Поручение ГК РФ

Потребность в написании статьи на тему, известную каждому юристу, наверное, еще со студенческих времен, возникла после продолжительного общения с коллегами-практиками, в процессе которого выяснилось, что не все представители практической юриспруденции четко разграничивают такие понятия, как «доверенность», «поручение» и «договор поручения». Например, руководитель органа государственной регистрации юридических лиц доказывал, что доверенность от имени юридического лица может выдаваться лишь на совершение таких действий, как подача документов от имени юридического лица в государственные органы. Представитель известной консалтинговой фирмы считает договором поручения договор, по которому «поверенный» обязуется подыскать клиентов для покупки целостного имущественного комплекса и согласовать с ними цену такого приобретения. Приведенных примеров, думаю, достаточно для того, чтобы доказать актуальность решения поднятых в данной статье вопросов.

Доверенность (поручение) и договор поручения: проблемы разграничения

Чтобы разделить эти понятия, необходимо указать, что отношения представительства, возникающие на основании доверенности, состоят из двух правовых связей:

— связь внешняя: представитель — третье лицо, точнее, доверитель — представитель — третье лицо. Независимо от научно-теоретических дискуссий относительно «квалификации» этого правоотношения, необходимо указать, что они опосредствуют процесс «обретения» представителем прав и обязанностей для доверителя;

— связь внутренняя: представитель (поверенный) — доверитель. Эта связь опосредствует договорные отношения между представителем (поверенным) и доверителем по предоставлению услуг по совершению юридических действий.

Первая связь опосредствуется таким документом, как доверенность (в Законе «О нотариате» этот документ называется поручением). Вторая связь опосредствуется договором поручения — разновидностью договора о предоставлении услуг. И это отличие необходимо четко осознавать. При этом следует отметить: в части 3 статьи 243 Гражданского кодекса (ГК) указывается, что полномочия в коммерческом представительстве подтверждаются или договором, или доверенностью.

Какова же природа доверенности и договора поручения?

Договор поручения — это обычный договор о предоставлении услуг, двустороннее правоотношение, или сделка (укр. — правочин). Доверенность же, согласно части 3 статьи 244 ГК, считается письменным документом, который выдается одним лицом другому для представительства перед третьими лицами.

Природа договора поручения понятна (хотя некоторые аспекты мы рассмотрим ниже). Природа же доверенности вызывает определенные дискуссии.

Так, одни ученые считают, что доверенность — это односторонняя сделка. Другие же, что доверенность является всего-навсего документом, сама выдача которого и является односторонней сделкой. ГК также неоднозначно подходит к пониманию природы доверенности. В статье 244 ГК указывается, что доверенность является документом, вместе с тем в части 3 статьи 247 ГК указывается, что доверенность может быть признана ничтожной (а ничтожной может быть признана лишь сделка).

По моему мнению, односторонней сделкой (то есть действием лица, направленным на обретение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей) является выдача доверенности, поскольку именно с этого момента у доверителя возникает обязанность принять все приобретенное от его имени представителем (стать обязанно-уполномоченным субъектом по договорам), а у представителя — право совершать определенные действия от чьего-то имени. Сама же доверенность — это документ (набор полномочий), подтверждающий право представителя представлять доверителя.

Как же связываются (соотносятся) между собой доверенность и договор поручения?

Согласно статье 1007 ГК, если заключен договор поручения, то на его основании доверитель обязан выдать поверенному (представителю) доверенность. При этом, полагаю, выдача доверенности и заключение (подписание) договора — это независимые и не связанные между собой правоотношения. Можно выдать доверенность без заключения договора поручения и, наоборот, можно заключить договор поручения, но не выдать доверенность. Никаких санкций за это гражданское законодательство не предусматривает. Доверитель и его представитель (поверенный) сами должны быть заинтересованы в том, чтобы заключить (подписать) и доверенность, и договор поручения.

Договор поручения: проблемные вопросы толкования его объекта

Договор поручения является разновидностью договора о предоставлении услуг, согласно которому исполнитель (поверенный) обязуется совершить от имени доверителя определенные юридические действия.

Довольно сложным представляется вопрос разграничения настоящего договора и других смежных договорных конструкций, например, договора на процессуальное представительство. Ситуация усложняется двузначным толкованием определения понятия договора поручения в части 1 статьи 1000 ГК, согласно которому одна сторона обязуется совершить определенные юридические действия, «сделка, совершенная поверенным, создает, изменяет, прекращает гражданские права и обязанности доверителя».

Как понимать слово «юридические действия»? Как действия, создающие, изменяющие, прекращающие определенные юридические права и обязанности? Но права и обязанности могут быть как гражданскими (скажем, права и обязанности покупателя по договору купли-продажи), так и негражданскими, публичными (скажем, отказ от иска, изменение предмета исковых требований, подача регистрационной карточки). Словосочетание «юридические действия», которое употребляется в части 1 статьи 1000 ГК, охватывает все действия или нет? И почему в части 1 статьи 1000 ГК упоминаются лишь гражданские сделки.

Толковать эту норму можно по-разному:

1) предмет договора поручения — совершение любых юридических действий;

2) предмет договора поручения — совершение лишь гражданских юридических действий, то есть действий, создающих, изменяющих или прекращающих гражданские права и обязанности (основанные на юридическом равенстве, свободном волеизъявлении и имущественной самостоятельности их участников).

Несмотря на оценочность этой нормы, можно констатировать, что договор поручения, предусматривающий совершение не только гражданских юридических действий, но и всех других юридических действий, будет разновидностью договора о предоставлении услуг и к нему в той или иной мере (или же как к смешанному договору, или же по аналогии) будут применяться нормы главы 68 ГК.

При этом следует обратить внимание на еще один существенный момент! Действия, совершаемые поверенным по договору поручения, должны быть юридическими (то есть порождать, изменять или прекращать определенные правоотношения). Поэтому не будет считаться договором поручения тот договор, в котором предполагается предоставление определенных услуг (в том числе и юридических) и/или совершение определенных неюридических действий (скажем, провести предварительные переговоры с контрагентами). В определенных случаях такой договор можно рассматривать как агентский договор, согласно которому одна сторона (коммерческий агент) обязуется предоставить услуги другой стороне (субъекту, которого представляет агент) в заключении соглашений или оказывать содействие их заключению (предоставление фактических услуг) от имени этого субъекта и за его счет. В других же случаях такой договор будет считаться договором о предоставлении услуг (или отдельной его разновидностью). При этом нужно также учитывать требования нормы части 2 статьи 237 ГК, согласно которой не считается представителем лицо, которое хотя и действует в чужих интересах, но от собственного имени, а также лицо, уполномоченное на ведение переговоров относительно возможных в будущем сделок.

Выводы

Проанализировав вышеприведенные аргументы, можно констатировать следующее.

1. Доверенность (поручение) и договор поручения — это разные вещи. Для того чтобы поверенный смог представлять доверителя в юридических правоотношениях, доверитель должен выдать доверенность на совершение соответствующих действий.

2. Доверенность может быть выдана на совершение как гражданских (частных) сделок (заключить договор подряда), так и негражданских (публичных) юридических действий (заполнить регистрационную карту, поставить юридическое лицо на учет в ГНИ и т.п.).

3. Оценочность и возможность разночтения норм части 1 статьи 1000 ГК порождает ряд проблемных вопросов и сомнений.

В заключение хотелось бы обратить внимание на два сюжета, довольно часто встречающихся в практической деятельности.

Сюжет первый. Директор акционерного общества выдает доверенность на заключение сделок, которые уставом общества отнесены к компетенции наблюдательного совета (скажем, на отчуждение объектов недвижимости, что должно обязательно согласовываться с наблюдательным советом). Вправе ли директор уполномочить физическое лицо на совершение от имени общества сделок, которые он и сам не вправе совершать? Целесообразно ли каждый раз при совершении сделки относительно отчуждения недвижимости прилагать к доверенности протокол наблюдательного совета?

Несмотря на утвердительный ответ юридической практики на эти вопросы, считаю целесообразным поставить вопрос о законодательном упрощении этой процедуры в будущем. Скажем, при удостоверении нотариусом доверенности на совершение действий относительно недвижимого имущества и при условии, что такие действия относятся к компетенции наблюдательного совета (необходимо проверять при этом учредительные документы), необходимо требовать согласие совета (протокол) на передачу таких полномочий физическому лицу. А при удостоверении уже самих договоров на отчуждение недвижимого имущества достаточно только нотариально удостоверенной доверенности. При этом будет считаться, что совет делегировал такие полномочия представителю еще при удостоверении такой доверенности у нотариуса.

Сюжет второй. Как необходимо толковать словосочетание «решение о выходе юридического лица из состава учредителей (участников)», которое употребляется в части 3 статьи 29 Закона Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц — предпринимателей»? Вправе ли представитель юридического лица принимать такое решение, если право его принятия надлежащим образом делегировано такому представителю?

Считаю, что действующая редакция упомянутой нормы Закона позволяет истолковать ее содержание таким образом: физическое лицо — представитель юридического лица вправе принимать такое решение, подав в органы регистрации заявление со своей нотариально удостоверенной подписью. Тем не менее органы государственной регистрации не всегда осознают, что доверенность — это не только «право подать определенные документы», но и право совершать от имени юридического лица другие юридически значимые действия.

СЫВЫЙ Роман — юрисконсульт ОАО «Концерн Галнафтогаз», научный сотрудник НИИ частного права и предпринимательства АПрН Украины, г. Львов

Поділитися

1. По договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя.

2. Договор поручения может быть заключен с указанием срока, в течение которого поверенный вправе действовать от имени доверителя, или без такого указания.

Комментарий к статье 971 Гражданского Кодекса РФ

1. Подобно комиссии (п. 1 ст. 990 ГК), агентированию (п. 1 ст. 1005 ГК) и доверительному управлению имуществом (ст. 1012 ГК) поручение принадлежит к числу договоров о ведении чужих дел. При допустимости известных исключений каждый из них характеризуется тем, что обязавшееся по нему лицо: а) действует по заданию заказчика; б) пользуется его доверием; в) проявляет заботу об обеспечении его интересов; г) отчитывается перед ним об исполнении задания; д) может требовать от заказчика возмещения расходов, связанных с исполнением (см.: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. 11 Aufl. Munchen, 1977. Bd. 2. S. 295 — 296).

По договору поручения поверенный обязуется перед доверителем выступить в качестве его представителя, т.е. заключить в пределах своего полномочия сделку от имени доверителя и тем самым вызвать ее правовое последствие непосредственно в лице доверителя (подробнее о понятии представительства см. п. 1 коммент. к ст. 182 ГК).

Договор поручения не обосновывает необходимого поверенному для исполнения его обязанности полномочия, или, что одно и то же, права действовать в качестве представителя. Это право возникает из односторонней сделки доверителя, которая обычно оформляется доверенностью (ст. 185 ГК РФ с комментариями, п. 1 ст. 975 ГК). Поручение определяет цель и способ осуществления полномочия поверенного.

2. Под упомянутыми в п. 1 коммент. ст. юридическими действиями следует понимать только такие действия, которые могут совершаться через представителя. В большинстве случаев действие поверенного для доверителя является обязательственной или распорядительной сделкой (например, договором купли-продажи вещи или договором о передаче вещи в собственность). Помимо сделок к числу правомерных гражданско-правовых действий относятся сделкоподобные действия и реальные акты (см.: Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2008. Т. 1. С. 434 (автор параграфа — Е.А. Крашенинников)).

Сделкоподобные действия отличаются от сделок тем, что их правовые последствия определяются не волей действующего лица, а законом и наступают независимо от того, желает ли их это лицо или нет. В связи с содержащимся в сделкоподобных действиях обнаружением воли к ним могут применяться по аналогии предписания, предусмотренные для сделок, если цель этих предписаний оправдывает их соответствующее применение. Поэтому возможно поручение, обязывающее поверенного к совершению от имени доверителя сделкоподобного действия (например, к признанию долга доверителя перед третьим лицом — абз. 1 ст. 203 ГК). Реальные акты, т.е. действия, которые совершаются без цели обнаружения воли и с которыми закон связывает правовое последствие без учета правового последствия, желаемого действующим лицом, имеют очень мало общего со сделками. Предписания о представительстве, так же как и другие предписания о сделках, к ним в принципе неприменимы. Это означает, что совершение поверенным от имени доверителя реального акта, в частности переработки (ст. 220 ГК), не допускается.

В ходе исполнения поручения поверенный, как правило, совершает некоторые сделки и от своего имени (например, заключает договор перевозки для проезда до места закупки товара). По отношению к сделкам, совершаемым поверенным от имени доверителя, такие сделки носят вспомогательный характер. Поэтому они не должны учитываться при определении правовой природы договора поручения.

3. Поскольку договор поручения признается заключенным в момент достижения соглашения между контрагентами, он представляет собой консенсуальный договор. В силу абз. 1 п. 1 ст. 972 ГК поручение является преимущественно безвозмездной сделкой. Возмездный договор поручения входит в разряд взаимных (синаллагматических) договоров. Если же вознаграждение поверенному не причитается, но исполнение поручения сопряжено с его издержками, возместить которые обязан доверитель, то поручение представляет собой несовершенный двусторонний договор (см.: Enneccerus L., Lehmann H. Recht der Schuldverhaltnisse. 14 Aufl. Tubingen, 1954. S. 660; Esser J., Weyers H.-L. Schuldrecht: ein Lehrbuch. 8 Aufl. Heidelberg, 1998. Bd. 2. Teilbd. 1. S. 312).

Договор поручения нередко квалифицируют как фидуциарную сделку, обосновывая эту квалификацию тем, что отношения между доверителем и поверенным носят лично-доверительный характер. Однако в действительности фидуциарной сделкой является предоставление, вызывающее правовое последствие, которое идет дальше преследуемой хозяйственной цели предоставления. Типичными примерами фидуциарного предоставления служат обеспечительная передача вещи в собственность, при которой кредитору для обеспечения его требования передается право собственности на вещь, хотя для этой цели было бы достаточно залога вещи, и инкассовая цессия, при которой одно лицо уступает другому требование, с тем чтобы оно получило по нему исполнение, хотя для этой цели было бы достаточно наделения его полномочием (см.: Tuhr A. Allgemeiner Teil des schweizerischen Obligationenrechts. Tubingen, 1924. Halbbd. 1. S. 181; Крашенинников Е.А. Общая характеристика предоставлений // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2006. Вып. 13. С. 26). Нетрудно видеть, что договор поручения не обладает признаками фидуциарной сделки и, стало быть, не является таковой.

4. Сторонами договора поручения могут быть как граждане, так и юридические лица. В большинстве случаев доверители обладают полной дееспособностью. Однако в силу отсутствия в ГК соответствующего запрета доверителем может выступать и несовершеннолетний гражданин, достигший четырнадцати лет. Заключаемый таким гражданином договор поручения нуждается в предварительном или последующем согласии его законного представителя (п. 1 ст. 26 ГК).

Поскольку правовые последствия действий поверенного наступают в лице доверителя, эти последствия должны охватываться его правоспособностью. По этой причине некоммерческая организация не может дать поручение о заключении договора простого товарищества для осуществления предпринимательской деятельности, так как в данном случае носителем прав и обязанностей товарища способны выступать лишь индивидуальный предприниматель или коммерческая организация (п. 2 ст. 1041 ГК).

Ввиду того что исполнение поручения предполагает совершение поверенным сделок или сделкоподобных действий, в качестве поверенного не может фигурировать гражданин, признанный судом недееспособным (п. 1 ст. 29 ГК).

Договор, который представитель заключил от имени представляемого без соответствующего полномочия, в случае его неодобрения представляемым вступает в силу для представителя (см. п. 3 коммент. к ст. 183 ГК). Отсутствие в ст. 183 ГК указания на альтернативное последствие совершения договора неуполномоченным представителем вынуждает к выводу, что поверенный должен обладать способностью иметь права и нести обязанности, вытекающие из этого договора. Однако этот вывод следует отклонить как не соответствующий практическим потребностям участников гражданских правоотношений.

5. Упомянутый в п. 2 коммент. ст. срок является сроком существования полномочия поверенного. Условие об этом сроке охватывается содержанием волеизъявления доверителя о выдаче поверенному полномочия и, как правило, подпадает под действие предписаний ст. 186 ГК.

Срок существования полномочия поверенного может быть короче или длиннее предусмотренного в договоре поручения срока существования его обязанности действовать в качестве представителя. Стороны договора могут предусмотреть также срок исполнения обязанности поверенного; если в результате нарушения поверенным этого срока у доверителя возникают убытки, он вправе требовать от поверенного их возмещения (п. 1 ст. 15 ГК).

Договор поручения является консенсуальным, т.е. считается заключенным с момента достижения соглашения между сторонами по всем его существенным условиям.

Договор поручения относится к числу двусторонних. Он предусматривает не только обязанности поверенного по совершению порученных действий, но и обязанности доверителя — выдать поверенному доверенность, обеспечить его всем необходимым для исполнения поручения, принять у него все исполненное, возместить понесенные издержки, а в некоторых случаях уплатить вознаграждение.

Правовые нормы, предусматривающие данные обязанности, сформулированы диспозитивно, а потому по условиям договора могут вообще не возлагаться на доверителя. Исключение составляет лишь обязанность выдать поверенному доверенность. При ее неисполнении поверенный лишается возможности выполнить свои обязанности, а потому поведение доверителя квалифицируется как просрочка кредитора. В этой связи, даже обладая данной обязанностью, доверитель остается кредитором и не становится должником по отношению к поверенному.

По своей правовой природе договор поручения имеет самое большое сходство с договором комиссии. Как в случае договора поручения, так и в случае договора комиссии исполнитель действует в интересах и за счет доверителя. Оба договора предназначены для того, чтобы регулировать отношения по предоставлению посреднических услуг. Отличие между ними в том, что договор поручения является договором о представительстве, когда поверенный действует от лица доверителя. Договор комиссии не порождает отношений прямого представительства. Поверенный не становится стороной в правоотношениях между доверителем и третьим лицом и, таким образом, не приобретает каких-либо прав и обязанностей (так же как и агент в агентском договоре), а комиссионер же становится стороной в соглашении с третьим лицом, приобретает договорные права и обязанности.

Длящийся характер агентского договора (агент обязуется совершать определенные действия, т.е. подразумеваются многократно повторяющиеся длящиеся действия агента) отличает его от договора поручения и договора комиссии. Ещё одно немаловажное отличие договора поручения и агентского договора это разница в предмете договора. Если в договоре поручения предметом могут быть только юридические действия, то предметом агентского договора могут быть не только действия, влекущие юридические последствия, но и иные действия, которые таких последствий не вызывают (фактические действия).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *