатить 60 000 руб. и дополнительное вознаграждение – 10% от суммы, которую получится взыскать в суде в пользу заказчика, или от суммы в мировом соглашении, если стороны смогут к нему прийти. Фактически это условие представляло собой гонорар успеха. Гонорар успеха надо было выплатить в течение пяти месяцев после получения исполнительного листа клиентом юристов. По итогу спора (дело № А76-16920/2017) иск удовлетворили полностью и взыскали в пользу компании «Волвек Плюс» 7,32 млн руб. «Инфотайн» и «Волвек Плюс» подписали документ, подтверждающий, что заказчик получил решение суда и исполнительный лист, принял работу и не имеет претензий к представителям, которые должны были получить за работу 732 000 руб.Однако заказчики не заплатили юристам, а когда те пошли в суд, чтобы добиться согласованной выплаты, ссылались на ничтожность пункта договора, предполагающего выплату гонорара успеха. В частности, они аргументировали свою позицию п. 3.3 Постановления Конституционного суда № 1-П от 23 января 2007 года, где указано, что стороны договора возмездного оказания услуг не вправе обуславливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения по делу, но при этом вправе исчислять размер вознаграждения в процентах от цены иска. В первой инстанции, АС Челябинской области, судья Ирина Костарева признала, что аргумент несостоятельный. «Спорный пункт договора не обуславливает выплат вознаграждения принятием конкретного судебного решения. Он предусматривает выплату вознаграждения от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении», – объясняет судья в решении.

Также в решении указано, что ответчик не учел позицию президиума ВАС в отношении условного вознаграждения, которая развивала применение в арбитражных спорах позиции КС*. В нем говорится, что российские законы не устанавливают специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. В Постановлении № 16291/10 от 4 февраля 2014 года ВАС также указывает, что законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. Стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, согласующихся с принципами российского права. Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий (только в зависимости от исхода дела). А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная.

Еще одно обоснование возможности гонорара успеха указано в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 121 от 05.12.2007, говорится в решении АС Челябинской области. Там также говорится, что определить размер вознаграждения юриста можно разными способами, в том числе в виде процента от цены иска. Позже возможность премирования представителя за успешное ведение дела поддержал и Верховный суд (Определение ВС от 26 февраля 2015 года № 309-ЭС14-3167).

Довод ответчика о том, что вознаграждение слишком завышено, судья тоже сочла необоснованным – здесь действует свобода договора. В итоге иск удовлетворили полностью и взыскали с ответчика основной долг – 732 000 руб., а также неустойку. В общей сложности взыскание составило почти 900 000 руб. Решение устояло еще в двух инстанциях: в 18-м ААС и АС Уральского округа.

Окончательное решение вынес Верховный суд: 26 сентября он отказался передать жалобу на рассмотрение коллегии (дело № А76-26478/2018). Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT и директор фирмы-истца, считает, что позиция ВС окончательно узаконила гонорар успеха.

До настоящего момента отсутствовала однозначная положительная судебная практика, говорит Лысенко. Но в нынешнем споре суды всех инстанций четко дали правовое обоснование законности взыскания гонорара успеха, что, можно надеяться, приведет к единообразию практики по этому вопросу.

«Мы полагаем, что принцип «эстоппель», обязанность надлежащего исполнения заключенного договора, возможность заключать сделки под отлагательным условием будут действовать и в отношении добросовестных юристов, а не только их клиентов. При этом грамотная позиция судов не исключает отказа в удовлетворении требований о взыскании гонорара успеха представителям, которые фактически не оказывали услуг и претендуют на гонорар исключительно в связи с положительным решением для клиента», – отмечает Лысенко.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29.01.2019 по делу N 305-ЭС18-18384, А40-39027/2018

Отказывая в удовлетворении первоначального иска и удовлетворяя в части встречный иск, суды руководствовались статьями 159, 309, 310, 314, 432, 434, 450, 450.1, 453, 723, 779, 781, 782, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что обществом (исполнитель) факт оказания спорных услуг не доказан, оснований для удержания обществом аванса после расторжения договора компанией (заказчик) в одностороннем порядке и при отсутствии доказательств его отработки не имеется.

Определение Верховного Суда РФ от 18.01.2019 N 305-ЭС18-22971 по делу N А41-77256/2017

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 309, 310, 329, 330, 331, 702, 720, 723, 753, 779, 781, 783 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», исходили из того, что ответчик, подписав акты сдачи-приемки услуг по 2-4 этапам контракта, подтвердил, что выявленные недостатки не являются существенными, и не влияют на работу портала в целом, фактическое качество оказанных услуг соответствует требованиям контракта, требуемый функционал реализован в соответствии с техническим заданием. В актах отсутствуют ссылки на то, что обнаруженные недостатки исключают возможность использования результата работ и не могут быть устранены исполнителем. Из приложения N 1 к акту заседания рабочей группы усматривается, что замечания ответчика не связаны с ошибками в работе портала, а направлены на изменение отдельных элементов визуализации, что не препятствует использованию портала. Указанные ответчиком недостатки в работе портала в соответствии с условиями, согласованными сторонами в разделе 6 контракта и разделе 7 технического задания, являются гарантийными и подлежат устранению в гарантийный период (12 месяцев с даты сдачи- приемки результатов выполненных работ).

Определение Верховного Суда РФ от 28.01.2019 N 307-ЭС18-23734 по делу N А56-55098/2016

Иск удовлетворен исходя из обстоятельств исполнения договоров и применения статей 309, 310, 779 и 781 Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи».
Руководствуясь статьями 291.6, 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

Определение Верховного Суда РФ от 21.01.2019 N 306-ЭС18-23084 по делу N А49-2629/2017

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 720, 753, 779, 781, 783 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив, что услуги не были оказаны в полном объеме по причине неявки на обучение пенсионеров в определенном в контракте количестве, пришли к выводу об удовлетворении исковых требований с учетом фактически оказанных услуг.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 05.02.2019 N 305-ЭС18-17715 по делу N А40-133857/2017

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствовался статьями 210, 249, 294, 309, 310, 421, 779, 781 ГК РФ, статьями 36, 39, 153, 155, 158, 161 Жилищного кодекса Российской Федерации и исходил из того, что представленные в материалы дела доказательства подтверждают приемку предприятием оказанных обществом услуг по эксплуатации и техническому обслуживанию всех принадлежащих предприятию машино-мест, факт оказания обществом услуг по эксплуатации и техническому обслуживанию гаражного комплекса в заявленный в иске период является доказанным, обществом исполнены обязательства по оказанию услуг эксплуатации и техническому обслуживанию гаражного комплекса, а также подтверждено выполнение агентских функций в целях оказания услуг паркования.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 05.02.2019 N 305-ЭС18-18233 по делу N А40-140515/2017

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствовался статьями 210, 249, 294, 309, 310, 421, 779, 781 ГК РФ, статьями 36, 39, 153, 155, 158, 161 Жилищного кодекса Российской Федерации и исходил из того, что представленные в материалы доказательства подтверждают приемку предприятием оказанных обществом услуг по эксплуатации и техническому обслуживанию всех принадлежащих предприятию машино-мест, факт оказания обществом услуг по эксплуатации и техническому обслуживанию гаражного комплекса в заявленный в иске период является доказанным, обществом исполнены обязательства по оказанию услуг эксплуатации и техническому обслуживанию гаражного комплекса, а также выполнение агентских функций в целях оказания услуг паркования.

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2019 N 306-ЭС19-274 по делу N А72-7992/2017

Частично удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 395, 424, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 27.07.2010 N 190-ФЗ «О теплоснабжении», Федеральным законом от 07.12.2011 N 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» и, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что в установленном для ответчика тарифе учтены затраты истца на транспортировку горячей воды абонентам ответчика.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 05.02.2019 N 305-ЭС18-18234 по делу N А40-133880/2017

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствовался статьями 210, 249, 294, 309, 310, 421, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 36, 39, 153, 155, 158, 161 Жилищного кодекса Российской Федерации и исходил из того, что представленные в материалы доказательства подтверждают приемку предприятием оказанных обществом услуг по эксплуатации и техническому обслуживанию всех принадлежащих предприятию машино-мест, факт оказания обществом услуг по эксплуатации и техническому обслуживанию гаражного комплекса в заявленный в иске период является доказанным, обществом исполнены обязательства по оказанию услуг эксплуатации и техническому обслуживанию гаражного комплекса, а также выполнение агентских функций в целях оказания услуг паркования.

Определение Верховного Суда РФ от 31.01.2019 N 302-ЭС19-281 по делу N А58-6706/2018

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьям 779, 781, 1102, 1103, 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации и, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об отсутствии оснований у ответчика (исполнитель) удерживать оплату за истцу (заказчик) услуги в большем, против оказанного ответчиком объема этих услуг, размере.

Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2019 N 308-ЭС18-23337 по делу N А53-16412/2018

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, проанализировав условия заключенного сторонами договора от 25.05.2015 N 207989, руководствуясь статьями 309, 310, 329, 330, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив факт ненадлежащего исполнения Учреждением условий договора в части своевременной оплаты оказанных Обществом услуг и, в отсутствие виновного нарушения ответчиком условий договора, повлекшего негативные последствия для истца, за наступление которых на ответчика может быть наложен штраф, пришли к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения заявленных Обществом требований с учетом произведенного перерасчета неустойки по периоду начисления и по ставке рефинансирования Банка России 7,25%.

Определение Верховного Суда РФ от 07.02.2019 N 304-ЭС18-25010 по делу N А75-11816/2017

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе акты выполненных работ, подписанные предпринимателем в одностороннем порядке, реестры путевых листов за период сентябрь, октябрь, декабрь 2015 года и январь, апрель 2016 года, направленные ответчику, оригиналы путевых листов грузового автомобиля (по форме N 4-п) с проставленными на них печатями ООО «Газстрой» и отметками о количестве отработанных часов транспортными средствами, маршруте движения, подписями представителя заказчика, и установив, что односторонние акты сформированы на основании указанных путевых листов, подписанных заказчиком и скрепленных печатью заказчика, руководствуясь положениями статей 753, 779, 781, 783 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что факт оказания услуг для ООО «Газстрой» подтверждается совокупностью доказательств, в отношении которых ответчик не обращался с заявлением об их фальсификации в порядке, установленном статьей 161 АПК РФ, что явилось основанием для удовлетворения иска.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *