Риск ориентированный

Проверки надзорных органов – это всегда стресс для работодателей и, чтобы к ним проще было подготовиться применяется риск-ориентированный подход в охране труда. То есть произошел переход от старой модели надзорной деятельности к новой действительности, так как изменилась структура собственности, производственный процесс стал иной, больше инноваций и изменений.

Риск-ориентированный подход позволяет подготовиться к проверке, соблюдать все требования НПА, ничего не упустить, путем проведения внутреннего аудита и не плодить коррупцию, если уж совсем начистоту, и «не кошмарить” бизнес.

Такой метод контроля сейчас применяется во всех надзорных органах, но речь в этой статье пойдет про проверки инспекцией по труду. И если у вы захотите поделиться своим опытом прохождения проверки или рассказать, что такое риск-ориентированный подход, с вашей точки зрения, присоединяйтесь в комментариях.

Риск-ориентированный подход в надзорной деятельности

Риск-ориентированный подход в охране труда – это направление на уменьшение количества проверок на предприятии за счет соблюдения нормативно-правовых актов. И низкий показатель нарушений дает возможность уменьшить административную нагрузку на организацию.

Применение риск-ориентированного подхода необходимо не только для создания безопасных условий труда, но и в любом другом надзоре и заключается в снижении рисков. То есть за счет того, что работодатель знает, что именно могут проверять, он заблаговременно готовится, разрабатывает, внедряет и соблюдает требования законодательства.

Применяется этот принцип проверки уже достаточно давно, с 2016 года, когда вступил в силу Постановление Правительства РФ N 806 по риск-ориентированному подходу и реализуется на практике при помощи соответствия требованиям по чек-листам.

Если вы хотите провести внутренний аудит по охране труда при помощи проверочных листов ГИТ, то скачать их можете

Принципы риск-ориентированного подхода

Все организации и индивидуальные предприниматели делятся на группы в зависимости от степени риска и, соответственно, те, которые будут отнесены к более высокой степени будут проверяться чаще, а у низкой степени проверки крайне редкие, либо вообще отсутствуют.

Название этого принципа проверки говорит само за себя, решения по проведению частоты контроля надзорными органами зависит от степени рисков и направлены на их снижение. То есть, чем больше у вас нарушений, есть травматизм, тем жестче должны быть требования и частые проверки, как кнут по приведению требований безопасности в соответствие. Якобы по-хорошему не хотите соблюдать правила охраны труда, то придется это сделать по плохому.

Поэтому и внедряется оценка рисков, которая воспринимается как дополнительный бюрократический ход, увеличение количества бумаг в организациях, но это, если подходить к этой процедуре именно так. А если рассматривать как выявление нарушений, которых мы в ежедневной работе не замечаем, и постепенно проводить мероприятия по снижению рисков, то эта процедура очень ценная.

Здесь понятно, что замешана и финансовая составляющая, когда работодатели пытаются на всем экономить, особенно на охране труда, но как показывает моя личная практика, выходит дороже. Откупаетесь бесконечно от штрафов, но и работники уже не те, не молчат, требуют соблюдения своих прав, и чуть что бегут жаловаться в ГИТ, а в результате внеплановые проверки и высокая категория риска.

Цель риск-ориентированного подхода

Получается, что внедрение и проведение проверки при помощи риск-ориентированного подхода, вы заблаговременно разрабатываете все необходимые по чек-листам, которые не могут просто так, без внедрения, пылиться на полке.

Поэтому цели риск-ориентированного подхода к проверкам сводятся:

  • не сильно беспокоить компаний и предпринимателей, деятельность которых не несет большого риска;
  • более тщательно проверяет в те организации тех, соответственно, предпринимателей, деятельность которых может причинить существенный вред например несоблюдение правил охраны труд и может привести к гораздо большим негативным последствиям;
  • государство пытается экономить свои силы и средства на проведение проверок оптимизировать данный процесс, снизить уровень коррупционной составляющей.

А как проводятся проверки государственной инспекцией по труду и как к ним подготовиться рассказывала в этой заметке, а пока продолжим разбираться с риск-ориентированный подходом.

Категории риска и классы опасности организаций

В зависимости от категории риска организации, определяется периодичность плановой проверки надзорным органом и рассчитывается исходя из нескольких факторов (п. 10 Постановления Правительства РФ N 875)

  • информация о результатах проверки за предшествующие 3 года;
  • данные о травматизме за предшествующие 3 года;
  • материалы о задолженности по заработной плате за предшествующий год.

Также учитывается ОКВЭД, потому как от сферы деятельности может многое зависеть, например, уровни риска причинения вреда в нефтяной и газовой промышленности явно отличаются от работы в сфере консультационных услуг, но самый главный критерий, отсутствие тяжелых и смертельных несчастных случаев.

Категории риска Классы (категории) опасности Особенности проведения плановых проверок для федерального государственного контроля (надзора) Особенности проведения плановых проверок для регионального государственного контроля (надзора)
Чрезвычайно высокий риск 1 класс плановая проверка проводится 1 раз в период, установленный положением о виде федерального государственного контроля (надзора) или положением о лицензировании конкретного вида деятельности плановая проверка проводится 1 раз в год
Высокий риск 2 класс плановая проверка проводится 1 раз в период, установленный положением о виде федерального государственного контроля (надзора) или положением о лицензировании конкретного вида деятельности плановая проверка проводится 1 раз в 2 года
Значительный риск 3 класс плановая проверка проводится 1 раз в период, установленный положением о виде федерального государственного контроля (надзора) или положением о лицензировании конкретного вида деятельности плановая проверка проводится 1 раз в 3 года
Средний риск 4 класс плановая проверка проводится не чаще 1 раза в период, установленный положением о виде федерального государственного контроля (надзора) или положением о лицензировании конкретного вида деятельности плановая проверка проводится не чаще 1 раза в 4 года и не реже 1 раза в 5 лет
Умеренный риск 5 класс плановая проверка проводится не чаще 1 раза в период, установленный положением о виде федерального государственного контроля (надзора) или положением о лицензировании конкретного вида деятельности плановая проверка проводится не чаще 1 раза в 6 лет и не реже 1 раза в 8 лет
Низкий риск 6 класс плановые проверки не проводятся плановые проверки не проводятся

Узнать актуальную категорию риска вашей организации вы можете на сайте территориальной государственной инспекции по труду, если там нет данных перечней, то можно оформить официальный запрос. ГИТ обязана будет ответить не позднее 15 рабочих дней с момента получения запроса (п. 13 Постановление Правительства РФ N 806).

Если вас не устроит ответ и появится желание снизить категорию риска, чтобы уменьшить периодичность проведения проверок, вы вправе направить заявление (п. 17 Постановление Правительства РФ N 806), которое обязательно должно содержать следующую информацию:

  • наименование организации, ИНН, ОГРН;
  • фактический и юридический адрес, телефон, электронная почта;
  • сведения о присвоенной категории риска;
  • обоснование, в связи с чем возможно снижение категории риска.

К заявлению нужно приложить подтверждающие документы, например, если вы просите снизить категорию риска по причине отсутствия несчастных случаев на производстве за последние 3 года, то можно приложить отчет по форме 7-травматизм, копию журнала учета НС и так далее.

Заявление о снижении категории риска может быть написано в свободной форме главное, чтобы содержало вышеуказанные детали.

Но есть некоторые детали в присвоении категории риска, например, если в организации произошел смертельный несчастный случай, признанный связанным с производством, то категория риска повысится до высокого риска (п. 12 Постановления Правительства № 875).

Основные выводы

Как вы видите, риск-ориентированный подход, своими словами, – это не только порядок проведения проверок, но и в целом снижение рисков в организации, сохранение жизни и здоровья работников.

Высокий риск и частый контроль со стороны надзорных органов нацелен на улучшение условий труда в организациях и, понятно, что это долгий путь, зависящий от многих факторов, в том числе и финансовых. А Постановление Правительства о риск ориентированном подходе предполагает, что осуществление такого принципа приблизит предприятия к соблюдению концепции нулевого травматизма.

Риск-ориентированный подход

В соответствии с Федеральным законом от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» риск-ориентированный подход при организации государственного контроля (надзора) представляет собой метод организации и осуществления государственного контроля (надзора), при котором в предусмотренных указанным федеральным законом случаях выбор интенсивности (формы, продолжительности, периодичности) проведения мероприятий по контролю, мероприятий по профилактике нарушения обязательных требований определяется отнесением деятельности юридического лица, индивидуального предпринимателя и (или) используемых ими при осуществлении такой деятельности производственных объектов к определенной категории риска либо определенному классу (категории) опасности.

Правила отнесения деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и (или) используемых ими производственных объектов к определенной категории риска, определенному классу (категории) опасности установлены постановлением Правительства РФ от 17.08.2016 N 806 «О применении риск-ориентированного подхода при организации отдельных видов государственного контроля (надзора) и внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации». Указанные правила предусматривют возможность подачи юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем заявления об изменении присвоенных им ранее категории риска или класса (категории) опасности.

Проведение плановых проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в зависимости от присвоенной их деятельности категории опасности осуществляется со следующей периодичностью:
для второй категории опасности — один раз в два года;
для третьей категории опасности — один раз в три года;
для четвертой категории опасности — не чаще 1 раза в 4 года и не реже 1 раза в 5 лет;
для пятой категории опасности — не чаще 1 раза в 6 лет и не реже 1 раза в 8 лет.

Постановлением Правительства Санкт‑Петербурга от 01.02.2021 № 40 «Об утверждении Порядка организации и осуществления исполнительными органами государственной власти Санкт‑Петербурга государственного надзора в области обращения с животными в Санкт‑Петербурге, внесении изменений в постановления Правительства Санкт‑Петербурга от 28.04.2004 N 653, от 08.11.2018 N 866, от 31.12.2019 N 1033 и признании утратившими силу отдельных постановлений Правительства Санкт‑Петербурга» осуществление государственного надзора в области обращения с животными в Санкт‑Петербурге в пределах компетенции Управления ветеринарии Санкт‑Петербурга в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с применением риск-ориентированного подхода не предусмотрено.

Организация здравоохранения

Тэги:

Л. Каримова:

Сегодня мы продолжим тему от 28 августа о риск-ориентированной модели государственного контроля надзора, как тест на добросовестность медицинских организаций. Тему риск-ориентированного государственного контроля надзора мы продолжим с удивительным специалистом. Я приветствую Светлану Саяпину, эксперта Центра стратегических инициатив «Частное здравоохранение», заместителя исполнительного директора по правовым вопросам Национальной Ассоциации медицинских организаций.

Светлана Михайловна, если подвести итог предыдущей программы, то мы можем говорить;

А) о законодательном введении нового подхода государственного контроля надзора, и

Б) несмотря на то, что медицинская деятельность является источником повышенной опасности, медицинские организации при соблюдении обязательных требований могут быть отнесены к категории низкого риска, если конечно я правильно поняла.

С. Саяпина:

Да, все правильно. Я прошлый раз на это внимание обращала, что при соблюдении обязательных требований медицинская организация действительно может быть отнесена к категории низкого риска. Давайте вспомним итоги прошлой передачи. Мы говорили о том, что закон с 1 января 2017 года изменился. Также разобрали, что государство внедрило риск-ориентированный подход к государственному контролю (надзору), в том числе в целях снижения издержек юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

В свете того, что наша тема еще содержит вопрос «Тест на добросовестность медицинских организаций», мы рассмотрели прямую связь добросовестности медицинской организации с уровнем правосознания и уровнем зрелости управления, развития медицинской организации. Определили, что такое для нас норма? Что мы выбираем? Какие действия организует для нас та или иная ценность и так называемая норма? Норма нарушать или норма соблюдать? Соответственно у каждой нормы, мы говорили так же, есть своя реализация. Если мы выбираем норму нарушать, то у этой реализации есть свои последствия. Соответственно, за гипотезу мы взяли предположение, что мы не хотим, чтобы нас проверяли. Такая возможность действительно определена, если медицинская организация будет отнесена к категории низкого риска. Данные условия уложены в Постановление Правительства Российской Федерации о государственном контроле качества безопасности медицинской деятельности №1152. Повторюсь, также мы рассматриваем на примере Росздравнадзора вновь введенный подход государства к контролю (надзору).

Мы также говорили, что сам риск-ориентированный подход представляет собой метод организации и осуществления государственного контроля (надзора), при котором выбор интенсивности, формы, продолжительности, периодичности будет определяться отнесением медицинской организации к определенной категории риска. Еще мы проговаривали, что с 1 января 2017 года соответствующие законодательные изменения становятся репутационно и финансово значимой движущей силой, понуждающей организаторов медицинских организаций, медицинского бизнеса, руководителей медицинских организаций начать соблюдать обязательные требования. Мы проговорили, в том числе, на примере, каким образом мы можем соблюдать обязательные требования, приняв определенное решение для отсутствия проверок.

Мы рассматривали на примере смыслотеки, как добраться до смысла и передать другому, почему значимость соблюдения обязательных требований для нас слишком, на сегодняшний день, актуально. В этой схеме мы проговаривали, за гипотезу мы взяли стратегическое видение, что мы не хотим, чтобы нас проверяли. Соответственно, мы поставили перед собой бизнес-задачу выйти на уровень категории низкого риска, для нас это принципиально важно. Следующим шагом мы вырабатываем коммуникационные задачи, которые позволяют нам преодолеть инерцию мышления, и выходим на коммуникационное решение. Что самое главное в этом коммуникационном решении? Мы еще и определяем, что у нас есть некая цикличность, создание некой системы, которая позволяет нам выявить все риски, которые есть у нас, все недочеты, которые у нас могут присутствовать, проанализировать, составить план, контроль, и выйти на улучшение. Это всё бесконечно работающая система на примере непрерывного медицинского образования, наподобие его.

Что у нас, как правило, «отваливается», если можно так сказать? Кто у нас целевая аудитория? Мы постоянно забываем о нашем пациенте. Какую ценность мы продаем? Почему я говорила о том, что продаем, говорю и продолжаю говорить? Потому что, на самом деле, медицинские услуги у нас всегда универсально возмездны: платит ли за нее пациент, оплачивается ли со средств обязательного медицинского страхования, в любом случае в этой же части подкрепляет мое видение и закон о защите прав потребителя, который защищает права пациента именно как потребителя. Соответственно, важная часть, которую бы нам перестроить в организации риск-ориентированного подхода государственного контроля (надзора) – это, конечно же, ориентироваться на ценности пациента, улучшения его жизни. Тот самый клиентский сервис. Почему нам это важно? Потому что, какой сервис, и в каких условиях, сервис будет выбирать этот пациент? Какую категорию риска будет выбирать пациент? Это все зависит от того, к какой категории будет отнесена медицинская организация.

Эта формула – стратегическое видение, коммуникационная задача, коммуникационное решение – позволяет достигать результата при минимальных усилиях, как гласит смыслотека. Ведь, она вовлекает, принимает энергию людей, вместо того, чтобы преодолевать сопротивление инерции мышления. Что такое инерция мышления? Мы её в практике всегда встречаем, как правило: «Мы так делали всегда, нас проверяли, нам за это ничего не было, так делают все». Собственно, инерция мышления, нежелание уйти от текущих представлений и убеждений так же критично, как равно выбрать «нормы нарушать». Опять же, обратите внимание на наши принципиальные задачи, которые стоят перед медицинской организацией в применении риск-ориентированного подхода: это необходимость создания систем, как мы уже проговорили — определенная цикличность. Это система управления рисками, это система управления персоналом в медицинской организации, что у нас, к сожалению, на сегодняшний день является проблемной зоной. Почему-то у нас управлению персоналом не уделяется должного значения. Как правило, этой системы нет. Также важна и система создания внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности.

Это три постулата, которые, как раз, не позволят медицинской организации перейти в статус недобросовестного субъекта рынка медицинских организаций, что принципиально важно. Если в кратком сухом остатке, у нас есть требование времени и понимание возможного решения для отсутствия проверок, как вариант адаптации к изменениям законодательства.

Формула трех шагов – стратегическое видение, коммуникационная задача, коммуникационное решение – позволяет достигать результата при минимальных усилиях

Л. Каримова:

Светлана, скажите пожалуйста, возможно ли подать юридическим лицом заявление об изменении присвоенной ему ранее категории риска или класса категории опасности?

С. Саяпина:

Да, такая возможность предусмотрена статьей 8-1 Федерального Закона №294ФЗ. Определено, что правила отнесения деятельности юридических лиц индивидуальных предпринимателей к определенной категории риска определяются правительством Российской Федерации. Указанные правила должны предусматривать возможность подачи юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем заявления об изменении присвоенных им ранее категорий риска. В нашем случае именно категории; есть еще класс опасности, но мы его определили тоже на прошлой передаче.

Постановление утверждено правительством Российской Федерации 17 августа 2016 года №806. Оно гласит о том, что юридическое лицо и индивидуальный предприниматель, являющиеся заявителями, вправе подать в орган государственного контроля (надзора) заявление об изменении присвоенной ранее их деятельности категории риска. Заявления, конечно же, должны содержать определенные требования, определенные данные, мы на них останавливаться не будем. К заявлению должны прилагаться документы о соответствии деятельности юридического лица, индивидуального предпринимателя критериям отнесения к определенной категории риска, на присвоение которой претендует заявитель. Здесь очень важная часть: мы должны подкрепить наше заявление доказательством, которое свидетельствует о том, что мы имеем право претендовать на эту категорию, более низкого класса – конечно, мы будем стремиться к более низкому классу категории риска.

Далее, орган государственного контроля (надзора) рассматривает заявление, оценивает представленные документы как поданные нашим заявителем, медицинской организацией или индивидуальным предпринимателем. Рассматривает также все данные, которые находятся у него, органа контроля (надзора), в течение 15 рабочих дней. По истечении, или в течение 15 рабочих дней заявление подлежит удовлетворению, принимается одно из 2-х следующих решений — удовлетворение изменения категории риска, либо отказ. Сообщает орган контроля (надзора) в течение 3 рабочих дней, есть 2 пути: либо почта, либо электронная почта; там есть некоторые особенности, на них останавливаться не будем. В случае отказа юридическое лицо, индивидуальный предприниматель имеют право обжаловать решение в административном, либо судебном порядке.

О чём мы должны помнить, как заявитель? Мы помним, что у нас есть периодичность для плановых проверок объектов государственного контроля. У нас есть самая высокая категория — это категория чрезвычайно высокого риска. Проверке подлежат медицинские организации один раз в календарном году – ежегодно, обратите внимание. Не перечисляя все прочие категории, умеренного риска – не чаще чем один раз в 6 лет. В отношении объектов, отнесенных к категории низкого риска, плановые проверки не проводятся. Не перечисляем, но помним, что повышение категории риска зависит от того, есть ли у нас привлечение к административной ответственности, есть ли у нас выявленные нарушения при внеплановой проверке. Внеплановая проверка может быть вне зависимости от проведения и периодичности плановых проверок, мы помним. Также выявленные недоброкачественные, фальсифицированные, контрафактные лекарственные средства и данные фармаконадзора. Следующие условия для понижения категории риска: есть ли привлечение к административной ответственности, которая влияет на понижение; есть предписание, которое играет ключевую роль и не зависит от того, была привлечена медицинская организация к административной ответственности, или нет; отсутствие нарушений при внеплановой проверке. Всё перечисленное мы будем принимать во внимание, когда будем оформлять и подавать соответствующее заявление.

Тут самый главный вопрос, как это будет работать? Сколько уже лет мне математически непонятно, когда я изучала эти документы, идет медицинская организация на понижение риска к той, при которой плановые проверки проводиться не будут. Или другой вопрос: можно ли с категории чрезвычайно высокого риска сразу перейти на категорию низкого риска? Пока что у нас есть грубое ранжирование, которое применяется Постановлением Правительства №1152. В нем содержатся цифровые показатели, по которым можно вычислить самостоятельно свою категорию риска, понять уже сегодня, к какой категории риска мы относимся. Есть рекомендации Росздравнадзора, как снизить категорию риска. Они рекомендуют, конечно же, не допускать привлечения к административной ответственности. Если допускать, то стараться ее оспаривать. Тут момент такой: главное, чтобы было с чем оспаривать. Потому что, когда грубые нарушения лицензионного требования налицо, то совершенно, порой, невозможно иметь результат решения в пользу медицинской организации. Росздравнадзор рекомендует исключить те виды работ и услуг, которые заявитель не оказывает. Это снизит суммарный показатель риска, и оформить новую лицензию.

Кстати, к вопросу, опять же – часто встречается, что медицинская организация действительно не осуществляет тот вид, который заявлен в лицензиях, тут как раз к принятию решения. В случае, если даже этот вид заявлен, мы должны полностью соблюдать все требования, иметь, в том числе, работников или вакантные ставки – это маленькое отступление. Категории риска медицинских организаций Росздравнадзор будет пересчитывать каждый год при формировании плана проверок на следующий календарный год, учитывая открытые вопросы, которые на сегодняшний день не дают полную картинку, как это будет работать. Каким образом мы можем менять эту категорию? Как быстро мы снизимся положительно для нас, выгодная для нас категория? Мы можем задать вопросы руководителям центра мониторинга клинико-экономической экспертизы Федеральной службы в сфере здравоохранения Игорю Владимировичу Иванову и Олегу Рудольфовичу Швапскому на нашем совместном семинаре, который мы планируем к проведению с Национальной Ассоциацией медицинских организаций 11 декабря. Программа семинара разрабатывается, после 15 сентября можно будет посмотреть на нашем сайте национальных организаций медицинских ассоциаций. Тема семинара будет «Риск-ориентированная модель государственного контроля (надзора)» и «Совершенствование медицинской организацией системы внутреннего контроля качества безопасности медицинской деятельности». На сегодняшний день вопросы, конечно же остаются.

Л. Каримова:

От руководителей медицинских организаций мы часто слышим о том, что, как бы ты не организовал медицинскую деятельность в своей медицинской организации, все равно, проверяющие приходят либо с целью найти и наказать, либо с целью не искать нарушения и договориться. Все говорят об этом достаточно открыто и прямо. Есть ли смысл что-то делать, что-то соблюдать? Соблюдать обязательные требования, если они все равно придут, либо найдут и накажут, либо не будут искать и, как вариант, договорятся. Практически, от каждого это слышишь, поэтому, хотелось бы у вас спросить: будет ли такой механизм работать, или уже не получится договориться? Не дешевле будет заплатить за штрафы?

С. Саяпина:

Да, это очень значимый вопрос. Часто его задают, и имеется пессимистический настрой, что риск-ориентированная модель контроля (надзора) — это неработающий инструмент, что в нашей России все равно найдут лазейки. Что, в любом случае, найдут как обойти. Это часто обсуждается. Тут, конечно же, вопрос той самой добросовестности и правосознания. Но, одновременно мы уже проговорили, что обязательные требования, все-таки, соблюдать важно, хотя пессимистический настрой я также понимаю.

К вопросу имеющей место болезненной палочной системы, когда нас привлекают к ответственности, я бы хотела в качестве примера привести ситуацию, связанную с приказом №121Н, который якобы утверждает требования, которыми мы должны руководствоваться. Но требования в этом приказе не содержатся. При этом приказ прямо создает условия для причинения вреда медицинским организациям. Почему? Потому что медицинские организации, на самом деле, должны догадаться (даже если это нигде не написано) о том, что они должны заявить тот или иной вид, например, «организация здравоохранения» или «общественное здоровье», только потому, что у них есть главный врач в работе. Или, например, они для собственных нужд производят дезинфекционные работы, они без этого не могут, но при этом у них нет лицензии на дезинфектологию. Они не догадались ее заявить, хотя суд отмечает, что ничто не мешало медицинским организациям заявить.

Получается, что мы должны руководствоваться документом, который не содержит те самые сведения. В этом документе нет критериев, правил организационного, функционального, иного характера для работ, услуг в различных, установленных приказом условиях оказания медицинской помощи. Кстати, я проанализировала практику из 30 дел. Я взяла за период с 2014 по 2016 годы, у нас наказаны медицинские организации на 1 092 000 рублей за нарушение мнимых требований. То есть медицинские организации должны были догадаться о том, что они должны были лицензироваться. Но, при этом суды же отмечают в своей практике – те суды, которые не привлекли медицинские организации, их очень мало. Как правило, суды друг за другом переписывают те или иные формулировки, по которым укладывают и вменяют привлечение ответственности за осуществление деятельности без лицензии. Так вот, несколько округов отметили, что данный приказ дополняет перечень работ, услуг, что, опять же, находится за пределами полномочий органа, который установил. Получается, что у нас это все противоречит риск-ориентированной модели.

Конечно, риск-ориентированная модель направлена на снижение издержек юридических лиц, но не только о которых мы проговорили: соблюдаем обязательные требования, значит, нас не привлекают, значит, мы не несем финансовые потери. Но, я очень надеюсь, что риск-ориентированная модель также направлена на пересмотр правовой базы, пересмотр обязательных требований, исключение тех нормативных правовых актов, которые неточны, их невозможно соблюдать. У нас получается потрясающая ситуация: несколько лет организации работают по приказу, который содержит мнимые требования. Очень болезненная для меня тема и яркий, живой пример.

Внедряемая риск-ориентированная модель направлена на пересмотр правовой базы, исключение НПА, которые неточны, их невозможно соблюдать

Завтра у нас будет рассмотрение еще раз одного из слушаний по данному приказу, по №121Н. Национальная Ассоциация медицинских организаций привлечена в качестве лица, располагающего сведениями о рассматриваемых обстоятельствах. Это федеральная антимонопольная служба. Посмотрим, какой у нас будет результат. Этим же приказом, 121Н, пользуются территориальные фонды обязательного медицинского страхования и штрафуют, взыскивают с медицинских организаций за нецелевое расходование. Из 50 дел, которые я провела на практике, порядка 26 миллионов рублей с лишним. То есть у нас требований нет, но приходят и говорят: вы работаете в условиях дневного стационара, а у вас лицензия от 2012-го года, условия дневного стационара там не написаны. Достаточно большой объем денежных средств; действительно, очень большое давление получается на медицинские организации таким образом.

Вернёмся к риск-ориентированной модели. На Сочинском экономическом форуме в 2016-м году ответственность за организацию работы правительственной комиссии по координации деятельности, открытого правительства Михаил Анатольевич Абызов рассказал о трех основных задачах, которые они хотят решить, приступая к реформе контроля и надзора. Первая задача — это повысить безопасность для жизни и здоровья граждан. Снизить материальный ущерб, который происходит по вине свершившихся, реализовавшихся рисков. Здесь, как раз, с моей стороны могу добавить, делается акцент на профилактику нарушений, недопущения реализаций тех или иных рисков.

Вторая задача, как раз, в свете приведенного мною примера. Они ставят задачу радикально снизить административную нагрузку на бизнес по выполнению обязательных требований по выполнению контроля (надзора). Для этого необходимо пересмотреть всю систему обязательных требований, обеспечить ее актуализацию. Сегодняшний бизнес обязан выполнять нормы, которые составлены еще во времена СССР, РСФСР, многие из них являются просто устаревшими. К слову сказать, я заглянула в 294ФЗ и мы видим, что ограничения вступают в силу с 1 июля 2017 года. Органы надзора получили ограничение при проверке, они не только не могут проверять выполнение требований, установленных нормативными правовыми актами органов исполнительной власти СССР и РСФСР, но и также выполнение требований нормативных документов, обязательность применения которых не предусмотрена законодательством Российской Федерации. Это к вопросу актуальности, кстати. Руководствоваться тем самым приказом Росздравнадзора от 27 апреля 2017 года №4043 – я уже говорила, что это не очень корректный приказ. Здорово, что он есть, но с ним очень сложно работать. Надо заглядывать и в №1248 по определенным причинам, чтобы понимать, как в этом массиве обязательных требований разобраться и к какой части отнести, что должно работать и какие обязательные требования мы должны соблюдать.

В силу уже имеющих место изменений несоблюдение медицинской организацией обязательных требований чревато отнесением ее к категории нежелательной категории риска. Получается, мы можем сомневаться: соблюдать — не соблюдать, сетовать на ту систему, которая тоже бывает не всегда к нам положительно настроена. В любом случае, все равно это будет вердиктом для нашей медицинской организации по категории риска. Мы уже обратили внимание, что, когда нас привлекают к административной ответственности, когда у нас есть предписание, это будет в минус медицинской организации.

Соответственно, третья задача, о которой говорил М.Абызов. Они должны повысить качество работы машино-контроля надзора. Это, с одной стороны, оптимизация структуры контрольно-надзорных ведомств, с другой стороны — это внедрение информационных технологий, без которых система контроля (надзора) на сегодняшний день не может существовать. На сегодняшний день мероприятие по проверке сопряжено с визитом представителя контрольно-надзорного органа к предпринимателю, хотя технологии позволяют внедрить систему, при которой взаимодействие контроля (надзора) и соответствующего подконтрольного субъекта возможно дистанционно, путем доступа к информационным индикаторам риска. Это еще один из значимых терминов в 294ФЗ. Тем самым индикаторам риска будет нарушение обязательных требований.

Сегодня возможно дистанционное взаимодействие организации контроля (надзора) и подконтрольного субъекта

Л. Каримова:

Светлана Михайловна, скажите, пожалуйста, что такое информационные индикаторы или индикаторы риска нарушения обязательных требований? Могут ли индикаторы риска нарушения обязательных требований, свидетельствовать о вероятности несоблюдения этих обязательных требований? Можно ли судить по индикатору о том, что медицинская организация, действительно, не соблюдает обязательные требования?

С. Саяпина:

Используемое в 294ФЗ понятие «индикаторы риска нарушения обязательных требований» определено как утверждаемые параметры, соответствие которым, или отклонение от которых может быть выявлено при проведении указанных пунктом 3-7, части первой, статьи 8-3 294ФЗ мероприятий по контролю взаимодействия с юридическими лицами. Сами по себе индикаторы не являются доказательством нарушения обязательных требований, но свидетельствуют о высокой вероятности такого нарушения и могут являться основанием для проведения внеплановых проверок или иных мероприятий по контролю, согласно положениям о видах Федерального государственного контроля, а в данный момент мы рассматриваем №1152 на примере Росздравнадзора. Использование индикаторов риска нарушения обязательных требований, как раз, может быть предусмотрено. Они разрабатываются, утверждаются федеральными органами исполнительной власти, осуществляющим соответствующие функции.

Но, если обратиться к статье 8-3, пункты 3 – 7, для нас будет больше всего интересен пункт 5: наблюдение за соблюдением обязательных требований при распространении рекламы медицинской организации. Также пункт, к которому я всегда привлекаю внимание, и обращаю внимание: наблюдение за соблюдением обязательных требований при размещении информации в сети Интернет. Здесь имеется в виду без взаимодействия с юридическим лицом. Буквальным образом, наши сайты могут быть открытым окном или дверью для внеплановых проверок, что очень небезопасно. Вспомним Уоррена Баффета, что он определяет, если провести аналогию: «Если вы себе позволяете быть недисциплинированными в мелочах, то, наверняка, проявите недисциплинированность и в важных вещах». Это к вопросу, почему важно, чтобы на сайте, к которому предъявляются требования очень давно, последний приказ №956Н, в 2015-м году в марте еще вступил в силу. У нас на сегодняшний день все равно в этом присутствует пробел.

Пункт 7 — это наблюдение за соблюдением обязательных требований посредством анализа информации о деятельности или о действиях юридического лица, обязанность по предоставлению которой возложены на такие лица, и так далее. Суть в чем? Без взаимодействия с юридическим лицом, путем наблюдения, по индикаторам риска нарушения обязательных требований мы можем получить соответствующие для нас последствия, а внеплановая проверка не всегда для нас, не всегда мы к ней готовы, можем так сказать, если небезопасна. На сегодняшний день эти параметры не утверждены. Но, опять же, обращу внимание, точно лучше сейчас выстроить работу на опережение. Максимально привести в порядок все свои дела, чтобы потом не было неожиданностью, быть добросовестным субъектом рынка.

Л. Каримова:

Светлана Михайловна, скажите, пожалуйста, кем и как проводится профилактика обязательных требований и проводится ли вообще такая профилактика?

С. Саяпина:

Мы говорили неоднократно, что №294ФЗ и риск-ориентированный подход к государственному контролю надзора, как раз, в первую очередь ориентирован на профилактику. Внедряемая система, модель этого государственного контроля надзора направлена на предотвращение нарушения обязательных требований, ущерба, причинения вреда жизни и здоровью граждан. Также внедрение превентивного контроля, предупреждающего, система профилактики нарушений. Значительная часть, мне она больше всего нравится — это исключение, так называемой, палочной системы отчетности.

Мне, конечно, было интересно, с какого времени у нас появилось слово «профилактика» в законе 294 ФЗ. Ее не было еще в 2011 году, 2013. 3 июля 2016 года внесено было изменение, где слово «проверки» были заменены словами, вернее добавлены: что «посредством организации проведения проверок юридических лиц, индивидуальных предпринимателей» добавлено «организация и проведение мероприятий профилактики нарушений обязательных требований и мероприятий по контролю без взаимодействия с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями». Соответственно, порядок организации осуществления устанавливается, опять же, нашим положением №1152. Обращу еще раз внимание: мы все можем посчитать на сегодняшний день, к какой категории риска отнесена наша медицинская организация. Я так сделала. Я сейчас провожу аудит, соответственно я высчитала, что мы относимся к низкой категории риска. Мы понимаем, что это не наша заслуга, просто так получилось. Мы уже поставили цели, мы уже разработали наше стратегическое видение и прочие шаги, чтобы не допустить перехода нас на более высокий уровень. Профилактика нарушений обязательных требований проводится посредством проведения соответствующих мероприятий.

Л. Каримова:

Скажите, пожалуйста, есть ли общие требования к организации и осуществлению мероприятий по профилактике нарушений обязательных требований, которые медицинская организация должна выполнять?

С. Саяпина:

Да, такие требования существуют. Это статья 8-2 294ФЗ, которая гласит, что в целях предупреждения нарушений юридическими лицами обязательных требований, устранения причин, факторов, условий, способствующих нарушениям обязательных требований, органы контроля (надзора) осуществляют мероприятия по профилактике нарушений обязательных требований, но в соответствии с ежегодно утверждаемыми ими программами профилактики нарушений. Мы будем иметь честь читать эти программы, знать эти программы. Что делают у нас еще органы контроля (надзора)? Они обеспечивают размещение на официальных сайтах в сети Интернет для каждого вида государственного контроля (надзора) перечней нормативных правовых актов, содержащих обязательные требования, соблюдение которых будет проверяться предметом государственного контроля (надзора). Это наш приказ №4043, у Роструда уже утверждены такие перечни, и не только. Сегодня мы говорим о Росздравнадзоре, поэтому, действительно, это внедряется в практику, этим уже можно пользоваться, что очень полезно.

Еще один момент, очень немаловажный и очень интересный. Органы государственного контроля (надзора), что прямо в законе указано, осуществляют информирование юридических лиц, индивидуальных предпринимателей по вопросам соблюдения обязательных требований, в том числе посредством разработки и опубликования руководств по соблюдению обязательных требований, проведение семинаров, конференций, разъяснительной работы в средствах массовой информации. В случае изменения обязательных требований они распространяют комментарии о содержании иных нормативных правовых актов, устанавливающие эти обязательные требования, сроках и порядке вступления их в действие. Также рекомендации о проведении необходимых организационных, технических мероприятий, направленных на внедрение, обеспечение соблюдений обязательных требований.

Здесь для нас очень болезненный вопрос — это Постановление Правительства Российской Федерации №1327, кто в курсе, не буду называть профиль, который выделяется из акушерства и гинекологии. Оно вступает в силу в декабре. Получается, что медицинские организации, которые хотят получить лицензию на этот выделяемый профиль, на сегодняшний день не имеют такой возможности. Внесенные изменения в 291, тот же 1327 – это переходный период, необходимые технические, организационные мероприятия они не содержат. Получается очень много вопросов от медицинских организаций. Как дальше быть? То ли им отказывать в этой помощи, то ли про незаконную медицинскую деятельность даже заговаривать. Мы будем писать письмо и обращаться от имени Национальной Ассоциации медицинских организаций, руководствуясь возможностью и обязанностью наших органов контроля (надзора), чтобы они нам разъяснили, как быть. Возможно, будут внесены какие-то изменения.

Л. Каримова:

Может быть, будет промежуточный период?

С. Саяпина:

Конечно, потому что тема, профиль достаточно социально болезненный и значимый, но на сегодняшний день, по факту, по сути будет незаконная медицинская деятельность. Либо таковой не будет вообще, что, наверное, тоже неправильно, ситуации бывают разные.

Л. Каримова:

Это уже будет нарушение прав пациентов, которые имеют право.

С. Саяпина:

Упущенные сроки, потому что деятельность, как раз, связана со сроками.

Предостережения. На предостережениях мы не останавливаемся, так как к медицинским организациям они не всегда будет относиться, но изучить тему «предостережения» можно непосредственно в 294 ФЗ, пункт 8-2.

Л. Каримова:

Я хочу сказать спасибо Светлане Михайловне за столь подробный анализ риск-ориентированной модели государственного контроля (надзора) при осуществлении проверок медицинских организаций. Спасибо вам большое, Светлана Михайловна.

О реализации риск-ориентированного подхода в контрольно-надзорной деятельности Управления Роспотребнадзора по Республике Татарстан

Управлением Роспотребнадзора по Республике Татарстан с 2014 года реализуется риск-ориентированный подход при планировании контрольно-надзорных мероприятий. Роспотребнадзор одним из первых федеральных органов исполнительной власти приступил к внедрению риск-ориентированного надзора, что позволило пересмотреть методические подходы к планированию контрольно-надзорных мероприятий, выделить приоритеты и сконцентрировать усилия на проверке объектов предпринимательской деятельности с высоким потенциальным риском причинения вреда, прежде всего здоровью человека.

Необходимость применения риск-ориентированного подхода при организации государственного контроля (надзора) обусловлена статьей 8.1 Федерального закон №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.08.2016 № 806 «О применении риск-ориентированного подхода при организации отдельных видов государственного контроля (надзора) и внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации» утверждены «Правила отнесения деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей и (или) используемых ими производственных объектов к определенной категории риска или определенному классу (категории) опасности» (далее — Правила).

Перечень категорий риска или классов опасности, применяемый при осуществлении федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора, включает 6 категорий риска и соответствующие им 6 классов опасности. Критерии отнесения объектов государственного контроля (надзора) к категориям риска установлены «Положением о федеральном государственном санитарно-эпидемиологическом надзоре» с учетом Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17.08.2016 № 806.

Установленные критерии отнесения объектов государственного контроля (надзора) к категориям риска учитывают тяжесть и вероятность потенциальных негативных последствий возможного несоблюдения требований в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Наибольшие показатели тяжести потенциального вреда для здоровья человека из-за возможного несоблюдения обязательных требований установлены для деятельности, связанной с водоподготовкой и транспортировкой питьевой воды. Высокие показатели тяжести потенциального вреда установлены для деятельности по производству пищевых продуктов, деятельности лечебно-профилактических организаций, в том числе родильных домов, санаторно-курортных учреждений, организаций, осуществляющих стационарное социальное обслуживание, деятельности бассейнов, аквапарков, деятельности по сбору, накоплению, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию и размещению отходов. Значительные показатели тяжести потенциального риска установлены для деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, деятельности общеобразовательных организаций, дошкольных образовательных организаций и ряда других видов деятельности.

При оценке вероятности несоблюдения обязательных требований анализируется имеющаяся информация о результатах ранее проведенных проверок юридического лица или индивидуального предпринимателя и назначенных административных наказаниях за нарушение обязательных требований.

Кроме того, методическими рекомендациями, утвержденными Роспотребнадзором, при расчете потенциального риска учитывается численность населения, находящегося под воздействием объекта надзора, которая зависит от количества оказываемых услуг или объема вырабатываемой продукции, наличия санитарно-защитной зоны и её размера, числа работников, продолжительности работы объекта.

В Правилах отнесения деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и (или) используемых ими производственных объектов к определенной категории риска или определенному классу (категории) опасности предусмотрена возможность как повышения класса опасности, так и его понижение.

Так, например, категория риска и класс опасности объектов государственного надзора повышаются при наличии в течение последних 3 лет 2 постановлений и более по делу об административном правонарушении.

Категория риска и класс опасности объектов надзора понижаются в случае отсутствия при последней проверке правонарушений и предписаний об устранении нарушений обязательных требований санитарно-эпидемиологического законодательства Российской Федерации.

В настоящее время Управлением ведется работа по актуализации перечня подконтрольных объектов и присвоению им классов опасности и категорий риска.

Роспотребнадзором обеспечена доступность информации о подконтрольных объектах, подлежащих федеральному государственному санитарно-эпидемиологическому надзору: на официальном сайте Роспотребнадзора размещена информация из перечней объектов государственного надзора, отнесенных к категориям чрезвычайно высокого, высокого и значительного риска (http://risk.rospotrebnadzor.ru/search/).

С внедрением риск-ориентированного подхода сократилось проведение плановых проверок в отношении объектов с умеренным риском, которые могут проверяться планово не чаще, чем 1 раз в 6 лет, а все субъекты низкого потенциального риска не включены в план проверок на 2018 год. В структуре плана проверок увеличена доля субъектов надзора, относящихся к первым трём классам опасности с чрезвычайно высоким, высоким и значительным риском (это в основном крупные предприятия пищевой промышленности, водопроводно-канализационного хозяйства, крупные лечебно-профилактические учреждения, центральные районные больницы). Наибольшую часть проверок составляют объекты воспитания и образования (детские сады, общеобразовательные учреждения, детские летние оздоровительные учреждения), имеющие большое социальное значение.

Таким образом, основными факторами при выборе Управлением объектов, подлежащих плановому федеральному государственному контролю, являются высокая потенциальная опасность (риск) причинения вреда здоровью человека в результате деятельности объектов, а также принцип добросовестности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в части соблюдения обязательных требований санитарно-эпидемиологического законодательства Российской Федерации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *