Передача прав на программное обеспечение

Права пользователя ПК на программное обеспечение, неисключительные права

Вопрос использования программного обеспечения для персональных компьютеров сегодня стоит особенно остро, что связано в том числе с ужесточением санкций за незаконное пользование программами. Рассмотрим, как вправе пользователь ПК использовать программу и как не вправе.

Правовая квалификация

Любая программа — это объект авторского права, охраняемый в соответствии с Гражданским кодексом РФ. На эту программу у ее создателя (конкретного гражданина либо группы людей) имеются личные неимущественные авторские права. Исключительное право, т. е. возможность использовать ее любыми способами в рамках закона, обычно принадлежит компании, которая и коммерциализирует этот объект. Так, автором Microsoft Word является определенный сотрудник (сотрудники) компании, а исключительным правом обладает сама корпорация Microsoft.

Когда мы используем этот продукт на своем компьютере, подразумевается, что мы заключили лицензионный договор (соглашение) с Microsoft и обязуемся его соблюдать. Подавляющее большинство граждан не читают его условия, а зря: там четко прописаны все права и обязанности сторон и, в особенности, ответственность за незаконное распространение программы.

Термин «неисключительные права»

Это понятие не из законодательства, и многие юристы часто критикуют его, в том числе и автор данной статьи. Появилось оно в связи со следующим. Microsoft предоставляет гражданам простую (неисключительную) лицензию, т. е. компания вправе заключать аналогичные договоры с кем угодно. Отсюда и пошел этот термин, хотя он в корне неправильный: говоря о неисключительных правах юристу на ум приходят личные неимущественные права, которые являются неотчуждаемыми и принадлежат только автору. Граждане приобретают по лицензионному соглашению как раз-таки исключительное право на программу.

Момент заключения соглашения

Здесь может быть несколько вариантов. Передача исключительных прав на программное обеспечение, во-первых, происходит, когда пользователь устанавливает программу и принимает в ходе установки лицензионное соглашение. Компания-правообладатель предоставляет пользователю ПК возможность использовать программу в личных целях.

Бывает также, что программа уже установлена в компьютере. Здесь зачастую пользователь, приобретая новый компьютер, уже вынужден присоединиться к условиям лицензионного договора. Как правило, при первом запуске программы появляется диалоговое окно с информированием об условиях договора, также пользователю предлагается выбрать, принимает ли он условия лицензионного соглашения или нет. Нажав «да», пользователь заключает договор.

Лицензионный договор на программное обеспечение может иметь и иные формы, отражаться на которых будет опять-таки специфика цифровой среды как места его заключения.

Дополнительные права пользователя ПК

Обратимся к статье 1280 ГК РФ, которая очерчивает специальное регулирование этого вопроса. Права на программное обеспечение, которыми в любом случае будет наделен обладатель неисключительной лицензии, закреплены следующие:

  1. Техническое редактирование программы, ее запись, хранение в памяти компьютера, исправление ошибок, внесение прочих изменений, при условии если это требуется для ее нормальной работы. Вполне очевидно, что продвинутый пользователь может настроить программу под себя, чтобы ему было удобнее работать. Однако закон содержит оговорку: все это будет работать, если лицензионное соглашение не содержит других норм, что еще раз подчеркивает, как важно читать условия договора.

  2. Создание копии, однако опять же это возможно лишь в личных целях. Лицензиат может скопировать программу на случай, если с ней что-то случится, например, в результате технического сбоя она удалится. В таком случае можно легально восстановить ее.

  3. Изучение программы, ее испытывание в целях интереса самого пользователя ПК. Здесь допустимо использовать уже озвученные способы: редактирование, внесение изменений и т. д.

  4. В определенных случаях использование программного кода (его декомпиляция).

Так в общих чертах можно юридически квалифицировать правоотношения между компанией-правообладателем и обыкновенным пользователем персонального компьютера.

При этом закон содержит понятие «обычное использование программы для ЭВМ», и ему нормы закона противоречить не должны. Саму эту норму ГК не раскрывает, следовательно, в каждом случае уже суд будет решать, насколько «обычно» программа использовалась.

Неисключительные права — это в корне неверный термин, и во избежание путаницы его лучше не использовать, так как объектом всегда будет именно исключительное право.

Справка

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Мускат-12» о признании частично недействующим пункта 3 Положения о лицензировании деятельности по производству, розливу, хранению и обороту алкогольной продукции, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 9 июля 1998 года N 727 по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Мускат-12» на решение Верховного Суда Российской Федерации от 6 марта 2008 года, которым заявленное требование оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Г.В., объяснения представителей общества с ограниченной ответственностью «Мускат-12» Г.К.Н. и Т.С.П., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителей Правительства Российской Федерации К.С.В., К.И.Б., возражавших против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 9 июля 1998 года N 727 утверждено Положение о лицензировании деятельности по производству, розливу, хранению и обороту алкогольной продукции (далее — Положение). Опубликовано в «Собрании законодательства Российской Федерации 27 июля 1998 года N 30, статья 3772, Российской газете N 157, 18 августа 1998 года.

Пунктом 3 названного Положения предусмотрено, что лицензия является официальным документом, разрешающим осуществление указанных в ней видов деятельности, а также определяющим условия их осуществления. Лицензия выдается на платной основе. Передача лицензии другой организации и оказание услуг по лицензируемым видам деятельности другим лицам запрещается.

Общество с ограниченной ответственностью «Мускат-12» обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим третьего предложения пункта 3 Положения в части слов «и оказание услуг по лицензируемым видам деятельности другим лицам запрещаются».

В подтверждение требования указало, что оспариваемое положение указанного нормативного правового акта противоречит статьям 18 и 26 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», статьям 1 и 886 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку устанавливает запрет на оказание услуг по лицензионным видам деятельности другим лицам.

ООО «Мускат-12» имеет лицензию на осуществление закупки, хранения и поставок алкогольной продукции, и намерено получить лицензию на хранение алкогольной продукции, для оказания платных услуг по хранению алкогольной продукции другим юридическим лицам, имеющим лицензии на закупку, хранение и поставку алкогольной продукции и лицензии на розничную продажу алкогольной продукции. Однако, пункт 3 Положения в оспариваемой части лишает возможности оказания услуг по хранению алкогольной продукции другим юридическим лицам, имеющим лицензии на закупку, хранение и поставки алкогольной продукции или лицензии на розничную продажу алкогольной продукции.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого и принятии нового решения об удовлетворении заявления просит в кассационной жалобе ООО «Мускат-12». Полагает, что суд неправильно применил и истолковал нормы материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд дал подробный анализ законодательства, регулирующего рассматриваемые в данном деле правоотношения, сопоставил его требования с оспариваемым положением нормативного правового акта, и пришел к правильному выводу о том, что пункт 3 Положения в оспариваемой части не противоречит федеральным законам и не нарушает прав заявителя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

Нахождение в обороте отдельных видов объектов гражданских прав, определяемых в порядке установленном законом, допускается по специальному разрешению (пункт 2 статьи 129 ГК РФ).

Федеральным законом Российской Федерации от 22 ноября 1995 года N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (далее — Закон) установлены правовые основы производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Согласно статье 1 Закона государственное регулирование в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, направлено на защиту экономических интересов Российской Федерации, обеспечение нужд потребителей в указанной продукции, а также на повышение ее качества и проведение контроля, за соблюдением законодательства, норм и правил в регулируемой области.

Производство и оборот алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции осуществляются организациями, при наличии соответствующих лицензий (пункт 1 статьи 11 Закона).

Понятие «оборот» включает в себя закупку (в том числе импорт), поставки (в том числе экспорт), хранение и розничную продажу (подпункт 16 статьи 2 Закона).

В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Закона лицензии выдаются на осуществление следующих видов деятельности:

производство, хранение и поставки произведенного этилового спирта, в том числе денатурата;

хранение этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции;

закупка, хранение и поставки алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции;

производство, хранение и поставки спиртосодержащей непищевой продукции;

розничная продажа алкогольной продукции.

В силу пункта восьмого этой же статьи Закона лицензии на осуществление видов деятельности, указанных в пункте втором, за исключением видов деятельности, указанных в абзацах девятом и десятом (производство, хранение и поставки спиртосодержащей непищевой продукции; розничная продажа алкогольной продукции) выдаются в порядке, установленном Законом.

Статьей 19 Закона урегулирован порядок выдачи лицензий на производство и оборот алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Подпунктом 1 пункта 1 указанной статьи Закона для получения лицензии, на осуществление одного из видов деятельности, связанных с производством этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и указанных в пункте 2 статьи 18 Закона, организацией представляется в лицензирующий орган заявление о выдаче лицензии, с указанием полного и (или) сокращенного наименования и организационно-правовой формы юридического лица (организации), места его нахождения, мест нахождения его обособленных подразделений, осуществляющих лицензируемые виды деятельности.

В соответствии с пунктами 19 и 20 статьи 19 Закона в лицензии, в том числе указываются организационно-правовая форма организации, место ее нахождения, места нахождения ее обособленных подразделений, осуществляющих лицензируемый вид деятельности, лицензируемый вид деятельности; действие лицензии на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, выданной организации, распространяется на деятельность ее обособленных подразделений только при условии указания в лицензии мест нахождения.

Исходя из смысла приведенных законоположений в их нормативном единстве, суд сделал правильный вывод о том, что организации вправе осуществлять лицензируемые виды деятельности (включая хранение этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции) в местах нахождения ее обособленных подразделении, только при условии указания их в лицензии.

В соответствии с пунктом 6 Положения о лицензировании деятельности по производству, розливу, хранению и обороту алкогольной продукции под термином «территориально-обособленный объект» следует понимать объект (производство, склад), осуществляющий лицензируемый вид деятельности и находящийся по адресу, отличающемуся от адреса других объектов, входящих в состав данной организации.

При таких данных, обоснованным является вывод суда первой инстанции о том, что организация не вправе хранить, (передавать на хранение) алкогольную и спиртосодержащую продукцию по адресам не указанным в лицензии, включая ее обособленные подразделения (производства, склады).

Организации, имеющие лицензии на производство, хранение и поставки алкогольной продукции либо на закупки, хранение и поставки алкогольной продукции, вправе осуществлять хранение указанной продукции, только по адресам, отмеченным в лицензии.

Суд правильно указал в решении, что исключение из этого правила составляют случаи, прямо предусмотренные действующим законодательством (статья 25 Закона, статья 101 Таможенного кодекса РФ).

Довод кассационной жалобы о том, что оспариваемым положением введен дополнительный запрет, который прямо не предусмотрен действующим законодательством, не соответствует действительности, являлся предметом обсуждения суда первой инстанции, и правомерно отвергнут им по мотивам, изложенным в решении.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что лицензирующий орган «выборочно» передает лицензии на хранение организациям, которые осуществляют хранение алкогольной продукции организаций, имеющих лицензии на закупку, хранение и поставки алкогольной продукции или на розничную продажу алкогольной продукции в нарушение основополагающих принципов конкуренции, не свидетельствует о незаконности решения суда. Неправильная правоприменительная практика не может рассматриваться, как основание для удовлетворения требования о признании нормативного положения недействующим.

Не опровергают выводы суда доводы кассационной жалобы о том, что некоторые пункты Положения, содержат термин «территориально обособленный объект», в то время как в Законе указан термин «обособленные подразделения» и не может служить поводом к отмене решения суда.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 6 марта 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Мускат- 12» — без удовлетворения.

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2008 г. N КАС08-209

Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Наличие исключительных прав на программное обеспечение позволяет их владельцу полностью реализовывать созданное им программное обеспечения. Однако существует ряд юридических нюансов, согласно которым право может быть не только закреплено за другим человеком, но и отчуждено вовсе. Что необходимо знать о полном владении ПО и какую базовую информацию нужно знать — читайте в статье.

Исключительное право на ПО — что из себя представляет

Исключительное право на программное обеспечение фактически представляет собой имущественное. Это значит, что у владельца есть официальная монопольная возможность использовать программы собственного производство так, как он посчитает нужным — в рамках законодательства.

Если раскрыть подробнее, то его обладатель вправе запрещать и допускать к использованию тех пользователей, коих посчитает нужным. Учесть стоит и то, что отсутствие запрета не означает наличие разрешения — это особенно важно в сфере производства ПО.

Помимо, принадлежать право может нескольким лицам. В этом случае все действия, так или иначе, должны обсуждаться между двумя субъектам. Например: передача прав производится либо с согласием конкретной стороны, либо заменой одного владельца на другого. Из этого вытекает то, что каждый правообладатель распоряжается ими так, как считает нужным. Следовательно:

  • взаимоотношения между несколькими владельца либо регулируются конкретным договором, либо не регулируются вовсе;
  • прибыль делится поровну в случаях, если договором не предусматривается иной порядок;
  • каждый защищает собственные права самостоятельно — в обязательство одного владельца не входит защита прав другого;
  • распоряжение правами может производиться либо совместно, либо порознь.

Что касается ограничений, то оно также возможно даже в тех случаях, когда использование ПО возможно без разрешения непосредственных владельцев. Однако они не должны противоречить стандартному использованию программ и брать во внимание интересы — законные — пользователей или иных лиц.

Отличие от неисключительного права

Теперь необходимо рассмотреть и понять, чем исключительное право отличается неисключительного. Это важно, потому как представляет собой базу, способную оказать помощь при юридических спорах.

И первое, что нужно взять во внимание — термина «неисключительное право» в действующем законодательстве не существует. Объясним почему: исключительное право позволяет в полной мере использовать ПО. В «противопоставление» ему существует право на лицензию, однако оно скорее является производным, нежели иным. Подобную взаимосвязь можно более точно выразить на примере полного владения вещью и ее арендой.

Таким образом, субъект может обладать только двумя разновидностями права на ПО:

  • исключительным
  • лицензионным.

В первом случае — полное распоряжение и сохранение за владельцем всех основных прав, включая выдачу лицензий в том числе; во втором — предоставляет возможность использовать ПО без особых бумаг на оформление. Однако если ПО является инструментом — по типу редактора, тот — все созданное в нем автоматически принадлежит создателю этого материала, а не тому, кто сделал программу.

Защита исключительных прав

Итак, рассмотрим значение не менее важного этапа для прав в нашей жизни — защиты.

Первое и основное — условия, согласно которым будут переданы права тому или иному человеку. Это требуется в случаях, когда исполнитель работает на частной основе и не знаком с корпоративным обычаем. Автором ПО — тем, кто его создал — тщательно должны быть продуманы все условия. Наличие даже базового, но минимального договора позволит доказать в суде правоту и точку зрения одной из сторон.

В некоторых случаях также можно внести все сведения о ПО в соответствующий реестр и фактически зарегистрировать право владения. Срок действия этого свидетельства превышает жизнь автора, так как:

  • действует на протяжении всей жизни создателя, а
  • продолжает действовать в течение порядка 70 лет после смерти автора.

Финальный этап, который позволяет защитить исключительно право, заключается в депонировании. Он представляет собой передачу целого фрагмента кода в коммерческую организацию для его сохранения.

Подобные меры позволяет обезопасить исключительное право в следующем аспекте: распоряжение программой невозможно без наличия ее ключевых модулей. Следовательно, даже если право будет утеряно — доступа к фрагменту исходного кода у нового владельца не будет.

Отчуждение исключительного права

Рассмотрим вопрос того, когда право может быть отчуждено. Так, весь процесс регулируется ст. 1234 ГК РФ, согласно которой в договоре нужно прописать согласие правообладателя передать все исключительные права другой, принимающей стороне. Этот контракт в обязательном порядке должен быть заключен в письменной форме, а также зарегистрирован в соответствии с государственной процедурой. В противном случае он является недействительным, так не соответствует нормативным актам.

Отдельно стоит отметить нюанс, который касается вознаграждение за передачу прав.

В договоре обязательно должно быть прописано то, что получит правообладатель. Однако в случае, если таковой пункт отсутствует или не раскрывает в полной мере объем и то, что получит первая сторона — контракт недействителен.

Параллельно же, все правила об определении цены, закрепленные в ст. 424 ГК РФ — не могут быть использованы в данном случае.

Непосредственный акт передачи права производится в тот момент, когда договор считается заключенным. Допускается также определить иной срок, когда будет произведен полный переход. В ряде случае такой договор нуждается в государственной регистрации — переход прав от одной стороны к другой в этом случае происходит после ее совершения.

Неимущественное право — объектом чего является программное обеспечение

Авторское право в целом похоже с интеллектуальным и их различие заключается лишь в двух аспектах:

  • применение права следования — представляет собой возможность приобретение определенных процентов с продажи прав, что были проданы по цене в несколько раз выше, чем изначальное приобретение;
  • наличие права доступа — относится только к автору и представляет собой возможность запроса на изготовление копии для автора.

Теперь перейдем непосредственно к ПО. Гражданский кодекс (ст. 1261) подразумевает под кодом программы определенную связку команд и данных — коей он на самом деле и является. Следовательно, учитывая чем является код — алгоритмом, и в какой форме он выражен — искусственный язык (программирования), ПО относится как к авторскому, так и интеллектуальному право одновременно. Само же деление производится по модулям кода:

  • исходный код,
  • внешние цифровые материалы для ПО,
  • приобретенные в процессе работы данные.

Таким образом, в зависимости от того, к чему у автора есть претензии, от того и будет строиться весь основной фундамент защиты или искового заявления в суд.

Кому принадлежит право на программу, созданной на рабочем месте

Случаи, когда программное обеспечение создается на рабочем месте и после, только увеличиваются. Обычно между работодателем встает вопрос того, кому принадлежит исключительное право: спор решается либо непосредственно, либо в досудебном порядке. Однако в большинстве таких разбирательств побеждает работодатель. И вот почему:

  • программа создана в момент, когда необходимо было выполнять должностные обязанности;
  • ПО создано на технике, в домашних условиях которую сотрудник не может себе позволить;
  • передача прав напрямую прописана в уставе компании или контракте, что был подписан сотрудником.

Тем не менее авторские права, что позволяют сотруднику претендовать на указание своего авторства, закреплены всегда и отобраны быть не могут. Недостатком является только то, что права распространения у ПО у него нет.

Исключительное право представляет собой тонкую грань и не всегда принадлежит тому, кто создал продукт. Знание базовых основ позволяет не только сохранить его, но и предотвратить отчуждение — создание ПО вне рабочего дня как пример. Тем не менее полное погружение в юридические аспекты исключительного права также не рекомендуется, так как оно полностью основано на законодательстве конкретной страны и базовых принципах права.

Безвозмездная передача неисключительных прав на программное обеспечение

Цитата (Информационно-правовой портал «Гарант»):Исходя из п. 1 ст. 1268 ГК РФ, а также из п. 2 ст. 1270 ГК РФ под экземпляром программы для ЭВМ понимается копия программы, записанная на материальный носитель, в том числе электронный носитель.
При приобретении программного продукта без передачи разработчиком исключительного права на него организация получает только право на его использование (простая (неисключительная) лицензия) (п. 2 ст. 1236 ГК РФ). При этом право на использование программного обеспечения может быть передано пользователю, в том числе и на безвозмездной основе.
Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, содержанием которого является право использовать такой результат и распоряжаться им по усмотрению правообладателя, является имущественным правом (ст. 1226, ст. 1229 ГК РФ). Право использования такого результата в пределах, предусмотренных лицензионным (сублицензионным договором), соответственно, также является имущественным правом. В связи с этим не исключено, что передача имущественного права, осуществляемая с целью одарить другую сторону, может быть квалифицирована судом как дарение.
Согласно ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. Дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей, в отношениях между коммерческими организациями не допускается (пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ).
Налоговый учет
Согласно п. 2 ст. 248 НК РФ для целей налогообложения прибыли имущество (работы, услуги) или имущественные права считаются полученными безвозмездно, если получение этого имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество (имущественные права) передающему лицу (выполнить для передающего лица работы, оказать передающему лицу услуги).
В соответствии с п. 8 ст. 250 НК РФ доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в ст. 251 НК РФ, для целей налогообложения прибыли относятся к внереализационным доходам, формирующим налоговую базу по налогу на прибыль отчетного (налогового) периода.
При этом указанной нормой установлено, что при получении имущества (работ, услуг) безвозмездно оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст. 105.3 НК РФ, но не ниже определяемой в соответствии с главой 25 НК РФ остаточной стоимости — по амортизируемому имуществу и не ниже затрат на производство (приобретение) — по иному имуществу (выполненным работам, оказанным услугам). Информация о ценах должна быть подтверждена налогоплательщиком — получателем имущества (работ, услуг) документально или путем проведения независимой оценки.
Однако такой порядок оценки дохода НК РФ предусмотрен только для имущества (работ, услуг), а для целей налогообложения доходов, связанных с безвозмездным получением имущественных прав порядок оценки доходов не установлен.
Под имуществом в НК РФ понимаются виды объектов гражданских прав, относящихся к имуществу в соответствии со ст. 128 ГК РФ, за исключением имущественных прав (п. 2 ст. 38 НК РФ).
В п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 98 говорится, что установленный п. 8 ст. 250 НК РФ принцип определения дохода при безвозмездном получении имущества, заключающийся в его оценке исходя из рыночных цен, подлежит применению и при оценке дохода, возникающего при безвозмездном получении имущественного права (дополнительно смотрите письма Минфина России от 30.08.2012 N 03-03-06/1/444, от 05.07.2012 N 03-11-06/2/84, от 12.05.2012 N 03-03-06/1/243).
Таким образом, при безвозмездном получении имущественных прав внереализационный доход определяется исходя из рыночных цен (п. 1 ст. 105.3 НК РФ).
Полагаем, что в рассматриваемой ситуации организация может воспользоваться информацией о стоимости аналогичных имущественных прав из источников разработчика. В качестве источника информации могут быть использованы также и СМИ, Интернет.
По нашему мнению, датой получения внереализационного дохода в данном случае наряду с датой подписания акта приема-передачи (пп. 1 п. 4 ст. 271 НК РФ) должна быть признана дата подтверждения регистрации разработчиком программы на имя организации.
Сумма рыночной стоимости безвозмездно полученного программного обеспечения включается в налоговую базу для целей исчисления налога на прибыль единовременно.
Бухгалтерский учет
Поскольку исключительное право на полученную программу у организации отсутствует, объект не может быть принят к учету в качестве нематериального актива (п. 3 ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов»).
Согласно п. 8 ПБУ 9/99 «Доходы организации» (далее — ПБУ 9/99) активы, полученные безвозмездно, считаются прочим доходом организации. Они принимаются к учету по рыночной стоимости (п. 10.3 ПБУ 9/99).
Стоимость активов, полученных организацией безвозмездно, относится к доходам будущих периодов.
В соответствии с Инструкцией по применению Плана счетов финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н (далее — Инструкция), для обобщения информации о таких доходах предназначен счет 98 «Доходы будущих периодов».
Как следует из Инструкции, суммы, учтенные на счете 98, списываются с этого счета в кредит счета 91 «Прочие доходы и расходы»:
по безвозмездно полученным основным средствам — по мере начисления амортизации;по иным безвозмездно полученным материальным ценностям — по мере списания на счета учета затрат на производство (расходов на продажу). В рассматриваемой ситуации организация безвозмездно получает неисключительные права на использование программного обеспечения по сублицензионному договору.
В связи с этим полагаем, что стоимость безвозмездно полученного экземпляра программы подлежит списанию в течение срока действия лицензии.
Таким образом, в отличие от налогового учета, сумма рыночной стоимости безвозмездно полученного программного обеспечения включается в состав доходов не единовременно, а равномерными частями в течение срока действия лицензии.
Одновременно программа, по нашему мнению, должна быть учтена и на счете 97 «Расходы будущих периодов».
Учет операций, связанных с получением права использования программного обеспечения, регулируется п.п. 37-39 ПБУ 14/2007. Обращаем внимание, что положения данных норм распространяются не только на получение исключительных прав, но и неисключительных в том числе. Это утверждение следует из п. 38 ПБУ 14/2007, в соответствии с которым нематериальные активы, предоставленные правообладателем (лицензиаром) в пользование (при сохранении исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности), не списываются и подлежат обособленному отражению в бухгалтерском учете у правообладателя (лицензиара).
Согласно п. 39 ПБУ 14/2007 неисключительные права могут быть учтены в бухгалтерском учете как расходы будущих периодов. Несмотря на то, что данная норма регулирует учет предоставленных прав на использование результатов интеллектуальной деятельности, платежи за которые производятся в виде фиксированного разового платежа, полагаем, что данная норма может быть использована и в случае безвозмездного получения неисключительных прав.
Таким образом, в учете необходимо будет произвести следующие записи:
Дебет 76 Кредит 98
— в составе доходов будущих периодов отражен безвозмездно полученный экземпляр программы;
Дебет 97 Кредит 76
— в составе расходов будущих периодов учтена стоимость программного обеспечения;
Дебет 20 (26, 44) Кредит 97
— списана на расходы ежемесячная сумма стоимости программного обеспечения исходя из установленного срока списания или срока использования;
Дебет 98 Кредит 91, субсчет «Прочие доходы»
— учтена в составе прочих доходов сумма, соответствующая ежемесячной доле расходов.

Забудьте о "неисключительных правах"!

В этой статье речь пойдет об очень распространенной ошибке, встречающейся при заключении лицензионных договоров. Чаще всего она встречается в отношениях авторов и издателей. Уже не первый раз ко мне обращаются клиенты (авторы и сами издательства) по вопросам, возникающим при работе по уже заключенным лицензионным договорам. Обычно вопрос начинается со слов «между автором и издательством заключен договор о передаче неисключительных прав на такой-то срок…». Когда я такое слышу, то уже понимаю какие проблемы есть у сторон. А ведь проблемы эти, могут оказаться весьма серьезными.

Все дело в том, что действующее законодательство не содержит понятия «неисключительные права». Такая формулировка содержалась в законе до 2008 года, но сейчас, когда отношения в области интеллектуальной собственности регулируются 4 частью ГК, такого понятия нет. Несмотря на это, многие издательства продолжают с упорством паровоза использовать это понятие и строят на этом правоотношения с автором.

Давайте разберемся, какие понятия в отношении распоряжения результатами интеллектуальной деятельности существуют сейчас .

1. Отчуждение исключительного права на произведение. Исключительное право – это имущественное право. Первоначально оно возникает у автора, но впоследствии может принадлежать и другому лицу. Если проводить некую аналогию, то его можно сравнить с правом собственности. Исключительное право может быть отчуждено по договору от отчуждении исключительного права. Исключительное право отчуждается в полном объеме (ст.1234 ГК РФ) без любых ограничений и на весь срок действия исключительного права. После заключения такого договора автор теряет возможность распоряжаться исключительным правом на произведение, а сохраняет лишь личные неимущественные права (такие как право на имя, право авторства и т.п.).

2. Предоставление права использования произведения. Правообладатель (тот, кто обладает исключительным правом) вправе предоставить другому лицу право использования произведения. Для этого заключается лицензионный договор. Это как раз та ситуация, когда ошибочно используется формулировка 1993 года и заключается договор о предоставлении неисключительных прав. Лицензионный договор заключается на определенный срок, и лицензиат вправе использовать произведение только теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором.

В свою очередь лицензионные договоры могут делиться на договоры о предоставлении исключительной лицензии и неисключительной лицензии.

а) исключительная лицензия – это предоставление права использования произведения без сохранения за правообладателем права выдачи лицензий другим лицам. Обратите внимание: именно тот, кто предоставляет право в данном случае лишается возможности заключения аналогичных договоров. Это дает возможность пользователю произведения получить эксклюзивные права, которых не будет больше ни у кого.

б) неисключительная лицензия — предоставление права использования произведения с сохранением за правообладателем права выдачи лицензий другим лицам. То есть правообладатель праве заключать такие же договоры на то же произведение с кем угодно.

Кроме того, лицензионные договоры делятся еще и по признаку возможного или невозможного сублицензирования т.е. договором может быть предусмотрено или не предусмотрено право уже пользователя на предоставление права использования этого произведения.

Чем может быть опасно использование в договоре неактуальных формулировок? Прежде всего, расхождением в понимании сути правоотношений, регулируемых договором. Издатель, например, может подразумевать под «неисключительными правами, предоставленными на 5 лет» совсем не то, что автор. Из-за этого возникают споры, эти споры передаются в суды, а суды вынуждены цепляться за какие-то обрывки здравого смысла, содержащиеся в подобных договорах, и тем или иным образом квалифицировать отношения сторон или же признавать договоры или отдельные их условия недействительными. Кстати, даже в официальных документах появляются подобные ошибки. Особенно этим грешит Минфин. В своих позициях, предназначенных в основном для бухгалтеров, это ведомство с завидным постоянством использует понятие неисключительных прав, что видится очень странным.

Так что, друзья, если Вам в договоре встречаются «неисключительные права», перечеркивайте такой документ, даже не читая его дальше. Идите к юристу и просите привести договор в соответствие с действующим законодательством. Это избавит Вас от многих проблем в будущем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *