При невыполнении обязательств по договору

  1. Последствия неисполнения обязательств по договору
  2. Понятие и виды гражданско-правовой ответственности
  3. Условия наступления гражданско-правовой ответственности
  4. Досудебный (претензионный) порядок урегулирования споров
  5. Защита нарушенного судом

Последствия неисполнения обязательств по договору

ГК РФ содержит основные последствия в отношении нарушителей договора.

1. В случае если одна сторона по договору не исполняет свои обязательства, исполняет их ненадлежащим образом или вообще отказывается от исполнения этих обязательств, она обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Это общее правило гражданского законодательства, однако наряду с ним имеется и несколько специальных положений, устанавливающих последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств.

Специальные правила при просрочке исполнения обязательства должником. Просрочка исполнения обязательства является частным случаем ненадлежащего исполнения обязательства. В соответствии с указанной статьей должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения. Если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков. Должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.

Кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Просрочка кредитора также является частным случаем ненадлежащего исполнения договора.

Просрочка кредитора дает должнику право на возмещение причиненных просрочкой убытков, если кредитор не докажет, что просрочка произошла по обстоятельствам, за которые ни он сам, ни те лица, на которых в силу закона, иных правовых актов или поручения кредитора было возложено принятие исполнения, не отвечают. Кроме того, по денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора.

Действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. За эти действия, если они повлекли за собой неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, отвечает должник (под работниками должника понимаются граждане, заключившие только трудовые договоры с должником).

2. В случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность или пользование другой стороне последняя имеет право требовать изъятия этой вещи у должника и передачи ее себе.

Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления. Если вещь еще не передана, преимущество имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить, — тот, кто раньше предъявил иск.

Вместо требования передать ему вещь, являющуюся предметом обязательства, кредитор вправе потребовать возмещения убытков.

3. В случае неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь в собственность, в хозяйственное ведение или в оперативное управление, либо передать вещь в пользование кредитору, либо выполнить для него определенную работу или оказать ему услугу, кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену, либо выполнить его своими силами, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства. Кроме того, кредитор вправе потребовать от должника возмещения понесенных необходимых расходов и других убытков.

Понятие и виды гражданско-правовой ответственности

Под гражданско-правовой ответственностью следует понимать установленные законодательством неблагоприятные последствия для нарушителя обязательства, выражающиеся в лишении его определенных гражданских прав или возложении на него определенных обязанностей имущественного характера.

Исходя из данного определения гражданско-правовой ответственности можно выделить две основные ее формы:

  • возложение ответственности на лицо, нарушившее договор имущественной обязанности, например передачи имущества, уплаты денег и т.д.;
  • лишение лица, нарушившего договор, принадлежащего ему права.

Возложение ответственности на лицо, нарушившее договор имущественной обязанности, стоит на страже интересов государства, граждан и юридических лиц и служит для обеспечения стабильности гражданско-правовых отношений. Сущность данной формы заключается в том, что на нарушителя договора возлагается дополнительное имущественное обременение по сравнению с теми, которые он нес в соответствии с договором. Типичным проявлением данной формы ответственности является взыскание убытков (об убытках см. ниже).

Ответственность лица, нарушившего договор, состоит не в возложении на нарушителя дополнительной имущественной обязанности, а в лишении принадлежащего ему права. Примером такой ответственности может служить взыскание в доход государства всего полученного по договорам, противным основам правопорядка или нравственности.

В зависимости от конкретных обстоятельств, таких как характер правонарушения, субъектного состава правоотношения и других, ответственность по гражданскому законодательству может быть различной.

Гражданское законодательство выделяет следующие формы ответственности:

  • договорная и внедоговорная;
  • долевая и солидарная;
  • основная и субсидиарная.

Договорная ответственность – ответственность должника перед кредитором по обязательству, возникшая из договора в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения данного обязательства. Таким образом, договорная ответственность характеризуется следующими основными чертами:

  • стороны связаны определенными обязательствами, которые возникли на основании договора (например, займа, аренды и т.д.)
  • основанием наступления договорной ответственности является факт неисполнения или ненадлежащего исполнения данного обязательства одной из сторон. Например, просрочка поставки товаров, передача товара ненадлежащего качества и т.д.

Внедоговорная ответственность наступает в связи с совершением противоправных действий одним лицом по отношению к другому лицу, в результате которых последний понес определенный имущественный ущерб. То есть при внедоговорной ответственности стороны не связаны между собой какими-либо договорными отношениями.

Долевая ответственность может наступить только при множественности лиц в договоре, т.е. когда на той или иной стороне договора выступает несколько лиц, которые несут те или иные обязанности. Под долевой ответственностью понимается ответственность, которая возлагается на двух или более лиц, которые отвечают перед кредитором в равных долях, если иное не установлено законодательством или договором. Как правило, основанием для наступления долевой ответственности является неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, закрепленного в договоре содолжниками.

Солидарная ответственность – это ответственность двух и более лиц, каждое из которых отвечает перед кредитором в полном объеме. При наступлении солидарной ответственности кредитор по своему выбору решает, в каком объеме и с кого необходимо произвести взыскание. При взыскании с одного содолжника суммы убытков в полном объеме последний получает право требовать возмещения этих расходов в регрессном порядке. Солидарная ответственность может быть предусмотрена как договором, так и законодательством. Например, в том случае, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

Основная ответственность – это ответственность должника как субъекта договорного либо внедоговорного обязательства. Субсидиарную же ответственность иначе называют дополнительной. Она в силу закона или договора возлагается на иных лиц, не являющихся должниками в обязательстве. Так, к примеру, участники полного товарищества несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества. Меры дополнительной ответственности могут возлагаться только при наличии основной ответственности и при соблюдении следующих условий: субсидиарная ответственность возлагается на лиц, которые не несут основную ответственность; объем дополнительной ответственности не может превышать объема основной ответственности.

В соответствии с ГК РФ до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику.

Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответа на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

Кредитор не вправе требовать удовлетворения своего требования к основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если это требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требования к основному должнику либо бесспорного взыскания средств с основного должника.

Лицо, несущее субсидиарную ответственность, должно до удовлетворения требования, предъявленного ему кредитором, предупредить об этом основного должника, а если к такому лицу предъявлен иск, то привлечь основного должника к участию в деле. В противном случае основной должник имеет право выдвинуть против регрессного требования лица, отвечающего субсидиарно, возражения, которые он имел против кредитора.

Условия наступления гражданско-правовой ответственности

Гражданско-правовая ответственность в соответствии со ГК РФ наступает в случае совершения правонарушения, выразившегося в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства, и при наличии вины должника. Законом или договором могут быть предусмотрены и иные основания гражданско-правовой ответственности должника.

Противоправность. Не всякое неисполнение обязательств можно считать противоправным деянием должника. Необходимо, чтобы такое деяние как минимум нарушало нормы гражданского права и субъективные права кредитора. Только в этом случае деяние должника будет считаться противоправным.

Противоправным может быть не только действие, но и бездействие. Бездействие может быть признано противоправным только в том случае, если по договору должник должен был совершить те или иные действия, но не исполнил их, например отсутствие факта передачи вещи по договору купли-продажи.

Вина должника. Действующее гражданское законодательство не содержит четкого определения вины. Вместе с тем ГК РФ содержит указание на то, что лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Следовательно, непринятие указанных мер означает, что лицо действовало виновно.

При умысле лицо осознает противоправность своего поведения, предвидит наступление вредных последствий и желает либо сознательно допускает наступление этих последствий. При неосторожности лицо осознает противоправность своего поведения, предвидит возможность наступления неблагоприятных последствий, но легкомысленно рассчитывает, что эти последствия не наступят, либо не предвидит такую возможность, хотя должно было и могло это предвидеть. Как правило, форма вины не влияет на объем и тяжесть ответственности, однако в некоторых случаях, прямо предусмотренных в законе, форма вины приобретает значение (например, при признании договора, противного основам правопорядка и нравственности, недействительным).

Необходимо отметить, что не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность независимо от наличия или отсутствия его вины в допущенном правонарушении. Однако если будет доказано, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (форс-мажорные обстоятельства), это лицо может быть освобождено от ответственности. Не считаются форс-мажорными такие обстоятельства, как нарушение своих обязанностей контрагентами должника, отсутствие на рынке необходимых для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств и другие подобные обстоятельства. Договором или законом могут быть предусмотрены иные основания ответственности субъекта предпринимательской деятельности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Например, в договоре может быть зафиксировано условие, согласно которому субъект предпринимательской деятельности несет ответственность за допущенное им правонарушение только при наличии вины.

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Кроме вины должника, действующее гражданское законодательство выделяет и вину кредитора. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению. Иначе говоря, наличие вины кредитора обусловливает уменьшение степени вины и соответственно уменьшение ответственности должника.

Убытки. Под убытками понимаются расходы, произведенные одной из сторон договора, утрата или повреждение ее имущества, а также неполученные доходы, которые она получила бы, если бы обязательство было исполнено другой стороной. Таким образом, категорию убытков составляют следующие элементы:

  • утрата имущества, физическое уничтожение имущества или выбытие его из хозяйственного оборота;
  • повреждение имущества, получение им дефектов, связанных с ухудшением его потребительских качеств, внешнего вида, уменьшением стоимости.

При повреждении имущества определяется размер уценки или расходы по устранению повреждения. Такой ущерб может быть нанесен в результате нарушений условий договора о таре и упаковке, поломки поставляемого оборудования, а также в случае, когда, например, арендатор, используя арендованное имущество ненадлежащим образом, приводит его в состояние, которое требует безотлагательного ремонта;

  • расходы кредитора. К расходам потерпевшей стороны относятся фактические расходы, понесенные ею ко дню предъявления претензии: расходы из-за простоя производства, по устранению недостатков в полученной продукции (выполненных работах), по уплате санкций (включая возмещение убытков) и т. д. Таким образом, в состав реального ущерба входят и те расходы, которые лицо должно было понести в будущем для восстановления нарушенного права. Главное, чтобы необходимость таких расходов и предполагаемый размер были подтверждены соответствующими доказательствами — обоснованным расчетом, сметой (калькуляцией) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг и др.;
  • не полученные кредитором доходы (упущенная выгода). В связи с переходом к рыночной экономике, созданием альтернативного коммерческого сектора количество исков о взыскании неполученной прибыли значительно увеличилось.

По общему правилу лицо, чье право нарушено, может требовать полного возмещения убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с осуществлением определенного вида деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков. Взыскание убытков в меньшем размере может быть предусмотрено и законом и договором, а ограничение права на полное возмещение убытков может иметь место только в случаях, предусмотренных законом. Рассмотрим случай из практики.

По условиям договора аренды арендодатель в случае нарушения договорных обязательств обязуется возместить арендатору понесенные убытки, но в пределах годовой суммы арендной платы. В действительности размер причиненных арендатору убытков оказался больше годовой суммы арендной платы, и арендатор потребовал в судебном порядке полного возмещения убытков. При этом арендатор полагал, что условия договора об ограничении размера убытков годовой суммой арендной платы является недействительным как не соответствующим требованиям действующего законодательства.

Уменьшение размера убытков и ограничение ответственности (право на полное возмещение убытков) — не одно и то же.

Ограничение ответственности имеет место лишь в том случае, когда применительно к отдельным видам обязательств законом предусмотрена возможность взыскания только определенного вида убытков, например, только реального ущерба, или только стоимости утраченной вещи.

Уменьшение размера убытков имеет место в том случае, если по закону с нарушителя могут быть взысканы все виды убытков, но размер убытков ограничивается определенной суммой.

К неполученным доходам (упущенной выгоде) относятся все доходы, которые получила бы потерпевшая сторона, если бы обязательство было исполнено. Существенной чертой данной формы убытков является факт неполучения кредитором тех доходов, которые он мог бы получить при условии надлежащего исполнения обязательства со стороны должника.

При предъявлении исков о взыскании неполученных доходов истцу необходимо доказать, что он мог и должен был получить указанные доходы, и только нарушение обязательств ответчиком явилось единственной причиной, лишившей его возможности получения прибыли, к примеру, от реализации товаров. Однако получение прибыли из выручки от реализации товаров возможно лишь после изготовления и поставки его потребителю, поэтому истец, наряду с вышеуказанным, должен доказать, что мог реализовать товар или услуги и получить тем самым обусловленную прибыль.

Иными словами, истцам необходимо доказать наличие реальных возможностей получения прибыли. При доказывании размеров неполученной прибыли не принимаются предположительные расчеты истца, а также любые формы в сослагательном наклонении (если бы…, то я бы…). Арбитражные суды требуют в этом случае письменных доказательств возможности получить прибыль: договоры, заключенные с контрагентами истца, гарантийные письма от них с предложением заключить соответствующий договор или положительные ответы контрагентов на предложение истца о заключении договора, протоколы о намерениях и т.д. Но стороны в договоре могут самостоятельно предусмотреть размер убытков, которые виновная сторона будет обязана возместить другой стороне в случае нарушения договорных обязательств.

В том случае, если лицо, нарушившее договор, получило вследствие этого доходы, другая сторона по договору вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Размер упущенной выгоды определяется с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был бы понести для извлечения прибыли, если бы обязательство было исполнено.

В частности, если должник не исполнил обязательство по поставке сырья или комплектующих изделий, вследствие чего кредитор произвел и реализовал меньшее количество продукции, то размер упущенной выгоды должен определяться исходя из планируемой цены реализации продукции за минусом тех затрат, которые кредитор понес бы для производства и реализации продукции — стоимость недопоставленного сырья или комплектующих, транспортные расходы, тара и упаковка и т.д.

Иными словами следует разграничивать понятия «выручка» и «доход». Доход — выручка минус затраты. Упущенная выгода — это именно доход, хотя на практике истцы в качестве упущенной выгоды просят взыскать выручку.

Как правило, убытки с ответчика по решению арбитражного суда взыскиваются в денежной форме, но в случае, если у ответчика отсутствуют денежные средства, у истца есть два варианта действий: возбудить дело о его банкротстве или обратиться в арбитражный суд с заявлением об изменении способа исполнения решения арбитражного суда путем обращения взыскания на имущество ответчика. Последний вариант представляется наиболее предпочтительным, так как по сравнению с возбуждением дела о банкротстве позволяет решить проблемы истца более оперативно.

Убытки не могут быть взысканы, если обязательство было прекращено вследствие прощения долга, невозможности исполнения.

В соответствии со с ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

Денежным может быть как обязательство в целом (в договоре займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг).

Последствия, предусмотренные с ГК РФ, не применяются к обязательствам, в которых валюта (деньги) исполняет роль товара (сделки по обмену валюты).

ГК РФ установлена ответственность за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица.

ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги. Положения данной статьи не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

При расчете подлежащих уплате годовых процентов по ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации число дней в году (месяце) принимается равным соответственно 360 и 30 дням, если иное не установлено соглашением сторон, обязательными для сторон правилами, а также обычаями делового оборота.

Проценты начисляются до момента фактического исполнения денежного обязательства, определяемого исходя из условий о порядке платежей, форме расчетов и положений с ГК РФ о месте исполнения денежного обязательства, если иное не установлено законом либо соглашением сторон.

Если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающихся ему, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму. Проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иным правовым актом или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства.

Кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Причинно-следственная связь между противоправным поведением и убытками. Причинно-следственная связь представляет собой объективную конкретную взаимосвязь двух или более явлений, одно из которых (причина) вызывает другое нетождественное явление (следствие), где причина всегда предшествует следствию, а следствие, в свою очередь, — результат действия причины.

Для применения гражданско-правовой ответственности необходимо установить не всякую причинно-следственную связь, а только такую, которая конкретно указывает, что убытки явились прямым следствием противоправного деяния (неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств) стороны в договоре (должника).

Досудебный (претензионный) порядок урегулирования споров

До недавнего времени необходимым условием реализации права предпринимателя на обращение с иском в арбитражный суд являлось соблюдение претензионного порядка урегулирования споров.

Спор мог быть передан на рассмотрение арбитражного суда лишь после принятия сторонами мер по непосредственному урегулированию спора в установленном порядке (за исключением требований организаций и граждан-предпринимателей о признании недействительными актов государственных и иных органов, об обжаловании отказа в государственной регистрации организации и т.д.).

Если федеральным законом или договором для определенной категории споров установлен досудебный порядок их урегулирования, спор может быть передан на рассмотрение арбитражного суда лишь после соблюдения такого порядка.

ГК РФ содержит положение, согласно которому требование изменить или расторгнуть договор может быть заявлено в суд только после отказа другой стороны на подобное предложение либо неполучения ответа в установленный срок.

Досудебный (претензионный) порядок урегулирования споров является обязательным для истца только в случаях, предусмотренных федеральным законом или договором. Если же он предусмотрен положениями, правилами и другими подзаконными актами, то его соблюдение не является обязательным для сторон. Кроме того, если досудебный (претензионный) порядок предусмотрен договором, последний должен содержать четкую запись об установлении такого порядка.

Законодатель делает исключение из общего правила о применении досудебного (претензионного) порядка урегулирования споров: на третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, не распространяется обязанность соблюдения такого порядка даже тогда, когда это предусмотрено федеральным законом или договором для данной категории споров.

В случае несоблюдения досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора с ответчиком, определенного законом или договором, иск оставляется без рассмотрения.

Доказательством соблюдения истцом досудебного порядка служат копия претензии и документ, подтверждающий ее направление ответчику.

Необходимо обратить внимание также на новый подход законодателя к вопросу о досудебном порядке урегулирования спора, который не зависит от того, утрачена возможность его соблюдения или нет. Независимо от этого несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком является основанием для оставления иска без рассмотрения.

Действующим законодательством кредитору не предоставлено, право списывать в бесспорном порядке признанную должником по претензии сумму. В том случае, когда условие о бесспорном списании признанной суммы отсутствует в договоре и в ответе на претензию, а должник признанную сумму не перечислил, кредитор вправе обратиться в арбитражный суд с иском о взыскании с должника задолженности, несмотря на признание претензии.

Защита нарушенного судом

Наиболее традиционной формой восстановления нарушенного или оспоренного права является обращение предпринимателей в суд (арбитражный или общий) с иском о защите своих прав и охраняемых законом интересов. В качестве средства судебной защиты в этом случае выступает иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности, с другой.

Арбитражный суд является государственным органом, специально созданным для рассмотрения и разрешения экономических споров между предприятиями, учреждениями, организациями, являющимися юридическими лицами, и гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус предпринимателя.

По общему правилу арбитражный суд рассматривает экономические споры при условии, что они вытекают из следующих отношений:

  • между организациями — юридическими лицами и гражданами-предпринимателями;
  • между организациями — юридическими лицами и государственными или иными органами;
  • между гражданами-предпринимателями и государственными или иными органами.

При этом именно сфера предпринимательства является одним из главных оснований, позволяющим разграничить компетенцию арбитражных судов и судов общей юрисдикции и определить специализацию арбитражных судов. Одним из критериев отнесения дел к подведомственности арбитражному суду является характер правоотношений: арбитражному суду подведомственны экономические споры, возникающие из гражданских, административных и иных отношений (к примеру, земельные, налоговые и т.д.), которые не охватываются собственно гражданской и административной сферами.

Законодатель определяет субъектный состав участников правоотношений, между которыми может возникнуть спор, подведомственный арбитражному суду. Он включает, прежде всего, юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке.

При этом следует иметь в виду, что осуществление предпринимательской деятельности без образования юридического лица и государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя являются обязательными условиями, при наличии которых гражданин признается участником спора, подведомственного арбитражному суду. Предпринимателем признается и глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятельность без образования юридического лица, с момента государственной регистрации этого хозяйства.

Особое значение придается именно акту государственной регистрации как основанию решения вопроса о подведомственности споров с участием граждан.

Принципиальное значение приобретает момент прекращения действия государственной регистрации. Необходимо подчеркнуть, что с момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя (в частности, в связи с истечением срока действия свидетельства, аннулированием государственной регистрации и т. д.), дела с участием указанных граждан, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных выше обстоятельств.

Поскольку арбитражный суд является специализированным судом по разрешению экономических споров, связанных с предпринимательской деятельностью, необходимо иметь в виду, что само по себе наличие статуса юридического лица или гражданина-предпринимателя еще не дает оснований для рассмотрения спора с их участием в арбитражном суде. В частности, юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, т.е. не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли, могут обратиться с иском в арбитражный суд только в случаях, когда спор с их участием носит экономический характер и возник в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

Таким образом, при решении вопроса о подведомственности дел арбитражному суду необходимо наличие двух названных выше критериев: характера правоотношения и субъектного состава их участников.

Организации, не являющиеся юридическими лицами, вправе обратиться с исками в арбитражный суд только в случаях, прямо предусмотренных законодательством.

Так, на практике нередки ситуации, когда с иском о защите прав и охраняемых законом интересов обращается не само юридическое лицо, а его обособленное подразделение в силу выданной ему доверенности. В этом случае следует иметь в виду, что истцом по таким делам является не обособленное подразделение, а юридическое лицо, в интересах которого оно действует. Реорганизованная либо вновь созданная организация имеет право обжаловать в арбитражном суде решение регистрационного органа об отказе в регистрации либо их уклонение от регистрации.

Учитывая, что правоспособность юридического лица наступает с момента его государственной регистрации, указанные организации не являются юридическими лицами, но могут обращаться в арбитражный суд.

То же относится и к гражданам, еще не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, когда они обращаются с иском об обжаловании отказа в государственной регистрации.

В случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и общественных интересов могут обратиться государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы. Это право не ставится в зависимость от наличия у названных органов статуса юридического лица.

По общему правилу споры между гражданами-предпринимателями, а также между ними и юридическими лицами разрешаются арбитражным судом, за исключением споров, не связанных с предпринимательской деятельностью.

Если дело возникло не в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности, оно подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Если хотя бы одной из сторон спора является лицо, не имеющее статуса предпринимателя, этот спор также подлежит рассмотрению не арбитражным судом, а судом общей юрисдикции. В частности, иск о признании недействительной сделки по продаже акций акционерного общества на аукционе, участником которого было физическое лицо, должен рассматриваться судом общей юрисдикции.

Более того, даже если гражданин имеет статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, но спор возник не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, а из брачно-семейных, жилищных и иных гражданских правоотношений, он подведомственен суду общей юрисдикции.

С момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя дела, связанные с осуществлявшейся им ранее предпринимательской деятельностью, рассматриваются судами общей юрисдикции, если эти дела не были приняты к производству арбитражным судом до наступления указанных обстоятельств.

В суде общей юрисдикции рассматриваются, в частности, связанные с предпринимательской деятельностью:

  • споры о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам;
  • заявления граждан и организаций на неправомерные действия и решения органа государственного управления и должностного лица, считающих, что их права и свободы нарушены.

Кроме того, суд общей юрисдикции рассматривает заявления лиц, считающих неправильными совершенные нотариальные действия или отказ в совершении нотариального действия.

Следует иметь в виду, что суду общей юрисдикции подведомственны также споры, в которых объединены несколько исковых требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие — арбитражному суду, однако разделение этих требований невозможно.

В судах общей юрисдикции рассматриваются также споры с участием иностранных организаций и организаций с иностранными инвестициям в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством РФ.

В то же время данные споры могут быть переданы также на рассмотрение арбитражного суда при наличии межгосударственного соглашения или соглашения сторон.

Несогласованность положений о подведомственности экономических споров между иностранными и российскими предпринимателями, содержащихся в двух нормативных актах равной юридической силы, очевидна.

В результате этого при выборе суда для разрешения спора действует правило, согласно которому истец, независимо от того, иностранный он или российский предприниматель, вправе по своему усмотрению избрать для разрешения конфликта суд арбитражный или общей юрисдикции. Выбора не может быть, если компетентный орган прямо определен международным соглашением или соглашением сторон. В данном случае речь идет о так называемом пророгационном соглашении, т.е. взаимном пожелании сторон контракта передать спор на разрешение конкретного суда до момента принятия его судом к своему производству.

Соглашение может быть оформлено самостоятельным документом, но чаще оно включается отдельным пунктом в заключаемый договор материального содержания (купля-продажа, кредит, оказание услуг и т.п.).

По юридической природе пророгационные соглашения (т.е. соглашения о выборе суда) близки к родственным в международном торговом обороте оговоркам об изъятии будущих или уже возникших конфликтов из ведения государственных судов с передачей их на разрешение в порядке третейского разбирательства.

В процессе предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации могут возникать следующие споры иностранных инвесторов и предприятий с иностранными инвестициями:

  • с государственными органами РФ, организациями — юридическими лицами и гражданами-предпринимателями;
  • между самими инвесторами и предприятиями с иностранными инвестициями;
  • между участниками предприятия с иностранными инвестициями и самим таким предприятием.

Так, суд общей юрисдикции (исключительная подсудность) рассматривает дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории РФ, дела по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся на территории РФ.

Понятие гражданско-правовой ответственности

Гражданско-правовая (гражданская) ответственность – это вид юридической ответственности, представляющий собой установленные нормами гражданского права юридические последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения гражданином, юридическим лицом, должностным лицом, органом власти (правонарушителем) своих обязанностей, юридически закрепленных соответствующими договорами и документами.

Гражданско-правовая ответственность — одна из форм государственно-принудительного воздействия на правонарушителя, которая применяется специально уполномоченным на то органом (судом, арбитражным судом, третейским судом) в установленном законом процессуальном порядке. Она обращена к правонарушителю и состоит в реализации предусмотренных законом санкций.

Санкции гражданско-правовой ответственности

Гражданско-правовая (гражданская) ответственностьСанкции гражданско-правовой ответственности подразделяются на:

  • конфискационные (безвозмездное изъятие у правонарушителя имущества в пользу государства);
  • компенсационные или право-восстанавливающие (возмещение вреда или убытков, причиненных потерпевшему);
  • штрафные или стимулирующие (взыскание, независимо от убытков, в пользу потерпевшего, неустойки, пени, штрафы);
  • отказные (отказ в защите права), применяемые в случаях злоупотребления правонарушителем своим правом, например, для достижения цели, запрещенной законами.

Гражданско-правовая ответственность носит имущественный характер, представляет собой ответственность правонарушителя перед потерпевшим (редко — правонарушителя перед государством), имеет компенсационный характер (преследуется цель восстановить имущество потерпевшего), предусматривает равенство ответственности за однотипные правонарушения всех участников праводеяний (физических, должностных, юридических лиц, государственных органов), имеет независимый характер применения (правонарушитель возмещает вред и убытки, независимо от применения к нему др. мер юридического воздействия). Например, административный штраф (см. Административная ответственность) не освобождает правонарушителя от возмещения нанесенного потерпевшему ущерба.

Виды гражданско-правовой ответственности

Гражданско-правовая ответственность может быть деликтной или договорной.

Деликтная — это гражданско-правовая ответственность, наступающая в случаях причинения вреда или убытков одним правонарушителем другому, когда последние не связаны обязательствами (договорами). Подобные случаи: нарушение права собственности; нарушения, касающиеся защиты чести, достоинства и деловой репутации физических и должностных лиц; нарушения авторских и смежных прав и др.

Договорная гражданско-правовая ответственность — ответственность за правонарушения, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств.

Основания гражданско-правовой ответственности

Необходимыми основаниями для принятия мер гражданско-правовой ответственности являются:

  • наличие договорных отношений между истцом (потерпевшим) и ответчиком (правонарушителем);
  • факт неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств.

Второе основание характеризуется набором признаков, образующих состав гражданского правонарушения:

  • противоправность поведения, наличие вреда и убытков;
  • причинная связь между противоправным поведением правонарушителя и наступившими вредоносными последствиями;
  • наличие вины (прямой или косвенный умысел, самонадеянность, небрежность, неосторожность и др.).

Законы устанавливающие гражданско-правовую ответственность

Федеральные законы, регулирующие отношения в области гражданской защиты, содержат статьи, устанавливающие гражданско-правовую ответственность:

  • Федеральный закон РФ от 21.12.1994 № 68-ФЗ «О защите населения и территории от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» — ст. 28. Ответственность за нарушение законодательства РФ в области защиты населения и территории от чрезвычайных ситуаций;
  • Федеральный закон РФ от 29.12.1994 № 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» — ст. 16. Имущественная ответственность по операциям с материальными ценностями государственного резерва;
  • Федеральный закон РФ от 22.08.1995 № 151-ФЗ «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» — ст. 35. Ответственность спасателей;
  • Федеральный закон РФ от 21.11.1995 № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» — гл. 8. Ответственность за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием юридическим и физическим лицам, здоровью граждан;
  • Федеральный закон РФ от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» — ст. 34. Гражданско-правовая ответственность;
  • Федеральный закон РФ от 09.01.1996 № 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения» — ст. 28. Ответственность за невыполнение или за нарушения требований к обеспечению радиационной безопасности;
  • Федеральный закон РФ от 21.07.1997 № 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений» — ст. 15. Страхование гражданской ответственности за причинение вреда, ст. 16. Возмещение вреда, причиненного в результате нарушения законодательства о безопасности гидротехнических сооружений, ст. 17. Финансовое обеспечение гражданской ответственности за вред, причиненный в результате аварии гидротехнического сооружения, ст. 18. Участие государства в возмещении вреда, причиненного в результате аварии гидротехнического сооружения и др.

Российское законодательство в области гражданской защиты содержит совокупность правовых норм (институт) гражданско-правовой ответственности. Этот институт, будучи развитым и адекватным юридическим механизмом предупредительного, компенсационного, стимулирующего, воспитательного и карающего характера, является эффективным организационно-управляющим средством усиления защиты населения от чрезвычайных ситуаций в условиях заметного расширения и усиления отношений в сфере экономического оборота. Но пока он в рассматриваемой сфере деятельности государства и общества не имеет системного представления, не содержит четких правил регулирования гражданско-правовой ответственности должностных и юридических лиц, государственных органов и органов местного самоуправления.

Источник: Вангородский С.Н. и др. Проблемы гражданско-правовой ответственности за нарушение законодательства РФ в области защиты населения и территории от чрезвычайных ситуаций. Международная конференция 25-26 апреля 2000 года «Проблемы правовых и экономических способов предупреждения и минимизации ущерба, возникшего в условиях чрезвычайных ситуаций». —М., 2000.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЧАСТНОГО ПРАВА

УДК 34.03

Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора как обязанность правонарушителя: рассуждения к вопросу

Захаров Дмитрий Евгеньевич, Уральский государственный юридический университет, кандидат юридических наук

e-mail: Olga_zakharova_1992@inbox.ru

Гражданско-правовая ответственность является одной из ключевых и одновременно с этим дискуссионных теоретико-правовых проблем науки гражданского права. В правоведении сформировался подход к гражданско-правовой ответственности как к обязанности правонарушителя нести неблагоприятные имущественные последствия. В настоящей статье предпринята попытка переосмысления теоретических и практических аспектов ответственности с позиции прав и обязанностей участников отношений ответственности. Автор отмечает, что содержание охранительного правоотношения ответственности не исчерпывается обязанностью правонарушителя и представляет собой сложную совокупность прав и обязанностей потерпевшего и правонарушителя.

Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность; нарушение договора; обязанность правонарушителя; право потерпевшего; исполнение ответственности; охранительное правоотношение.

Civil liability for breach of contract as the obligation of the offender:

reasoning to the issue

Zakharov Dmitry Evgenievich,

Ural State Law University, Candidate of Law

Вопрос о сущности гражданско-правовой ответственности представляется одним из наиболее сложных и многоаспектных в частном праве. Гражданско-правовая ответственность является базисной категорией науки гражданского права, и ее изучению всегда уделялось пристальное внимание со стороны правоведов, но, несмотря на это, актуальность ее исследования не утратила своего значения.

В науке гражданского права сформировались различные подходы к пониманию сущности ответственности, среди них следует особо выделить так называ-

емую концепцию «обязанности правонарушителя». Сторонники указанного подхода полагают, что ответственность является обязанностью лица претерпевать последствия своего деяния. Так, И. С. Самощен-ко, М. Х. Фарукшин определяли ответственность как обязанность правонарушителя терпеть возложенные на него лишения за невыполнение предусмотренных законом обязанностей1. Н. С. Малеин ответствен-

1 См.: Самощенко И. С., Фарукшин М. Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 11.

ность видел в обязанности, которая не существовала до правонарушения1. По мнению других ученых, ответственность предстает обязанностью субъекта в охранительном правоотношении2. Правоведы В. Л. Кулапов и И. Н. Сенякин уточняют при этом, что обязанность, возлагаемая на правонарушителя, носит личный, материальный или организационный характер3. Цивилисты В. Т. Смирнов и А. А. Собчак представляют гражданско-правовую ответственность как обязанность правонарушителя нести предусмотренные нормами права отрицательные последствия, выраженные в лишении его имущественных прав (благ) в пользу потерпевшего4. Ю. А. Райдла, рассматривая вопросы гражданско-правовой ответственности, признает ее «особого рода обязанностью»5. Категорично высказался Е. А. Крашенинников, полагающий, что гражданско-правовая ответственность наличествует исключительно на стороне правонарушителя и у него ничего иного, кроме как охранительной обязанности, не возникает6.

Представленные позиции отражают такой угол видения гражданско-правовой ответственности, при котором она высвечивается наличием у правонарушителя обязанности нести имущественные последствия своего противоправного поведения. Такое понимание гражданско-правовой ответственности концентрирует внимание на динамическом аспекте ответственности, а именно мере должного поведения правонарушителя. Однако органически связанным с обязанностью правонарушителя компонентом ответственности выступает субъективное гражданское право потерпевшего, ведь не может самостоятельно существовать отдельно взятая обязанность, не находящаяся в состоянии юридической связанности с субъективным гражданским правом, поскольку «право непременно предполагает соответствующую обязанность. Если нет соответствующей обязанности, будет простое дозволение, а не правомочие»7. Стоит отметить, что в равной мере как о праве потерпев-

1См.: Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 12.

2См.: Хачатуров Р. Л., Ягутян Р. Г. Юридическая ответственность. Тольятти, 1995. С. 69.

3См.: Кулапов В. Л., Сенякин И. Н. Теория государства и права: учебно-методическое пособие. Саратов, 1998. С. 101.

4См.: Смирнов В. Т., Собчак А. А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве: учебное пособие. Л., 1983. С. 48-49.

5Райдла Ю. Э. Вопросы гражданско-правовой ответственности в условиях перестройки // Ученые записки Тартуского государственного университета. Юридическая ответственность: Проблемы и перспективы. Труды по правоведению. Тарту, 1989. Вып. 852. С. 49.

6См.: Крашенинников Е. А. Понятие гражданско-правовой ответственности // Ученые записки Тартуского государственного университета. Юридическая ответственность: Проблемы и перспективы. Труды по правоведению. Тарту, 1989. Вып. 852. С. 70-71.

7Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. Кн. 2: Объ-

ективная и субъективная сторона права. СПб., 2003. С. 151.

шего на возмещение убытков, так и об обязанности правонарушителя их возместить говорит и отечественный законодатель в п.1 ст. 393 и п.1 ст. 400 ГК РФ.

Тот факт, что меры гражданско-правовой ответственности составляют способы защиты права, не подвергается сомнению ни в науке, ни в законодательстве, выступая своего рода аксиомой гражданского права. Это обстоятельство «дает возможность рассматривать гражданско-правовую защиту в качестве обобщающей категории, выражающей общую целевую направленность разнообразных форм координации поведения участников отношений-притязаний»8. Ключевая роль при гражданско-правовой ответственности отводится субъективному праву на защиту. Состав субъективного гражданского права характеризуется определенной структурой, образованной ее элементами. Общеизвестно, что правомочия, входящие в состав субъективного права, включают в себя: право требования, право на положительные действия, притязание. Притязание -это «входящее в состав субъективного права (при нарушении юридической обязанности) правомочие, выраженное в возможности привести в действие аппарат государственного принуждения»9. Притязание в составе субъективного гражданского права характеризуется возможностью возложения на правонарушителя мер гражданско-правовой ответственности путем осуществления права на защиту. Притязание, по точному утверждению С. С. Алексеева, «существует в правоотношении не с самого начала его формирования, а включается при наличии дополнительных факторов (неисполнения обязанности) в состав субъективного права для обеспечения правового воздействия на нарушителя юридической обязанности»10. Ответственность как правовое явление вне правоотношения существовать не может, и связь, которая возникает между потерпевшим и правонарушителем, устанавливается гражданским охранительным правоотношением, в рамках которого ответственность проходит стадии своего развития. Реализация гражданско-правовой ответственности обусловлена динамикой охранительного правоотношения. Реализация связана с поведением участников, а именно с осуществлением прав и исполнением обязанностей.

Субъективное право на защиту при его детальном рассмотрении включает в себя три правомочия: упра-вомоченный субъект может сам совершать определенные действия, требовать их совершения от правонарушителя, а также вправе обратиться за защитой своих нарушенных прав в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства (предъявление иска, требование об установлении обеспечительных мер, принудительное исполнение судебного акта и

8Илларионова Т. И. Проблема охранительных функций гражданского права // Избранные труды. Екатеринбург, 2005. С. 254.

9Алексеев С. С. Общая теория права: в 2 т. М.: Юрид. лит., 1982. Т. 2. С. 124.

10Там же. С. 125.

т. п.). Сущность правовой связи в гражданском правоотношении ответственности такова, что, помимо основной обязанности правонарушителя нести меры ответственности в виде имущественных лишений и права потерпевшего требовать исполнения указанной обязанности, участники правоотношения ответственности наделены дополнительными правами и обязанностями, призванными обеспечить эффективную и своевременную реализацию ответственности. Полное и своевременное исполнение (реализация) ответственности обеспечивается взаимодействием двух полюсов ответственности — осуществлением прав и исполнением обязанностей.

Представляется, что реализация ответственности не только зависит от исполнения правонарушителем обязанности, но и во многом обусловлена осуществлением прав самим потерпевшим. В случае нарушения договора активность обеспечить исполнение обязанности правонарушителя подвергается мерам гражданско-правовой ответственности и во многом зависит от действий самого пострадавшего, что, конечно, вовсе не исключает ситуацию, при которой сам правонарушитель, действуя добросовестно и сознательно, без проявления со стороны потерпевшего правовой инициативы по осуществлению им своего права требования, добровольно принимает все необходимые меры по реализации ответственности (добровольно выплачивает неустойку, оплачивает расходы и т. п.). Сказанное позволяет сделать вывод, что осуществление пострадавшим своего права на защиту не только «побуждает» правонарушителя к ответным мерам, но и выполняет «сигнализирующую» функцию, информируя участника договора о допущенном им нарушении, если последний, действуя добросовестно и разумно, вообще не знает о таком нарушении со своей стороны.

В этой связи уместно привести понятие юридической ответственности, сформулированное П. А. Кабановым, по мнению которого ее «можно определить как обязанность правонарушителя подвергнуться неблагоприятным последствиям, вытекающим из факта совершения правонарушения, выражающимся в осуждении и претерпевании лишений личного имущественного и личного неимущественного характера, и их реализацию, осуществляемую в рамках охранительных правоотношений»1. В данном случае ответственность предстает как некая возможность быть подвергнутым наступлению негативных последствий, но сама возможность еще не значит ее фактическую реализацию. Следует различать возможность претерпеть меры ответственности — это означает, что с момента совершения гражданского правонарушения (при наличии всех необходимых элементов состава) у потерпевшего возникает возможность требовать применения мер ответственности к правонарушителю, и непосредственно само претерпевание таких мер потерпевшим.

1 Кабанов П. А. Карательная функция в системе функций юридической ответственности. Тольятти, 2004. С. 35.

Осуществление права на защиту связано с намерением пострадавшего получить то, на что он вправе «рассчитывать», при этом управомоченное лицо прежде всего стремится восполнить свои имущественные потери за счет правонарушителя. Сообразуя свои действия с положениями закона и заключенного договора, пострадавший совершает действия, составляющие его субъективное право на защиту, с целью оптимального, эффективного и скорейшего достижения привлечения виновного к гражданско-правовой ответственности. Однако само по себе возникновение и существование права на защиту не означает и не влечет его немедленной реализации. Инициатива защиты в гражданско-правовом порядке всегда принадлежит субъекту этой защиты. Совершение конкретных действий по осуществлению права на защиту является результатом проявления правовой инициативы потерпевшего и реализуется им по своему усмотрению и в своем интересе, что согласуется с положениями п. 2. ст. 1, п. 1 ст. 9 ГК РФ. Зачастую реализация ответственности напрямую зависит от воли пострадавшего и его «молчание» ведет к бездействию со стороны правонарушителя, что в конечном итоге может привести к истечению срока исковой давности и юридической «амнистии» стороны, допустившей нарушение договора. Неисполнение обязанности правонарушителя перед потерпевшим может повлечь обращение последнего к государственным органам за обеспечением исполнения обязанности правонарушителя силой государственного принуждения. Следует напомнить, что принуждение не является обязательным атрибутом (качеством) исполнения обязанности правонарушителем, поскольку диспозитивность как отличительная черта метода гражданского права и имущественный характер регулируемых отношений обуславливают существование двух форм исполнения такой обязанности как в юрисдикционном, так и в добровольном порядке.

Нельзя не отметить такой важный момент, что осуществление потерпевшим права на обращение с претензией в суд или за принудительным исполнением судебного решения в отдельных случаях конкретизирует размер самой ответственности (денежной суммы), на которую тот вправе претендовать от правонарушителя. В данном случае речь идет о ситуациях, когда стороны договорного обязательства по своему усмотрению определили исчисление размера ответственности моментом получения одной из сторон претензии о нарушении ею договора или же при присуждении неустойки, исчисляемой на дату вынесения судебного решения, расчет неустойки, начисляемой после вынесения решения и до момента фактического исполнения, начисление неустойки, осуществляемое судебным приставом-исполнителем или в особых случаях органами казначейства, банками и иными кредитными организациями, означает, что в отдельных случаях срок осуществления права конкретизирует денежную сумму, подлежащую выплате правонарушителем.

Важно подчеркнуть, что на потерпевшую сторону может быть возложена обязанность совершить различные действия, к которым следует отнести сбор и фиксацию доказательств, свидетельствующих о нарушении обязательства, их предоставление нарушившей договор стороне, принятие потерпевшим мер по предотвращению последствий нарушения обязательств, предоставление доказательств, подтверждающих характер и размер понесенных убытков, и т. п. Помимо прочего, на потерпевшую сторону может быть возложена и обязанность по открытию банковского счета для зачисления средств от правонарушителя, обязанность сообщить банковские реквизиты для такого перечисления, а также иные обязанности по совершению необходимых и достаточных действий, направленных на принятие от правонарушителя всего причитающегося вследствие нарушения договора. Исполнение указанных обязанностей может происходить в порядке и сроки, предусмотренные договором или (дополнительным соглашением к нему) на случай его нарушения. В отдельных случаях законодатель вменяет потерпевшему специальную обязанность, неисполнение которой является основанием для освобождения от ответственности. Так, к примеру, непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя (ст. 462 ГК РФ). Отмечая необходимость совершения потерпевшим отдельных действий, нельзя упускать из виду то обстоятельство, что в договоре сторонами также может быть установлена в случае его нарушения обязанность сообщить своевременно контрагенту о допущенном им нарушении договора, необходимость предоставления ему полной и достоверной информации, связанной с нарушением договора, обязанность рассмотреть и направить мотивированное согласие или возражение в ответ на полученное от потерпевшего уведомление (претензии) и т. п.

Нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что отдельные права возникают у потерпевшего не с момента правонарушения, а их появление обусловлено динамикой охранительного правонарушения и выступает последствием реализации иного субъективного права. Такая «последовательность» и «взаимообусловленность» могут быть либо установлены самим договором в части регламентации ответственности за его нарушение (соглашением об ответственности), либо же следовать из самого закона. Так, к примеру, стороны вправе определить в договоре, что требованию об уплате неустойки предшествует направление доказательств, подтверждающих обоснованность их взыскания, или, к примеру, стороны в договоре могут определить, что начисление неустойки происходит с истечением срока, установленного сторонами для добровольного удовлетворения требования правонарушителем; в силу закона праву на обращение в суд с исковым заявлением предше-

ствует направление досудебной претензии; предъявление требования об уплате штрафа за отказ в удовлетворении в добровольном порядке требований потребителя — возникает данное право после подачи соответствующего заявления; право на индексацию возмещения убытков возникает не ранее вынесения решения по делу о возмещении таких убытков; право на получение неустойки по день фактического исполнения обязательства обусловлено заявлением соответствующего требования кредитора (пострадавшего).

Очевидно, что большая часть обязанностей потерпевшей стороны возникает, если стороны прямо предусмотрели их в договоре (дополнительном соглашении), и они, прежде всего, имеют цель — обеспечить (содействие) возможность для правонарушителя исполнить обязанность по возмещению убытков и уплате неустойки в добровольном порядке. В этой связи нельзя не отметить, что, исходя из принципов гражданского права и смысла закона, потерпевший обязан действовать добросовестно, оказывать необходимое содействие правонарушителю в исполнении им обязанности претерпевать меры гражданско-правовой ответственности, учитывая при этом права и интересы самого правонарушителя. Представляется, что интересом обладает как потерпевший, так и правонарушитель, хотя традиционно интерес в гражданском праве связывают с наличием субъективного гражданского права. Как писал Г. Гегель, «индивид каким-либо образом должен находить в исполнении своей обязанности также и свой собственный интерес, свое удовлетворение или расчет»1. При возникновении ответственности на первый план выходят права и законные интересы пострадавшего, что не исключает необходимости учета интересов и правонарушителя. Интерес правонарушителя следует трактовать как его устремленность в достижении правовых результатов, имеющих для него конкретное экономическое выражение. Иллюстрацией к сказанному может служить то, что сам правонарушитель заинтересован в скорейшем исполнении мер ответственности с тем, чтобы, в частности, прекратить начисление неустойки, или своевременное и в полном объеме возмещение пострадавшему причитающегося позволит избежать дополнительных расходов, связанных с рассмотрением дела в суде. В некоторых случаях поведение пострадавшего обуславливает соблюдение имущественных интересов правонарушителя при исполнении им мер наступившей гражданско-правовой ответственности, связанных с нарушением договора, к примеру, в случае, когда от потерпевшего требуется совершить все необходимые меры по принятию надлежащего исполнения, предложенного правонарушителем. Вышеуказанное свидетельствует о необходимости каждой стороне отношения сообразовывать свое поведение с интересами противной стороны, с целью соблюдения их баланса и недопущения их нарушения.

1 Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 279.

При рассмотрении содержания правоотношения ответственности закономерно возникает вопрос о том, что же характеризует гражданско-правовую ответственность, что является первичным — обязанность претерпевать ее последствия или, напротив, право требовать получения экономического выражения таких последствий. В этой связи уместно привести высказывание В. Ф. Яковлева, по мнению которого «обязанность существует лишь постольку, поскольку существует право»1. Другой ученый-цивилист Л. А. Чеговадзе пишет: «…что же касается относительных правовых связей, опосредованных системой обязательств, то. в них субъективное право существует лишь потому, что контрагент возлагает на себя долг и обязанность действовать в целях его сложения»2. В ходе рассуждений о гражданско-правовой ответственности внимание многих правоведов устремляется к обязанности правонарушителя нести неблагоприятные последствия своего деяния, что отчасти объяснимо, поскольку при правонарушении центральной фигурой становится нарушитель, ведь от ряда субъективных и объективных моментов совершенного им правонарушения будет зависеть юридическая «судьба» самой ответственности, а именно ее возложение и исполнение или же освобождение от нее. Однако и поведение самого потерпевшего имеет значение для ответственности, примером этого может служить ситуация, при которой стороны предусмотрели в договоре, что размер возмещения может быть снижен при наличии со стороны потерпевшего грубой неосторожности, содействовавшей нарушению договора или приведшей к увеличению убытков.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение договора порождает между участниками договорного обязательства взаимную связь, посредством которой устанавливается «зависимость» потерпевшего от правонарушителя в том смысле, что при нарушении договора попираются именно права потерпевшего и он в некотором роде становится «заложником» обязанности правонарушителя, поскольку от последнего зависит удовлетворение имущественных интересов потерпевшего. Такое положение потерпевшего делает его «слабой» стороной по отношению к правонарушителю, поскольку последний вообще может и не исполнить обязанность по реализации ответственности ввиду как объективных (невозможность для потерпевшего доказать размер убытков), так и субъективных причин (отсутствие необходимых денежных средств, невозможность установить его местонахождение). Сказанное вовсе не означает правовое неравенство (или наличие преимущественного положения) участников отношения ответственности, а лишь характеризует взаимосвязь между ними и высвечива-

1Яковлев В. Ф. К проблеме гражданско-правового метода регулирования общественных отношений // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: сборник статей. М., 2001. С. 370.

2Чеговадзе Л. А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М., 2004. С. 408.

ет смещение центра тяжести имущественной зависимости в сторону пострадавшего. О его центральной роли свидетельствует то обстоятельство, что в отличие от публичных отраслей права, где юридическая ответственность сосредоточена на наказании правонарушителя, гражданско-правовая ответственность ориентирована в первую очередь на имущественные интересы пострадавшего, который в результате несения правонарушителем мер ответственности должен получить восстановление (компенсацию) имущественных потерь, вызванных совершением правонарушения. Кроме того, «слабость» потерпевшего относительно правонарушителя обусловлена тем фактом правовой действительности, что, помимо нарушения права (что уже самого по себе негативно) и имущественного положения после нарушения договора, потерпевший утрачивает то, что ему полагалось, или лишается того, на что рассчитывал при заключении договора, или же несет те расходы, которые нести не должен был.

Подход к ответственности исключительно как к обязанности фокусирует внимание лишь на одном элементе содержания охранительного правоотношения ответственности, но очевидно, что динамика такого правоотношения не только обусловлена исполнением правонарушителем имущественной обязанности нести меры ответственности, но и связана с осуществлением как потерпевшим, так и правонарушителем иных субъективных гражданских прав и исполнением обязанностей, установленных для них законом и предусмотренных заключенным договором на случай его нарушения.

Полагаем, что гражданско-правовая ответственность терминологически не совпадает с субъективной юридической обязанностью правонарушителя, и, не отрицая значения существующей в науке концепции гражданско-правовой ответственности как обязанности правонарушителя понести имущественные лишения, представляется, что реальное взаимодействие участников ответственности гораздо богаче. Содержание охранительного правоотношения ответственности составляют разнообразные права и обязанности как потерпевшего, так и лица, нарушившего договор. Субъективной гражданской обязанности правонарушителя претерпевать негативные имущественные последствия корреспондирует субъективное гражданское право потерпевшего требовать этого. Последнее следует признать основой содержания правоотношения ответственности, при этом в его составе обнаруживаются и иные права и обязанности участников, которые можно условно признать «организационными», «вспомогательными» в том смысле, что их осуществление и исполнение призвано способствовать и содействовать реализации основных прав, что в конечном итоге приводит к наступлению гражданско-правовой ответственности за нарушение договора.

Библиографический список

1.Алексеев С. С. Общая теория права: в 2 т. / С. С. Алексеев. — Москва: Юрид. лит., 1982. — Т. 2. — 359 с.

2.Гегель Г. Философия права / Г. Гегель. — Москва: Мысль, 1990. — 524 с.

3.Илларионова Т. И. Проблема охранительных функций гражданского права / Т. И. Илларионова // Избранные труды. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2005. — 298 с.

4.Кабанов П. А. Карательная функция в системе функций юридической ответственности / П. А. Кабанов. — Тольятти: Изд-во ВУиТ, 2004. — 205 с.

5.Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права / Н. М. Коркунов. — Кн. 2: Объективная и субъективная сторона права. — Санкт-Петербург: Юрид. центр Пресс, 2003. — 430 с.

6.Крашенинников Е. А. Понятие гражданско-правовой ответственности / Е. А. Крашенинников // Ученые записки Тартуского государственного университета. Юридическая ответственность: Проблемы и перспективы. Труды по правоведению. — Тарту, 1989. — Вып. 852. — С. 70-71.

7.Кулапов В. Л. Теория государства и права: учебно-методическое пособие / В. Л. Кулапов, И. Н. Сенякин. — Саратов, 1998. — 197 с.

8.Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях / Н. С. Малеин. — Москва: Наука, 1968. — 207 с.

9.Райдла Ю. Э. Вопросы гражданско-правовой ответственности в условиях перестройки / Ю. Э. Райдла // Ученые записки Тартуского государственного университета. Юридическая ответственность: Проблемы и перспективы. Труды по правоведению. — Тарту,

1989.- Вып. 852. — 225 с.

10.Самощенко И. С. Ответственность по советскому законодательству / И. С. Самощенко, М. Х. Фарук-шин. — Москва, 1971. — 240 с.

11.Смирнов В. Т. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве: учебное пособие / В. Т. Смирнов, А. А. Собчак. — Ленинград: ЛГУ, 1983. — 152 с.

12.Хачатуров Р. Л. Юридическая ответственность / Р. Л. Хачатуров, Р. Г. Ягутян. — Тольятти, 1995. — 200 с.

13.Чеговадзе Л. А. Структура и состояние гражданского правоотношения / Л. А. Чеговадзе. — Москва, 2004. — 542 с.

14.Яковлев В. Ф. К проблеме гражданско-правового метода регулирования общественных отношений / В. Ф. Яковлев // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: сборник статей. — Москва: Статут, 2001. -379 с.

Bibliograficheskiy spisok

1.Alekseyev S. S. Obshchaya teoriya prava: v 2 t. / S. S. Alekseyev. — Moskva: Yurid. lit., 1982. — T. 2. — 359 s.

2.Gegel G. Filosofiya prava / G. Gegel. — Moskva: Mysl,

1990.- 524 s.

7.Kulapov V. L. Teoriya gosudarstva i prava: uchebno-metodicheskoye posobiye / V. L. Kulapov, I. N. Senyakin. -Saratov, 1998. — 197 s.

8.Malein N. S. Imushchestvennaya otvetstvennost v khozyaystvennykh otnosheniyakh / N. S. Malein. -Moskva: Nauka, 1968. — 207 s.

10.Samoshchenko I. S. Otvetstvennost po sovetskomu zakonodatelstvu / I. S. Samoshchenko, M. Kh. Farukshin. — Moskva, 1971. — 240 s.

12.Khachaturov R. L. Yuridicheskaya otvetstvennost / R. L. Khachaturov. R. G. Yagutyan. — Toliatti, 1995. — 200 s.

Федеральным законом от 03.07.2016 №323-ФЗ введены в действия ч.ч. 5 – 7 ст. 159 УК РФ, предусматривающие уголовную ответственность за преднамеренное неисполнение договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного, крупного и особо крупного размера.

Состав мошенничества, предусмотренного ч.ч. 5 — 7 ст. 159 УК РФ, имеет место в случае, если:

— в действиях лица имеются признаки хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием;

— указанные действия сопряжены с умышленным неисполнением принятых на себя виновным лицом обязательств по договору в сфере предпринимательской деятельности, сторонами которого являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации;

— виновное лицо является индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации.

В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Преднамеренное неисполнение договорного обязательства означает, что лицо, выступающее представителем организации или предпринимателя (либо сам предприниматель), изначально не намерено выполнять обязательство, рассчитывая противозаконно завладеть имуществом, сознавая, что тем самым причинит ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

При этом не имеет значения, каким образом виновный планировал распорядиться или распорядился похищенным имуществом (например, использовал в личных целях или для предпринимательской деятельности).

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, признается уголовно наказуемым, если это деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере десяти тысяч рублей и более. Размер причиненного ущерба надлежит исчислять исходя из стоимости похищенного имущества на момент совершения преступления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *