Плюсы и минусы холдинга

42Clouds📌 Реклама

Основное преимущество вертикальной интеграции состоит в существенной экономии издержек, которая по большей части складывается из прибыли, заложенной в цену поставщиков сырья, материалов и комплектующих изделий, необходимых для производства основной продукции холдинга.

В случае присоединения предприятий-поставщиков или компаний, замещающих предшествующих поставщиков, прибыль и накладные, ранее включаемые в цену закупа, остаются в холдинге. Кроме того, эффективное управление, оптимизация, нормирование и жесткий контроль расхода ресурсов в процессе хозяйственной деятельности объединившихся в холдинг компаний могут принести дополнительную экономию.

Горизонтальная интеграция

Данный вид интеграции предполагает присоединение к действующему холдингу или компании, создающей новый холдинг, предприятий, выпускающих продукцию, аналогичную производимой в холдинге (рис. 2). 📌 Реклама Отключить

Основное преимущество горизонтальной интеграции — рост доли холдинга в своем сегменте рынка. Это значит, что основной целью создания холдинга с горизонтальной интеграцией является снижение уровня конкуренции. В данном случае увеличивается возможность установить свои цены на рынке и таким образом обеспечить увеличение прибыли и рост рентабельности производства и продаж.

При этом нельзя забывать о требованиях Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ (в ред. от 04.07.2016) «О защите конкуренции». Кроме того, холдинг с горизонтальной интеграцией может позволить себе закупать сырье и материалы с существенными скидками за счет увеличения объемов закупа.

Независимая интеграция

Независимая интеграция означает присоединение к холдингу предприятий, выпускающих продукцию (оказывающих услуги) для потребления на различных рынках. Производства, выпускаемая продукция или услуги предприятий, входящих в состав такого холдинга, никак не связаны между собой. В холдинге с независимой интеграцией могут быть и металлургические предприятия, и строительные организации, и компании, оказывающие услуги населению (рис. 3). 📌 Реклама Отключить

Независимая интеграция позволяет сократить риски существенного снижения объемов реализации и спроса на одном из рынков потребления продукции, производимой в холдинге. Риски могут быть вызваны сезонностью производства или спроса, экономическими кризисами и повышением уровня конкуренции.

Выбирая направления деятельности интегрируемых в холдинг предприятий, следует учитывать, что при снижении спроса на какую-либо продукцию потребность в других продуктах холдинга на рынках потребления в этот период должна оставаться стабильной или возрастать. Если, например, одна из компаний холдинга производит дорогостоящую высокорентабельную продукцию, то нужно интегрировать в холдинг и предприятия, выпускающие товары низкой ценовой категории, постоянно пользующиеся спросом независимо от экономических кризисов. Аналогично строится интеграция в состав холдинга предприятий, выпускающих сезонные товары.

📌 Реклама Отключить

Наличие рисков может быть связано и с появлением на одном из рынков сбыта одного крупного или нескольких конкурентов. Эти риски смягчаются благодаря выбранной структуре холдинга с независимым способом интеграции. Такой холдинг создается как бы с целью взаимопомощи предприятий, входящих в холдинг.

Смешанная интеграция

Наиболее успешной является деятельность холдингов со смешанной интеграцией (рис. 4). Такая структура холдинга совмещает в себе все преимущества различных интеграций.

Примером подобного холдинга может стать ООО «УГМК Холдинг». Широк список сфер рынка, в которых ООО «УГМК Холдинг» занимает лидирующие позиции не только на Урале и в Свердловской области, но и в России, за рубежом. Холдинг включает в себя:

📌 Реклама Отключить

  • предприятия цветной металлургии;
  • предприятия добывающей отрасли;
  • предприятия черной металлургии;
  • предприятия по обогащению сырья для металлургического производства;
  • машиностроительные предприятия;
  • авиастроительные предприятия;
  • научные организации;
  • строительные предприятия, осуществляющие гражданское и промышленное строительство;
  • предприятия стройиндустрии;
  • предприятия, производящие кабельную продукцию;
  • предприятия сферы услуг;
  • предприятия пищевой промышленности.

Вертикальная интеграция по отраслевой принадлежности некоторых групп предприятий, входящих в ООО «УГМК Холдинг», дает возможность значительно снизить издержки производства и повысить эффективность управления. Разнонаправленность деятельности холдинга позволяет сгладить последствия падения спроса на том или ином рынке сбыта, а высокий уровень концентрации ресурсов холдинга — направить денежные потоки в направлениях, необходимых для успешной деятельности холдинга. 📌 Реклама Отключить

Частичная вертикальная интеграция

Частичная вертикальная интеграция означает объединение в составе холдинга части предприятий, суммарная производственная деятельность которых не образует целостный замкнутый производственный цикл, но при этом часть (части) технологической цепочки по производству готовой продукции находится в рамках холдинга (рис. 5).

Частичная вертикальная интеграция холдинга может иметь место в начале его становления, когда руководство холдинга стремится объединить в своем составе предприятия, производственные мощности которых позволяют организовать замкнутый производственно-технологический цикл. В некоторых случаях создавать холдинги с полной вертикальной интеграцией нецелесообразно ввиду многообразия материальных ресурсов, требуемых для создания конечного продукта.

📌 Реклама Отключить

Примером холдингов с частичной вертикальной интеграцией могут быть строительные холдинги. Создание замкнутого производственного цикла, начинающегося от производства всех строительных материалов и заканчивая строительством объектов, практически недоступно в связи с высокой суммарной стоимостью производств, необходимых для образования непрерывной технологической цепочки выпуска строительных материалов и строительства объектов.

При производстве многих строительных материалов применяются дорогостоящие сложные технологии, используется нестандартное и далеко не дешевое оборудование. Да и управление таким комплексом должно быть на соответствующем уровне. Поэтому организация холдинга, включающего в себя предприятия, производящие все материалы и изделия, необходимые для строительства, — практически невыполнимая задача.

📌 Реклама Отключить

Вместе с тем нужно понимать, что, приобретая продукцию у сторонних организаций, строительное предприятие отдает своим поставщикам значительную долю своей прибыли. Еще приходится мириться с бесконечным, иногда необоснованным ростом цен поставщиков. В цену материалов включаются и накладные расходы поставщика, которые предприятие — покупатель продукции оплачивает из своего кармана.

Это важно! При образовании холдинга накладные расходы на производство продукции можно существенно снизить за счет правильного формирования организационной структуры холдинга. Это будет дополнительной экономией издержек относительно той ситуации, в которой материалы закупаются на стороне.

Успешно развивающаяся строительная компания должна обязательно подумать о том, чтобы обеспечить себя хотя бы элементарной производственной базой.

📌 Реклама Отключить

Если деятельность предприятия достаточно эффективна, что выражается в наличии некоторого количества свободных финансовых ресурсов, то их обязательно нужно вкладывать в строительство своих заводов по производству строительных материалов или искать способы и возможности приобрести контрольные пакеты акций действующих на рынке предприятий, производящих продукцию, востребованную в строительстве. В противном случае размер прибыли, отдаваемой поставщикам, будет увеличиваться, так как рост цен поставщиков не всегда адекватен увеличению затрат на производство продукции (нередко производится как бы по графику и без наличия каких-либо экономических обоснований увеличения цен реализации).

Статья опубликована в журнале «Планово-экономический отдел» № 4, 2017

Отличие холдинга от группы компаний

Холдинговая компания представляет собой совокупность головной компании и контролируемых ее дочерних компаний, а группа компаний – просто совокупность компаний. Как правило, холдинговая компания владеет контрольным пакетом акций других компаний. В холдинговых объединениях всегда присутствует формальная голова, а вот в группах компаний это условие не является обязательным. Группа компаний – это общий термин, который обозначает произвольную степень единства управления.

Самыми активными в развитии холдинговых отношений еще в далекие двадцатые годы прошлого века стали Соединенные Штаты Америки. Уже тогда к концу второго десятилетия из 513 крупных корпораций, чьи акции котировались на Нью-Йоркской бирже, 487 имели холдинговые отношения. К середине восьмидесятых годов в Соединенных Штатах Америки было официально зарегистрировано более шести тысяч холдингов, а также тридцать пять с половиной тысяч их отделений. Эти компании контролировали активы, сумма которых превышала 2200 миллиарда долларов.

Без сомнений в холдинговой модели организации бизнеса есть множество преимуществ. Но вот внутри самого холдинга абсолютно нет конкуренции, которая бы подталкивала к улучшению качества продукции или услуг. Также нерентабельные организации в холдинговых объединениях могут искусственно поддерживаться, а из-за этого снижается экономическая эффективность всего холдинга. Если сравнивать режим налогообложения холдинговых компаний и самостоятельных коммерческих организаций, то можно сказать, что режим последних намного выгоднее.

Структура холдинговых компаний

Структуру классической холдинговой компании в качестве обязательных элементов составляют две группы участников:

— основное (материнское) хозяйственное общество (акционерное, с ограниченной или дополнительной ответственностью) или товарищество (полное, коммандитное);

— дочернее хозяйственное общество (акционерное, с ограниченной или дополнительной ответственностью). С точки зрения субъектного состава в соответствии с действующим российским законодательством основным (материнским) может быть как хозяйственное общество: акционерное, с ограниченной или дополнительной ответственностью, так и товарищество: полное или коммандитное (на вере).


Дочерним (зависимым) может быть только хозяйственное общество (ст.105, 106 ГК РФ). Такой вывод следует из логики и общего смысла, содержащихся в указанных статьях, хотя норма ст.106 ГК РФ, в отличие от ст.105 ГК РФ, косвенным образом отказывает хозяйственным товариществам в праве быть основными по отношению к зависимым обществам.

Основное общество или товарищество и дочерние (зависимые) общества не являются особыми организационно-правовыми формами предпринимательской деятельности или какой-либо разновидностью хозяйственных обществ и товариществ. Они используются лишь для обозначения характера отношений экономической зависимости между двумя юридическими лицами.

Сейчас в большинстве отраслей происходит объединение и укрупнение предприятий, образуются холдинги, восстанавливаются разрушенные экономические и технологические связи. Предприятия, которые в связи с ломкой плановой экономики испытали спад производства, активно возвращаются к профильной деятельности и наращивают обороты. К крупным холдинговым компаниям сейчас относятся «Газпром», РАО «ЕЗС России», Северсталь-групп, «Норильский никель», «ЕвразХолдинг», «Фосагро», «Интеррос», холдинг «Объединенные машиностроительные заводы ОАО «Уралмаш», ЗАО «Трансмашхолдинг» (ТМХ), «Связьинвест» и др.

Управление холдингом

Управление в холдинговой компании предопределяет централизацию основных функций по трем важнейшим направлениям:

— управление собственностью;

— управление производственно–хозяйственной деятельностью, включая инвестиционную, технологическую, кадровую, сбытовую;

— управление финансовыми потоками.

На практике просматриваются 4 типовые модели управления холдингом: «Стратег», «Оператор», «Инвестор» и «Капитализатор».

Модели различаются между собой степенью вмешательства корпоративного центра (КЦ) в управление бизнес-единицами (БЕ), а также сутью самого бизнеса, который может быть предметным или инвестиционным.

Для модели «стратег» характерно долгосрочное участие головной компании в дочерних бизнесах, ориентация на повышение эффективности работы группы. Функции КЦ стратега заключаются в определении стратегии поведения БЕ, выработке общих стандартов, вложении инвестиций в развитие. Подобный тип чаще всего встречается в вертикально-интегрированных структурах, таких как «Северсталь-групп». Эта модель перспективна, т.к. в ней четко соблюдается баланс между сферами, которыми занимается КЦ, и вопросами, которых он не касается, а бизнес-единицы получают достаточно серьезные полномочия. Однако если данную модель попытаться применить к только что приобретенным активам, находящимся в «недоразвитом» состоянии, с невыстроенными бизнес-процессами, система даст сбой. Нужно серьезно готовить предприятия, прежде чем применять на практике такую модель управления.

«Оператор» активно участвует в решении стратегических и оперативных вопросов. Он также нацелен на долгосрочное участие в бизнесе и ориентирован на повышение его эффективности. Подобный характер бизнеса типичен для большинства отраслевых групп, таких как СУАЛ-холдинг. Функции КЦ-оператора заключаются в управлении несколькими направлениями бизнеса — продажами, закупками, финансами, персоналом, планированием деятельности БЕ. Однако эта модель скорее ближе начальному этапу становления холдинга. Типичная ситуация: группа покупает актив, входит в бизнес, контролирует все процессы, наводит порядок. И до некоего предела данная модель управления существенно повышает эффективность группы. Однако в какой-то момент дальнейшие попытки управлять всем и сразу вызывают обратный эффект. В КЦ наращивается бюрократический аппарат, вроде бы все контролируется, а эффективность невысока. Более того, у сотрудников падает инициатива, теряется способность принимать самостоятельные решения. Так что эта модель подходит для упорядочения бизнес-процессов в группе, находящейся на начальном этапе развития.

«Инвестор» получает доход от управления портфелем бизнесов и участвует в управлении БЕ на уровне принятия стратегических решений. Для такого типа характерно краткосрочное и среднесрочное участие в проектах, ориентация на получение доходов от купли-продажи бизнесов. Подобным образом ведут себя инвестиционные фонды (например, фонд прямых инвестиций Baring Vostok) и финансово-промышленные группы («Интеррос»). КЦ-инвестор вкладывает средства в формирование портфеля бизнесов, их предпродажную подготовку, определение общих целей развития и финансовой политики, контроль над их исполнением. Эта модель в теории предполагает существенный и активный приток инвестиционных средств, но, судя по российской практике, чаще всего все сводится к перетеканию инвестиционных ресурсов из прибыли одного бизнеса в другой — из более успешного проекта в развивающийся. В подобной системе головной центр наименее глубоко входит в деятельность БЕ, и, как правило, складываются не совсем понятные отношения между бизнесами: неясно, на каких условиях бизнесмен берет сам у себя эти деньги, что приводит к неуправляемости инвестиционных потоков.

В модели «капитализатор» головная компания нацелена на активное участие в управлении БЕ для получения дохода от продажи бизнесов. Эта модель типична для проектного предпринимательства, которым занимаются некоторые финансово-промышленные группы. КЦ-капитализатор занимается оперативным управлением ключевыми функциями, инвестированием, разработкой стратегии и контролем над ее выполнением. Это постепенно отходящий тип холдинга, поскольку в нашей стране остается все меньше недооцененных активов, из-за чего капитализация бизнеса требует все больших усилий и профессионализма. Если раньше данная модель поведения была массовой (купили «полулежащий» актив, привели его в порядок, продали, приобрели новый и т.д.), то сейчас многие предприятия крепко стоят на ногах. Но эта модель интересна тем, что требует виртуозных управленческих навыков. В модели «капитализатор» корпоративный центр наиболее глубоко заходит в деятельность дочерних предприятий: его цель капитализировать приобретенные активы и создать хорошо продающийся бизнес, используя для получения быстрой отдачи все возможные ресурсы (увольнения, оптимизация затрат и т.д.).

Обычно при выборе модели управления перед предпринимателями не стоит задачи строить холдинг с нуля. Наши группы компаний обычно находятся в промежуточном положении, например, между стратегом и оператором, и управленцы должны решить, в какую сторону лучше развиваться. Речь не идет о мгновенном создании классической холдинговой архитектуры того или иного типа — речь об определении вектора движения.

Холдинги: преимущества и недостатки

Представляем вашему вниманию главу «Причины и цели появления холдингов, их преимущества и недостатки» из монографии «Правовая модель холдинга для России».

Основная причина появления холдингов как формы объединения субъектов предпринимательской деятельности очевидна – объективное стремление получения большей доходности при меньших затратах, что позволяет достигнуть холдинговая система управления. Корпоративность и в общем виде, и в частном, если говорить о холдингах, на наш взгляд, выражает экономическую составляющую тяги субъектов к объединению в целях достижения цели наиболее эффективным способом. Как известно, любая система придает своим элементам некие новые качества, которые не были им присущи до объединения, или, как писал Дж.К. Лафта, «сумма свойств системы превышает свойства ее компонентов».

Эффективность любого объединения в литературе получила название синергии. Данный термин был введен в обращение в 50-е гг. ХХ в. И. Ансоффом. Закон синергии считается основным законом организации в природе и обществе, действие же других законов направлено на достижение более высоких значений синергетического эффекта.

Стремление к синергии в экономических отношениях является объективным и возникает на самых ранних стадиях развития общества.

Первые формы такого взаимодействия, очевидно, стали появляться тогда, когда появилась частная собственность, т. е. когда обособленные экономически субъекты получили возможность объединять свои экономические блага с благами других. Так, примерно в середине II тыс. до н. э. в Месопотамии, Древнем Египте, Китае стали появляться объединения лиц для осуществления земледельческой и ремесленной деятельности, преследующие общие экономические цели и предполагающие добровольное участие.

В середине V в. до н. э. в Древней Греции появились торговые товарищества. А в Древнем Риме в IV–I вв. до н. э. стали возникать финансовые объединения граждан, которые предполагали не только личное участие в достижение общей цели, но и объединение капиталов. Уже в I–IV вв. н. э. в Римской империи появляются финансовые товарищества, товарищества по морской перевозке. Римские юристы стали выделять объединения лиц со всеми признаками юридического лица: и наличие органов управления, и разграничение имущества членов и их объединения, и даже наличие государственного признания.

С развитием общества формы объединений стали усложняться, особенно в период капитализма. Как уже отмечалось, В.И. Ленин писал по этому поводу: «Громадный рост промышленности и замечательно быстрый процесс сосредоточения производства во все более крупных предприятиях являются одной из наиболее характерных особенностей капитализма… Свободная конкуренция порождает концентрацию производства, а эта концентрация на известной ступени своего развития ведет к монополии». Ведь в конечном счете и простое вложение капитала перестает устраивать владельцев этого капитала. А достижение большей доходности невозможно без системы оптимального управления бизнесом, что в большей мере осуществимо именно в холдингах. При этом собственник бизнеса может быть как частным, так и публичным лицом (государством).

Синергетический эффект объединения различных организаций в холдинг заключается в том, что преимущества от объединения достигаются не посредством арифметического сложения, а умножением возможностей всех организаций, входящих в структуру холдинга.

Обзор эволюции холдингов в странах с развитой экономикой показывает, что интегрированные структуры сформировались повсеместно, несмотря на существенные региональные различия в условиях хозяйствования и мотиваций к объединению. Крупные производственно-хозяйственные объединения играют весьма значительную роль в экономиках развитых стран, в том числе в США, Японии, Германии и Швейцарии. Они контролируют более 1/3 промышленного производства своих стран, более 1/2 внешней торговли, более 3/4 патентов и лицензий на высокие технологии и «ноу-хау».

При этом холдинги создаются, как правило, с несколькими целями. Во-первых, предприятиям малого и среднего бизнеса холдинги позволяют расширить свою деятельность, развить деловые связи, добиться налоговых, кредитных и других преимуществ.

Во-вторых, для крупных компаний образование холдингов позволяет существенно увеличить свою экономическую «массу», укрепить инвестиционный потенциал, поднять рентабельность и технологический уровень производства. Дочерние компании обеспечивают проведение внутрифирменных операций. Благодаря им достигается снижение финансовых затрат и налоговых платежей. Общая производственно-технологическая, инвестиционная и сбытовая политика создает преимущества в конкурентной борьбе и способствует успешному освоению внутренних и внешних рынков.

В-третьих, при расширении масштабов коммерческих операций у крупной компании часто «разрастается» номенклатура продукции и услуг. В этих условиях целесообразно перегруппировать ресурсы компании и выделить наиболее перспективные направления в специализированные дочерние организации.

В-четвертых, создание дочерних обществ может быть направлено на рационализацию управления, поскольку в результате снимается часть функций с персонала материнской компании. Ее руководство освобождается от управления текущими «рутинными» операциями по управлению бизнесом. Оно может сосредоточиться на главном – стратегии развития фирмы, кадровой работе и планировании распределения ресурсов компании. Это не означает, что материнская компания отказывается от контроля за дочерними обществами, управление ими оно реализует через соответствующие инструменты.

В-пятых, возможно создание ряда корпоративных схем, направленных на снижение финансовых и налоговых потерь. Речь идет об операциях, которые обычно относятся к категории внутрихозяйственных. К схемам этого типа относится, в частности, использование компаний в российских и зарубежных «налоговых гаванях».

Корпоративные схемы с участием дочерних фирм позволяют:

  • перераспределять издержки и доходы между компаниями холдинга;
  • создавать «вспомогательные» центры прибыли;
  • переводить доходы через компании, зарегистрированные в льготных регионах;
  • оптимизировать внутрифирменное финансирование и обеспечить привлечение внешних источников финансовых ресурсов;
  • координировать инвестиции и консолидировать финансовый потенциал холдинга, координировать фондовые операции.

Дочерние компании позволяют маневрировать материальными и финансовыми ресурсами. На их базе можно применять такие удобные формы бизнеса, как совместная деятельность, раздел продукции, лизинг.

В-шестых, с помощью дочерних обществ холдинговой компанией могут проводиться операции с капиталоемкими объектами не непосредственно, а путем продажи дочерних обществ, которым они принадлежат. Иногда такие общества создаются для разовых целей, после чего они либо ликвидируются, либо переводятся в пассивное состояние.

В-седьмых, наличие дочерних обществ является важным фактором в конкурентной борьбе, поскольку во многом определяет организационные возможности холдинга и его финансовый потенциал. Компания, имеющая дочерние общества, выглядит более массивной, чем равное с ней по размерам одиночное предприятие. К тому же в фирменном наименовании такой компании может фигурировать слово «холдинг», «группа», «концерн» и т. д.

И.С. Шиткина выделяла такие преимущества холдингов перед другими формами предпринимательских объединений, как:

  • масштаб используемых ресурсов (производственных фондов, инвестиционных средств, трудовых ресурсов), в том числе возможность привлечения квалифицированного управленческого, научного, производственного персонала;
  • минимизация отрицательного воздействия конкуренции, поскольку участники объединения, как правило, не допускают взаимной конкуренции на одном и том же рынке;
  • значительная централизация капитала, который в зависимости от экономической конъюнктуры может «перетекать» из одной сферы предпринимательской деятельности в другую;
  • возможность создания самодостаточной вертикально интегрированной системы от добычи сырья до выпуска законченной продукции высокой степени переработки;
  • возможность диверсификации производства для снижения предпринимательских рисков и обеспечения специализации отдельных видов деятельности как условия их конкурентоспособности;
  • объединение производства, технического опыта и научно-исследовательских разработок, возможность интеграции науки и производства;
  • возможность повышения устойчивости бизнеса, управления рисками, обеспечения безопасности основных имущественных активов предпринимательского объединения. Рискованные операции могут быть перенесены в дочерние общества, поскольку, будучи самостоятельными юридическими лицами, по общему правилу они несут ответственность по своим обязательствам только принадлежащим им имуществом;
  • возможность централизации целого ряда функций и тем самым экономии управленческих затрат. Как правило, функциональное распределение обязанностей между основным и дочерними обществами происходит таким образом, что в сфере внимания основного общества оказываются такие полномочия, как планирование, организация финансовых потоков, централизованный бухгалтерский учет, правовое обеспечение, кадровая политика, информационное обеспечение, статистика, возможно, маркетинг и организация сбыта;
  • обеспечение единого внутри холдинговой компании налогового и финансового планирования. Корпоративные схемы налогового планирования, направленные на снижение налоговых потерь, могут быть основаны, в частности, на рациональном распределении функций внутри холдинга, внутреннем ценообразовании, создании участниками холдинга централизованных фондов (резервов);
  • обеспечение конфиденциальности контроля. В холдинговой системе организации предпринимательской деятельности на верхушке «холдинговой пирамиды» может быть общество, созданное отдельными лицами, чей реальный контроль, осуществляемый через органы управления основного общества, практически скрыт и может быть выявлен только через систему аффилированных лиц.

На преимущества холдинга также было обращено внимание в пояснительной записке к упомянутому выше проекту федерального закона № 99049555-2 «О холдингах». В ней, в частности, указывается, что создание холдингов позволит ликвидировать последствия деструктуризации, ставшей результатом проведенной в стране приватизации. Холдинги могут объединить все звенья технологической цепочки, например, от добычи сырья до производства и выпуска изделий. Такая интеграция, соединяющая различные элементы производства, позволяет:

  • оптимизировать использование производственных мощностей и товарно-сырьевых потоков;
  • свести к минимуму издержки, а также коммерческие, финансовые и прочие риски;
  • облегчить процесс привлечения ресурсов;
  • обеспечить возможность для оперативного перераспределения ресурсов и средств;
  • создать наилучшие условия для стратегического планирования и развития производства;
  • укрепить устойчивость по отношению к неблагоприятным изменениям конъюнктуры (сырье идет не на биржу и оптовый рынок, а используется в рамках холдинга);
  • повысить эффективность инвестиционных процессов, улучшить финансово-экономическое состояние предприятий.

Кроме того, оптимизация налоговых платежей на предприятиях, составляющих единую технологическую цепочку, в конечном счете позволяет значительно повысить рентабельность и увеличить прибыль, что способствует увеличению налогооблагаемой базы. Государство от деятельности холдингов также выигрывает. Поддержка создания холдингов содействует реализации следующих интересов государства:

  • загрузка предприятий национальной промышленности, причем не только профильных отраслей, но и обеспечивающих (энергетика, транспорт, строительство);
  • повышение уровня занятости и укрепление социальной стабильности;
  • переход от экспорта сырья к экспорту полуфабрикатов и готовой продукции;
  • соответствующее увеличение объема налоговых и иных обязательных платежей предприятий.

В литературе, помимо основных предпосылок возникновения холдингов в российской экономике, которые обусловлены общими тенденциями концентрации капитала и глобализацией мировой экономики, называют и такие, которые обусловлены особенностями формирования новой экономической системы России (исторические, экономические и специфические предпосылки интеграции). Например, приходится констатировать, что существует ряд мотивов создания холдингов, которые связаны с решением определенных локальных задач компанией – инициатором объединения:

  • размывание доли миноритарных акционеров, отсечение их от управления предприятием;
  • перехват финансовых потоков других предприятий;
  • захват контроля над конкурентом с его последующим экономическим уничтожением и захватом его рынков сбыта и клиентов (этот мотив достаточно часто присутствует в действиях зарубежных компаний – конкурентов отечественных производителей);
  • сбрасывание своих долгов на других участников объединения;
  • захват ликвидных активов и выкачивание ресурсов из других участников объединения.

Но часто дочерние общества учреждаются не по соображениям производственной необходимости, а из желания скрыть прибыль от кредиторов, избежать налогообложения либо ограничительного действия законодательства в странах, где оперирует головная компания. Имеют место и такие «психологические» причины, как стремление отвести угрозу национализации, скрыть истинные размеры предприятия. Такие дочерние общества являются «обществами-фасадами»

Показательно, что в ряде случаев, рассматривая дела, где ответчиком выступает дочернее общество, французские суды презюмировали обман, т. е. полагали, что эта компания всего лишь ширма, с по мощью которой материнское общество стремится обойти закон. В США по указанным причинам (предоставление налоговых льгот и иных преимуществ) большое распространение получила практика учреждения «однобанковых холдингов», в которых материнская (холдинговая) компания осуществляет управление одним-единственным банком. При этом Бразильский Закон об акционерных обществах от 14 декабря 1976 г. № 6404 признал правомерность дочерней компании, единственным участником которой является другое бразильское торговое товарищество (ст. 251-253). Этому же примеру последовал и новый английский Закон о компаниях 1985 г.

Также создание холдинга может иметь отрицательное воздействие на других лиц, да и на экономику, если действия холдингов будут направлены на ограничение конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке (ст. 10 ГК РФ).

Обобщая вышеизложенное, преимущества организации бизнеса в холдинговой форме условно можно разделить на две группы. Первая связана с эффектом интеграции вообще, независимо от формы, в которой она представлена: холдинг, финансово-промышленная группа, простое товарищество, поскольку понятно, что в период всеобщей экономической глобализации осуществлять деятельность в автономной, некооперированной структуре, как уже указывалось, менее вы-годно, чем в интегрированной. Вторая группа преимуществ холдинга связана со спецификой именно этой формы предпринимательского объединения.

Ко второй группе можно отнести:

  • облегченность процедур создания и реструктуризации холдингов (отсутствие регистрационных процедур, приобретение бизнеса через покупку акций);
  • устойчивость и стабильность (нельзя добровольно выйти из состава холдинга);
  • ограниченность риска ответственности (основное общество несет ответственность по долгам дочернего только в случаях, установленных федеральными законами);
  • распределение коммерческих рисков;
  • возможность спекуляций на акциях дочерних обществ;
  • эффективность финансового и налогового планирования. Например, существует возможность оптимизировать налоговые обязательства путем включения в холдинг организаций, применяющих упрощенную систему учета. Кроме того, передача активов между участниками холдинга может не облагаться налогом на прибыль (пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ);
  • конфиденциальность контроля для владельцев бизнеса, находящихся на верхушке холдинговой пирамиды.

Холдинговая модель организации бизнеса наряду с очевидными преимуществами имеет также определенные недостатки, которые условно можно разделить на правовые и экономические.

Если говорить о первой группе, следует иметь в виду, что в России отсутствует должное законодательное регулирование деятельности таких образований. Так, холдинги до недавнего времени имели, по сути, двойное налогообложение. Дочернее общество, получая прибыль, оплачивало налог на прибыль и передавало эту прибыль основному обществу в качестве дивидендов, которые облагаются также налогом на прибыль как внереализационный доход основного общества (ст. 248 НК РФ). Однако с 1 января 2008 г. при переводе прибыли из дочернего общества в основное в форме дивидендов налог на прибыль платить с этих средств не требуется при соблюдении ряда условий: если основное общество владеет контрольным пакетом акций дочернего общества больше одного года, этот пакет стоит более 500 млн руб., и если дочернее общество не зарегистрировано в офшорной зоне. Внесение таких изменений в Налоговый кодекс РФ выгодно крупным российским холдингам, так как достигается экономия на налоге на прибыль в сотни миллионов рублей.

Существуют риски привлечения головной компании к ответственности по обязательствам дочерних компаний. Во-первых, это касается обязательств по тем сделкам, которые совершены дочерним обществом по указанию основного. В этом случае головная компания будет отвечать наравне с дочерней. Во-вторых, если по вине основного общества дочернее оказалось банкротом. Тогда головная компания должна будет рассчитываться по тем долгам, на погашение которых не хватило имущества банкрота. Правда, для акционерных обществ эти положения закона значительно смягчены Законом об АО. Так, в первой ситуации ответственность наступает только в том случае, если право основной компании давать обязательные указания прямо предусмотрено договором или уставом дочернего общества (п. 3 ст. 6 данного закона). А во второй лишь тогда, когда головная компания давала указания, заведомо зная, что они приведут к банкротству. И эти нюансы делают практически невозможным привлечь к ответственности головную компанию в холдинге, образованном акционерными обществами.

Если говорить об экономической составляющей, то приходится констатировать отсутствие конкуренции внутри холдинга как сложной иерархичной системы, что может повлечь поддержание нерентабельных производств.

Это снижает экономическую эффективность объединения в целом. Управление в холдингах также имеет недостатки, поскольку, как правило, осуществляется нанятыми менеджерами, что может повлечь злоупотребления с их стороны. Таким образом, холдинговая модель организации предпринимательской деятельности, как любая другая, имеет как ряд достоинств, так и ряд недостатков. Однако поскольку такая модель активно используется в России, необходимо закрепить ее в действующем законодательстве, с тем чтобы все заинтересованные субъекты смогли использовать ее преимущества и чтобы минимизировать возможность причинения ущерба, вызванного ее недостатками.

Основные принципы управления холдингами

Основные принципы организации и управления холдингов анализировались в ряде исследований правового и управленческого содержания. Не вдаваясь в детали, приведем точки зрения двух авторов, которые, как нам кажется, сформулировали их наиболее комплексно и четко. К.Я. Портной называет три принципа организации холдингов:

  • принцип целостности холдинга. Его содержание составляют положения, определяющие функционирование холдинга как единого целого. Этот принцип выражается в необходимости наделения участников холдинга необходимыми средствами. Головное хозяйственное общество выделяет материальные и денежные ресурсы дочерним или зависимым хозяйственным обществам, наделяя их необходимыми основными и оборотными средствами для эффективного функционирования. Выделенные материальные и денежные ресурсы передаются в собственность хозяйственного общества – участника холдинга и в соответствии с п. 2 ст. 8 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» учитываются обособленно от имущества других юридических лиц, находящегося у данной организации. Кроме того, целостность холдинга достигается через назначение головной организацией руководителей дочерних и зависимых обществ, определение ею единых условий ведения дел, например, общие принципы учета, планирования, организации производства и продаж, и др.;
  • принцип централизма. Положения, образующие данный принцип, определяют отношения между головной компанией холдинга и другими его участниками. Этот принцип реализуется через разделение стратегического и оперативного планирования, контроль над соблюдением установленных условий деятельности, открытость дочернего (зависимого) хозяйственного общества к проверкам со стороны управляющего или головного общества, возможность ограничения полномочий директоров обществ, входящих в холдинг, и др.;
  • принцип равенства хозяйственных обществ – участников холдинга. Данный принцип определяет взаимоотношения между участниками холдинга по горизонтали.

При этом последний из указанных принципов предполагает:

  • взаимовыгодное сотрудничество, т. е. горизонтальные взаимоотношения между хозяйственными обществами холдинга должны строиться на началах взаимовыгодного сотрудничества. В случае нарушения условий сотрудничества одним из обществ холдинга, находящимся на самофинансировании и самоокупаемости, если это повлекло за собой ущерб для другого хозяйственного общества холдинга, последнее должно подать претензию первому. Разрешение споров между хозяйственными обществами холдинга производится третейским судом в лице управляющего общества холдинга. Решение третейского суда подлежит обязательному исполнению. При этом виновная сторона должна отчислить в управляющее общество определенный процент от стоимости претензии;
  • свободу выбора партнера. Это означает, что хозяйственное общество холдинга, находящееся на самофинансировании и самоокупаемости, может вступать в деловые отношения с конкурентами другого хозяйственного общества холдинга, если это выгодно для первого;
  • соблюдение интересов каждого хозяйственного общества холдинга, т. е. экономическая свобода в выборе контрагентов, соблюдение интересов каждого хозяйственного общества холдинга.

Действительно, несмотря на централизм в холдинге, самостоятельность его составляющих велика.

Это подтверждается экономическими исследованиями. Так, лишь 5% респондентов указали, что решения принимаются на уровне холдинга, и 55% — что решения принимаются предпринятием, но требуют согласования с холдингом, а 40% респондентов считают, что их акционерные общества принимают оперативные решения самостоятельно.

В работе И.С. Шиткиной называются несколько иные принципы построения экономического механизма управления холдингами:

  • принцип ограничения свободы распоряжения финансовым капиталом, который предполагает обязательное согласование проектов развития потенциала дочерних обществ с холдинговой компанией;
  • принцип ограничения свободы распоряжения производственным капиталом, который заключается в передаче всего роизводственного капитала дочерних обществ (оборудования, недвижимого имущества) в специальную управляющую компанию с последующим использованием капитала на правах арендаторов;
  • принцип единого собственника, что означает устранение негативного влияния миноритарных акционеров дочерних обществ на эффективность управления холдингом с помощью активного или пассивного противодействия перераспределению капитала между дочерними обществами холдинга.

Следует отметить, что все эти принципы следует считать весьма условными, поскольку они зависят от разновидностей холдингов, которые будут рассмотрены ниже.

Выводы

1. Несмотря на то что холдинговые компании представляют собой наиболее активных участников рынка, единого понимания данного понятия, так же как и понятия «холдинг», в действующем законодательстве и правовой доктрине не существует. Легальное определение холдинговой компании закреплено лишь во Временном положении о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденном Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392, и в Законе о банках, имеющем, однако, узкую сферу применения.

Говорить о единых требованиях к созданию и деятельности холдингов в соответствии с Временным положением, как основным специализированным актом в данной сфере отношений, не представляется возможным, поскольку их создание в основном происходило по пути «исключения из общих правил»: единые требования, содержащиеся во Временном положении, практически не применялись; регулирование создания холдингов в основном осуществлялось путем издания актов, регулирующих деятельность индивидуально определенных структур.

В ГК РФ устанавливаются лишь основы регулирования отношений между «материнскими» (основными) и дочерними и зависимыми обществами (ст. 105-106). В специальных законах о хозяйственных обществах отношения между такими обществами определяются через конструкцию «преобладающее участие в уставном капитале, договор либо возможность иным образом определять принимаемые решения». Очевидно, что определение наличия отношений экономической зависимости может осуществляться через размер доли участия в уставном капитале дочернего (зависимого) общества, дающий возможность принимать решения по поводу осуществления им хозяйственной деятельности.

2. В настоящее время порядок создания и функционирования головной компании и ее дочерних обществ, входящих в холдинг, принципиально ничем не отличается от создания любого другого юридического лица и детализирован в ГК РФ, в Законе об АО, в Законе об ООО. Попытка более жестко регламентировать основные положения по холдинговым компаниям предпринималась в проекте федерального закона «О холдингах», но указанный законопроект так и не был принят.

Правовое положение холдингов в российском законодательстве четко не определено, они не подлежат государственной регистрации (обладают частичной (неполной) правосубъектностью, т. е. не имеют статуса юридического лица), но при этом могут выступать субъектами отдельных предпринимательских отношений, например, урегулированных конкурентным правом – Закон о конкуренции (в отношении группы лиц), налоговым правом – НК РФ (в отношении взаимозависимых лиц).

Соответственно, требуется унификация законодательных категорий «материнское – дочернее общество», «основное – дочернее общество» (гражданское законодательство), «группа лиц» (конкурентное законодательство), «взаимозависимые лица» (налоговое законодательство), относимых к регулированию близких по субъектному составу отношений. Такая унификация возможна с принятием специального закона «О холдингах».

3. Основной причиной появления холдингов как формы объединения субъектов предпринимательской деятельности является объективное стремление получения большей доходности при меньших затратах, что позволяет осуществить холдинговая система управления. Обзор эволюции холдинговых компаний в странах с развитой экономикой показывает, что интегрированные структуры сформировались повсеместно, несмотря на существенные региональные различия в условиях хозяйствования и мотиваций к объединению. Крупные интегрированные структуры играют весьма значительную роль в экономиках развитых стран, в том числе в США, Японии, Германии и Швейцарии. Они контролируют более 1/3 промышленного производства своих стран, более 1/2 внешней торговли, более 3/4 патентов и лицензий на высокие технологии и «ноу-хау».

4. Холдинговая модель построения бизнеса дает ряд преимуществ, в частности, возможность оптимизировать налоговое планирование, повысить эффективность инвестиционных процессов, улучшить финансово-экономическое состояние организаций, повысить рентабельность и увеличить прибыль, что способствует увеличению налогооблагаемой базы. Несмотря на то что ей присущ также ряд недостатков, в целом создание и деятельность холдингов благоприятно влияет на экономику страны и отвечает интересам государства при условии соблюдения норм антимонопольного законодательства.

Вернуться на главную *Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»

Что такое группа компаний с юридической точки зрения

Какой правовой статус у “группы компаний”?

Каждый из нас, делая покупки в магазине, интересуясь информацией в сети Интернет, заказывая товары и услуги, регулярно слышит словосочетание «группа компаний».

Как правило, мы не особо вникаем в суть этого явления. И до сих пор, если задать кому-нибудь вопрос «А что же это такое – группа компаний?» – мы, как правило, не услышим обоснованного и четкого ответа.

Здесь мы попробуем подробно разобраться в том, что же это такое, существует ли оно на самом деле, и какое у этого всего применение.

Чаще всего группой компаний называют альянс юридических лиц, зачастую сотрудничающих в единой отрасли либо сфере с целью достижения каких-либо результатов данного сотрудничества.

Чаще всего – с целью получения большей прибыли за счет увеличения собственного оборота товаров и услуг. Также это может быть объединение ресурсов для решения более сложных задач чем те, что стояли бы перед данными компаниями, если бы они работали поодиночке.

Особенно это применимо при разработке и внедрении сложных технологических инноваций, решений, построенных на высоких технологиях, и других отраслях, где явно недостаточно усилий одного игрока.

Бывает, что группа компаний формируется с целью противостояния конкуренции со стороны зарубежных компаний и защиты собственного развития, для работы с государственными органами власти (лоббирование принятия законов на основе собственных интересов).

Также это могут быть и самые разнообразные некоммерческие партнерства, деятельность которых не направлена на получение прибыли, ассоциации (производителей пива, напитков, да хоть хоккейных клюшек, все возможно).

В настоящем времени, все более стремительное развитие получают такие формы групп компаний, как холдинги.

Они отличаются иерархической структурой (есть основные и дочерние компании разной степени иерархии, входящие в холдинг), но также являются юридически самостоятельными организациями, имеющими собственную отчетность и ответственность за свои действия.

Регулирование деятельности группы компаний в законодательстве

Законодательно, формулировки «группа компаний» в российском праве до сих пор не существует. Раньше присутствовали и в ограниченной мере работали финансово-промышленные группы (ФПГ), и деятельность таких групп регулировалась одноименным законом.

В 2007 году действие этого закона было прекращено для борьбы с избыточным государственным регулированием. Помимо этого, распространялась такая форма организации исключительно на компании с очень крупными ресурсами и оборотом.

Налоговый кодекс в действующей редакции имеет главу 3.1, которая посвящена «консолидированным группам налогоплательщиков».

Во-первых, по критериям, указанным в этой главе, такая «консолидированная группа» не может приносить государству менее, чем 10 млрд. рублей налогов в год.

То есть компании, входящие в консолидированную группу, должны в совокупности обладать как минимум вышеупомянутыми показателями.

Во-вторых, все написанное в Налоговом кодексе касается лишь только налогообложения, какова организационно-правовая форма данных групп – в Налоговом кодексе по понятным причинам не рассматривается и рассмотрена быть не может.

Наиболее приближен к сущности термина «группа компаний» Федеральный закон «О защите конкуренции», правда вводит в оборот он иной по смыслу термин – «группа лиц».

Если сравнивать с термином «группа компаний», это формулировка гораздо более размыта и не конкретизирована. Более того, пункт 7 статьи 9 вышеупомянутого закона указывает, что группой лиц являются также и физические лица, их семьи, родственники.

И хотя по определениям данного закона, группа юридических лиц – это тоже «группа лиц», и если включить воображение, «группу лиц» можно назвать и «группой компаний», совершенно очевидно, что закон был составлен не для того, чтоб дать хоть-какой-то правовой статус группам компаний, а для совсем других целей.

Формулировка закона «аффилированные лица», тоже в некоторой мере соприкасается с тем, что есть «группа компаний».

Холдинги можно назвать аффилированными лицами, но при детальном рассмотрении мы выясним, что «аффилированные лица» находятся еще дальше от сути того, что понимается под «группами компаний», нежели «группа лиц».

Резюмируя, мы с уверенностью можем утверждать, что словосочетание «группа компаний» с гражданско-правовой, законодательной и налоговой точки зрения не является каким-либо субъектом или объектом, иными словами – не существует.

Стало быть, «группы компаний» – это союзы различных организаций для решения тех или иных вопросов, юридический, налоговый либо гражданско-правовой статус которых в российском законодательстве до сих пор не определен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *