Степень вины пострадавшего

По данным регионального отделения Фонда социального страхования РФ, в 2013 году в окружной столице произошло 39 несчастных случаев на производстве.

Отрицательная тенденция

В начале декабря прошлого года на производственной базе ЗАО «Партнёр» в районе Ангальского Мыса машинист экскаватора, находящегося на автотрале, при замене топливного фильтра отвлёкся и упал с метровой высоты. Врачи определили у него закрытый перелом спинного позвонка. При расследовании несчастного случая комиссия пришла к выводу, что причиной происшествия стала неосторожность и несоблюдение техники безопасности. После ЧП на предприятии был проведён внеплановый инструктаж сотрудников для предупреждения и предотвращения подобных ситуаций. Сегодня пострадавший чувствует себя удовлетворительно, он выписан из больницы и в ближайшее время готов выйти на работу.

Это не единственный случай производственного травматизма в окружной столице. Всего за прошедший год было зафиксировано 39 происшествий.

– Наибольшее количество несчастных случаев допущено в транспортной сфере. На втором месте в антирейтинге – строительная отрасль. Замыкает тройку лидеров система здравоохранения, – рассказывает главный специалист сектора по охране труда и социально-трудовым отношениям профильного департамента администрации города Максим Семейко. – Причина практически половины всех несчастных случаев – падение с высоты, два эпизода произошло при ударе падающих предметов и деталей при работе с ними. Также имели место транспортные происшествия и одно поражение электрическим током.

– К сожалению, в окружной столице уровень производственного травматизма не снижается. Следовательно, мероприятия по улучшению условий охраны труда и сокращению производственных рисков недостаточно эффективны, – продолжает Максим Николаевич. – Основной причиной несчастных случаев остаётся неудовлетворительная организация работ. Кроме этого, происшествия происходили из-за нарушения технологического процесса, а также низкой квалификации специалистов по охране труда.

Многие работодатели сетуют на нехватку финансирования мероприятий по охране труда. Но в 2013 году за финансовым обеспечением за счёт средств Фонда социального страхования обратилось всего четыре организации. Получается, что мероприятия по охране труда организациям не нужны, или же руководители и специалисты попросту не знают о такой возможности. Хотя городской департамент по труду и социальной защите разработал и распространил методические рекомендации о финансовом обеспечении в данной сфере.

Неделя безопасности труда

Дабы улучшить сложившуюся ситуацию и предотвратить подобные происшествия, департамент по труду и социальной защите населения планирует провести в городе Неделю безопасности труда.

– Ежегодно 28 апреля практически во всех странах отмечается Всемирный день охраны труда. Это прекрасный повод для продвижения нового в этой отрасли, представления различных информационных и профилактических мероприятий, – отметил заведующий сектором по охране труда и социально-трудовым отношениям профильного ведомства Евгений Губин. – На территории округа, в том числе и в нашем городе, с 21 по 28 апреля пройдёт традиционная Неделя безопасности труда. В эти дни наш департамент организует «горячую линию» по вопросам охраны труда, консультационный день для представителей малого предпринимательства, подготовит сборник «Организация и проверка знаний требований охраны труда на предприятиях» и проведёт радиолекции на тему «Профилактика несчастных случаев и профессиональных заболеваний».

Кроме того, 28 апреля департамент инициирует проведение «круглого стола» для руководителей организаций и специалистов по актуальным вопросам в этой сфере. Также в текущем году будет проведён ставший уже традиционным конкурс «Лучший специалист по охране труда города Салехард».

Отвечаем на ваш вопрос:

В соответствии со ст. 229.2. Трудового кодекса РФ – если при расследовании несчастного случая с застрахованным установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то с учетом заключения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного уполномоченного работниками органа комиссия (государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает степень вины застрахованного в процентах.

Это согласовывается и с п. 1 ст. 14 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее – Закон № 125-ФЗ) – степень вины застрахованного устанавливается комиссией по расследованию страхового случая в процентах и указывается в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании. При определении степени вины застрахованного рассматривается заключение профсоюзного комитета или иного уполномоченного застрахованным представительного органа.

В действующих нормативных документах нет порядка (алгоритма) расчета степени вины пострадавшего. Таким образом, только комиссия по расследованию несчастного случая, тщательно изучив все обстоятельства произошедшего, имеет право и обязана установить степень вины застрахованного в процентах. Теоретически, степень вины может быть от 0 % до 100 %.

При этом, согласно п.1 ст. 14 Закона № 125-ФЗ, если при расследовании страхового случая комиссией по расследованию страхового случая установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов.

Ситуация

Работник предприятия «М» был направлен в командировку на автомобиле «Форд-Скорпио», принадлежащем этому предприятию. Во время следования к месту назначения произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого работник, сам управлявший автомобилем, получил телесные повреждения, повлекшие смерть. Воздействие иных источников на автомобиль не установлено.

Мать погибшего предъявила предприятию требование о денежной компенсации и возмещении морального вреда в связи со смертью сына, в чем ей было отказано. Она обратилась в суд с исковым требованием о взыскании с ответчика 173 270 000 руб., а также возмещении морального вреда, причиненного смертью сына.

Судебное дело

Суд первой инстанции в иске отказал, мотивируя это тем, что в гибели потерпевшего отсутствует вина предприятия, поэтому предприятие не должно возмещать моральный вред.

Решением вышестоящей судебной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда отменила состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа в иске о взыскании материального возмещения морального вреда и направила дело в этой части на новое рассмотрение.

Решение суда

Суд основывался на том факте, что транспортное средство является источником повышенной опасности. Пострадавший работник погиб в результате аварии, связанной с источником повышенной опасности, который в свою очередь принадлежал предприятию. В случае смерти работника, наступившей от действия источника повышенной опасности, принадлежащего нанимателю, ответственность нанимателя наступает и при отсутствии его вины (п. 1 ст. 948 ГК). Если вред причинен во время следования работника к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном нанимателем, то наниматель несет ответственность за вред, наступивший в результате несчастного случая на производстве.

Документ:

Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

Документ:

Положение о страховой деятельности в Республике Беларусь, утвержденное Указом Президента Республики Беларусь от 25.08.2006 № 530 (далее – Положение № 530).

Наниматель – владелец источника повышенной опасности – может быть освобожден от ответственности, только если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 948 ГК). В данном деле при рассмотрении в судах предыдущих инстанций был установлен факт причинения потерпевшему тяжких увечий, повлекших смерть, но при этом не было установлено, сам ли потерпевший способствовал наступлению таких последствий, т.е. нарушал ли он правила дорожного движения или правила эксплуатации транспортного средства. Воздействия иных источников или факторов в данном случае установлено также не было. Поэтому, по мнению коллегии Верховного Суда, отказ в заявленном требовании лишь по тем основаниям, что в гибели потерпевшего отсутствует вина владельца источника повышенной опасности, является неправильным.

Таким образом, в приведенном случае материальная компенсация должна быть выплачена.

Важно!

Коллегия Верховного Суда особо подчеркнула, что отказ в возмещении вреда возможен только при доказанной грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины владельца источника повышенной опасности (п. 2 ст. 952 ГК). Но даже в этом случае не всегда следует отказ, поскольку норма гражданского законодательства сначала указывает на обязательность снижения размера возмещения, и только потом на возможность отказа. При наличии же вины владельца источника повышенной опасности отказ в возмещении вреда не допускается (п. 2 ст. 952 ГК).

Рассмотрим, что же подразумевается под грубой неосторожностью и как она влияет на судебную практику по делам о возмещении вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве.

Действием, совершенным по неосторожности, считается такое действие, при котором лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (ст. 3.3 КоАП). Оно отличается от косвенного умысла, когда виновное лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично (ч. 3 ст. 3.2 КоАП).

Документ:

Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП).

Грубая неосторожность – это вид вины, отличный от простой неосторожности. В законодательстве отсутствует ее определение, но при этом грубая неосторожность имеет самостоятельное правовое значение, что подтверждают нормы ст. 952 ГК, ставящие возможность и размер компенсации вреда в зависимость от наличия умысла или грубой неосторожности самого потерпевшего. То же самое значение мы видим и в нормах пп. 179, 311 и Положения № 530. Поэтому важно, какие критерии отличия грубой неосторожности от простой применяют суды, ведь от этого в ряде случаев зависит, удовлетворит ли суд требование о компенсации вреда, или уменьшит ее, или вообще откажет в его удовлетворении.

Важно!

Суды часто расценивают как грубую неосторожность такое поведение потерпевшего, которое отличается чрезмерным пренебрежением и игнорированием установленных норм и правил поведения, особенно если это касается таких правил, которые потерпевший обязан соблюдать в силу своих профессиональных знаний и квалификации.

Рассмотрим пример.

Судебное дело

В исковом заявлении Б. указал, что, работая в 1998 г. в спорткомплексе заместителем директора по хозяйственной части, он распиливал доску на деревообрабатывающем станке и получил производственную травму руки, ему установлено 25 % утраты профессиональной трудоспособности бессрочно. Поскольку наниматель отказался возместить вред здоровью, истец просил взыскать причитающиеся суммы в судебном порядке. Решением суда Ленинского района г. Бобруйска от 06.06.2003, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Могилевского областного суда от 14.07.2003, исковые требования удовлетворены.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда постановлением президиума Могилевского областного суда от 26.12.2003 решение и определение отменены, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. Суд первой инстанции сослался на то, что причинение вреда здоровью произошло по вине нанимателя, допустившего нарушения производственной и трудовой дисциплины и разрешившего истцу использовать неисправный станок. Вместе с тем суд не дал оценки доводам ответчика о том, что работа на станке не входит в функциональные обязанности истца. В силу профессиональных обязанностей Б. должен был обеспечивать технику безопасности и охрану труда работников спорткомплекса. По утверждению ответчика, деревообрабатывающий станок закреплен за другим работником. Истец самовольно решил распилить доску на станке для своих личных нужд и тем самым допустил грубую неосторожность (Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь по рассмотрению судами гражданских дел о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания).

В данном случае решение о выплате материальной компенсации причиненного вреда было отменено вышестоящим судом, поскольку наступлению вреда содействовала грубая неосторожность потерпевшего.

Верховный Суд особо обратил внимание судов на разницу между действиями, квалифицируемыми как грубая неосторожность или простая неосмотрительность, поскольку от этого обстоятельства зависит размер возмещения вреда здоровью потерпевшего.

Документ:

постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22.12.2005 № 12 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях» (далее – постановление Пленума ВС № 12).

Если грубая неосторожность застрахованного лица содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то размер единовременной и ежемесячной страховой выплаты может быть уменьшен пропорционально степени вины застрахованного, но не более чем на 50 % (п. 311 Положения № 530).

Важно!

Еще одним критерием грубой неосторожности суды считают несоблюдение работником элементарных требований предусмотрительности, когда он, как и любой разумный человек, мог предвидеть возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят. В частности, грубой неосторожностью может быть признано нетрезвое состояние застрахованного, содействовавшее возникновению или увеличению вреда (п. 9 постановления Пленума ВС № 12).

Судебное дело

Работник КУП «С», выполняя свои трудовые обязанности по расчистке дворовой территории от снега при минусовой температуре, решил «согреться» и немного выпил в обеденный перерыв. После перерыва, приступив к своим обязанностям, он поскользнулся и в результате падения получил перелом руки и иные травмы. По итогам расследования несчастного случая было установлено, что травму работник получил, будучи нетрезв. Степень алкогольного опьянения установлена не была, факт нетрезвого состояния был зафиксирован только со слов водителя снегоуборочной машины, оказавшегося свидетелем происшествия. Пострадавший добрался домой самостоятельно, а в медицинское учреждение обратился только на следующий день, когда степень алкогольного опьянения установить было невозможно.

Страховая организация посчитала, что действия потерпевшего являются грубой неосторожностью, и снизила страховую выплату.

Пострадавший работник подал иск в суд о неправильно исчисленной сумме страхового возмещения. Суд при рассмотрении дела посчитал установленным факт нахождения пострадавшего в нетрезвом состоянии, несмотря на то что он не подтверждался медицинскими документами, и согласился с уменьшением размера страховой выплаты.

Для объективного установления вины потерпевшего важное значение имеет соблюдение процедуры расследования происшедшего с ним несчастного случая на производстве. При расследовании страхового случая должны быть рассмотрены все обстоятельства такого случая, все факторы, повлиявшие на размер вреда. Если будет установлена грубая неосторожность потерпевшего, то она должна быть оценена в процентах и зафиксирована в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании.

Примером может служить дело, уже расматривавшееся в публикациях, являющееся показательным в данном случае.

Судебное дело

Плотник-бетонщик ООО «СУ-1 Белбуд», находясь на строительном объекте и перемещаясь из одной секции объекта в другую по трапу, расположенному на высоте более 3 м, упал на землю и получил тяжелые травмы.

Расследование указанного несчастного случая проводил главный государственный инспектор труда, по заключению которого не установлено наличие грубой неосторожности потерпевшего. На основании данного заключения был составлен акт о несчастном случае на производстве, в котором не была отражена степень грубой неосторожности потерпевшего.

Белгосстрах не согласился с тем, что в действиях потерпевшего не установлена грубая неосторожность: поскольку потерпевший перемещался на строительном объекте по самостоятельно сооруженному трапу, сбитому из 2 досок, не имеющему ограждения, он нарушил правила техники безопасности, а также элементарные требования предусмотрительности, понятные каждому, предвидел или должен был предвидеть возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят.

Белгосстрах подал жалобу в суд на заключение государственного инспектора труда с требованием обязать ООО «СУ-1 Белбуд» определить в акте степень грубой неосторожности потерпевшего.

Решением суда Центрального района г. Минска жалоба была признана обоснованной.

Ответчик подал кассационную жалобу, а прокурор – кассационный протест, в которых просили об отмене решения суда, считая его незаконным и необоснованным. При этом указали, что суд дал неверную оценку представленным доказательствам, не учел, что в заключении причиной падения указано невыполнение руководством и специалистами обязанностей по охране труда, необеспечение контроля за соблюдением работниками требований инструкции по охране труда. Ответственным за безопасное производство работ был назначен мастер участка, с ведома которого работники использовали трап. Следовательно, потерпевший не мог предвидеть возможность наступления вредных для себя последствий, и грубая неосторожность потерпевшего отсутствует.

Судебная коллегия Минского городского суда при рассмотрении жалобы и протеста отметила следующее. Трап, по которому перемещался потерпевший, был изготовлен рабочими самостоятельно, сбит из двух досок, не имел ограждений. По показаниям самого потерпевшего, ему было известно, где находится специально оборудованный проход на строительном объекте. Он воспользовался самовольно смонтированным трапом для перехода в соседнюю секцию, так как это был более короткий путь, поскольку по специально оборудованному проходу необходимо было спуститься на 1-й этаж и подниматься по стационарной лестнице.

Также отмечено, что потерпевший имел значительный стаж работы (общий стаж более 18 лет, по специальности «плотник-бетонщик» – 2 года 4 месяца), неоднократно проходил инструктаж и проверку знаний по вопросам охраны труда, знал, что в соответствии с инструкцией по охране труда необходимо использовать только оборудованные системы доступа (трапы, мостики).

Кроме того, заключение государственного инспектора труда и акт о несчастном случае на производстве содержат сведения о том, что одной из причин несчастного случая является нарушение самим потерпевшим инструкции по охране труда. Таким образом, государственный инспектор установил вину потерпевшего в нарушении инструкции по охране труда, что привело к несчастному случаю, однако оценку действиям потерпевшего не дал.

С учетом изложенного суд указал, что при таких обстоятельствах в заключении должно было быть указано о наличии грубой неосторожности самого потерпевшего, а в акте формы Н-1 – степень вины потерпевшего. Поэтому доводы кассаторов о том, что основной и единственной причиной несчастного случая явилось невыполнение руководителями и специалистами (мастером) обязанностей по охране труда и необеспечение контроля за соблюдением работником требований инструкции по охране труда, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а вина этих лиц должна учитываться при определении степени вины самого потерпевшего.

Доводы кассаторов о том, что потерпевший не мог предвидеть наступление вредных последствий ввиду того, что трапом рабочие пользовались неоднократно и с ведома мастера, судом признаны необоснованными, поскольку потерпевшим не были соблюдены те правила безопасности, которым он обучен в связи с выполнением своих трудовых обязанностей, и с учетом конкретных обстоятельств, а также способа сооружения и использования трапа (сбит из двух досок, не закреплен, отсутствовали ограждения, установлен на высоте 3 м). Потерпевший предвидел возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят.

С учетом изложенного судебная коллегия Минского городского суда решение суда первой инстанции оставила без изменения, кассационную жалобу и кассационный протест – без удовлетворения.

Что необходимо учесть

К сожалению, в законодательстве Беларуси нет конкретного ответа на вопрос о том, как следует определять степень вины потерпевшего в причинении либо увеличении вреда своему здоровью. Лучшим решением будет применить те же критерии, которыми руководствуются суды и которые мы привели в данной статье. В частности, оценить поведение потерпевшего с точки зрения его профессиональной квалификации и опыта, дополнительно учесть его психическое состояние в момент несчастного случая, возраст, а также конкретную обстановку, при которой произошел несчастный случай.

Если потерпевший не соблюдал элементарные требования предусмотрительности, понятные каждому, а также те требования безопасности, которым он обучен в связи с выполнением трудовых обязанностей, и предвидел при этом с учетом конкретной обстановки возможность наступления опасных последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят, то его действия можно признать грубо неосторожными (п. 9 постановления Пленума ВС № 12).

Маргарита Полевая, юрист

Архив Верховного Суда Республики Беларусь за 1998 г.

В настоящее время мы руководствуемся определением несчастного случая, закрепленного в абз. 19 п. 271 Положения № 530.

Бондарик, Б. Грубая неосторожность потерпевшего применительно к обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний // Бизнес-Инфо . – Минск, 2015.

Любой несчастный случай, произошедший на производстве, характеризуется определенными обстоятельствами, причинами, лицами, допустившими нарушения актов законодательства о труде и об охране труда, технических нормативных правовых актов, локальных нормативных правовых актов.

Бывает, что и сам потерпевший от несчастного случая виноват в произошедшем, например, не выполнил или выполнил неверно установленные требования по охране труда. На практике нередко работники подают иски в суды с требованием возместить им материальный и моральный вред. В такой ситуации установление вины работника в несчастном случае поможет нанимателю избежать негативных последствий.

Важно понимать, что виновность работника не может быть основана на предположениях. Одна из главных задач, которая стоит перед комиссией по расследованию, – это правильно определить всех виновных в инциденте. Да, работник может оказаться виновным в несчастном случае, но вина пострадавшего может быть 2 видов: умысел и неосторожность. Умысел бывает прямым (когда человек осознает возможные последствия и желает их наступления) и косвенным (осознает возможные последствия, но к результату относится безразлично или сознательно допускает его наступление).

Если в результате расследования будет установлено, что с пострадавшим проводились все необходимые инструктажи, стажировка и проверка знаний по охране труда, что он прошел медосмотр, получил средства индивидуальной защиты, был ознакомлен с вредными и (или) опасными условиями труда и только сам виноват в несчастном случае, то возможно установить его грубую неосторожность.

В Правилах расследования также встречается понятие грубой неосторожности:

«Если грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то при расследовании несчастного случая на производстве или профессионального заболевания определяется и указывается в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании степень вины потерпевшего в процентах на основании протокола об определении степени вины потерпевшего от несчастного случая на производстве, профессионального заболевания, подписанного уполномоченным должностным лицом организации, нанимателя, страхователя и уполномоченным представителем профсоюза (иного представительного органа работников)».

Возникают соответствующие вопросы: какие действия потерпевшего при несчастном случае на производстве можно признать грубой неосторожностью? каким образом следует оформить такие действия?

Вопрос о том, является ли неосторожность застрахованного грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, должен быть разрешен при расследовании несчастного случая или профессионального заболевания с учетом фактических обстоятельств. При этом для оценки действий застрахованного следует учитывать конкретную обстановку, при которой произошел несчастный случай, а также личность самого застрахованного (его физическое и психическое состояние в момент несчастного случая, возраст, образование, профессию, квалификацию и т.п.) (постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22.12.2005 № 12 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»).

Грубой неосторожностью может признаваться несоблюдение застрахованным работником элементарных требований предусмотрительности, понятных каждому, а равно и тех правил безопасности, которым он обучен в связи с выполнением определенных трудовых обязанностей, если с учетом конкретной обстановки работник предвидел возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят. В частности, грубой неосторожностью может быть признано нетрезвое состояние застрахованного, содействовавшее возникновению или увеличению вреда.

Степень грубой неосторожности в процентах указывается в зависимости от значимости нарушений, допущенных застрахованным, для наступивших последствий.

Формы документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, и, в частности, форма протокола об определении степени вины потерпевшего от несчастного случая на производстве, профессионального заболевания установлены постановлением Минтруда и соцзащиты и Минздрава Республики Беларусь от 27.01.2004 № 5/3.

Если при расследовании несчастного случая на производстве или профессионального заболевания будет установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то размер рассчитанных застрахованному единовременной и ежемесячных страховых выплат уменьшается страховщиком пропорционально степени вины застрахованного, но не более чем на 50 % (Указ Президента Республики Беларусь от 25.08.2006 № 530 «О страховой деятельности»).

Пример

Виктор работал в ОАО «Минстройпром» крановщиком. В дневную смену 11 марта 2015 г. с ним произошел несчастный случай. В 13:00 после обеденного перерыва Виктор стал подниматься в кабину башенного крана по лестнице. Примерно в 13:02, находясь в пятой секции башни, он оступился на ступени лестницы и упал на площадку секции, это увидели члены бригады, стоявшие возле крана. Они помогли спустить крановщика вниз, после чего организовали доставку Виктора в больницу скорой помощи. В результате падения он получил перелом предплечья правой руки, при этом медицинское освидетельствование установило у него алкогольное опьянение (0,9 промилле).

Согласно п. 3 ИОТ-12-2014 «Инструкции по охране труда для машиниста крана (крановщика)» не допускается нахождение крановщика в состоянии алкогольного опьянения, о чем Виктор был проинструктирован под роспись. Таким образом, работник нарушил требование ИОТ-12-2014, в результате чего сделан вывод о грубой неосторожности пострадавшего и его вине в размере 100 %. Кроме того, нанимателем был издан приказ об увольнении работника в соответствии с подп. 2.10 п. 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 26.07.1999 № 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *