Мировое соглашение между должником и взыскателем

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.04.2018 N Ф05-2757/2018 по делу N А40-166474/2017
Требование: О взыскании вознаграждения, ранее уплаченного на основании договора на оказание юридических услуг.
Обстоятельства: Истец ссылается на то, что вступившим в законную силу судебным актом ему было отказано в принятии мер по обеспечению его интересов, так как заявление было составлено и подано с нарушением правил подсудности.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку установлено, что ответчиком оказывались услуги, которые привели к положительному для истца результату, кроме того, положения спорного договора предусматривают оплату действий ответчика в твердом размере.Иные доводы кассационной жалобы, в том числе о том, что участники оборота не вправе ставить оплату услуг исполнителя в зависимость от результата вынесенного в пользу заказчика судебного решения, поскольку в предмет договора не входит достижение исполнителем результата и стороны не вправе указывать судебное решение в качестве основания для оплаты услуг, что положительный для заказчика результат достигнут не в результате действий исполнителя, что после прекращения договора ответчик обязан вернуть истцу предоплату 5 425 000 руб. с учетом 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, что заключение мирового соглашения по делу на условиях, согласованных с заказчиком не может являться предметом услуги по договору, сводятся к несогласию с оценкой суда обстоятельств по делу и доказательств, представленных в материалы дела, а потому не могут быть положены в основу отмены обжалуемых судебных актов, так как заявлены без учета норм части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исключивших из полномочий суда кассационной инстанции установление обстоятельств, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешение вопросов достоверности или недостоверности доказательств, преимущества одних доказательств перед другими, а также переоценку доказательств, которым уже была дана оценка судом первой или апелляционной инстанции.

В правовой доктрине мировое соглашение издавна определялось сделкой и по своей структуре имеет договорную природу. Еще в первой главе раздела IV книги III Устава гражданского судопроизводства 1864 года подробно закреплялись виды мировых сделок (ст. 1359), процедура (ст. ст. 1360 — 1363) и правовые последствия их заключения (ст. ст. 1364 — 1366).

По сути, некоторая схожесть данного примирительного процесса дошла и до нашего времени и активно применяется как судами, так и участниками гражданских и экономических споров.

С того момента, когда исполнительное производство выделилось в самостоятельный институт, заключать мировое соглашение стало возможным и на стадии принудительного исполнения исполнительного документа. Вместе тем, само законодательство об исполнительном производстве не содержит алгоритм заключения мирового соглашения, имеется лишь несколько отсылочных норм к положениям процессуального законодательства.

Практика заключения и утверждения мировых соглашений на стадии исполнительного производства, к сожалению, далеко не однообразна. Одни стороны направляют мировые соглашения для утверждения напрямую в суд, обращаясь к последнему посредством заявления, другие же задействуют в данном процессе судебного исполнителя, ходатайствуя перед ним о направлении в судебные инстанции исполнительного производства и заявления об утверждении мирового соглашения непосредственно.

Данная процедура, на наш взгляд, несколько усложнена, ведь по большому счету обязанность судов утвердить мировое соглашение в рамках исполнительного производства декларирована лишь Постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.06.2016 № 3 «О примирении сторон при рассмотрении судами гражданских и экономических споров», в котором Пленум бегло по тексту делает ссылку на право сторон заключить мировое соглашение на стадии исполнительного производства.

При это возникает весьма существенный вопрос — распространяются ли положения процессуального законодательства на ход рассмотрения заявления сторон исполнительного производства в процессе утверждения мирового соглашения?

Также остаются неурегулированными вопросы какими правами обладают стороны мирового соглашения – процессуальными, исполнительными, либо и теми, и другими? И есть ли необходимость ведения протокола судебного заседания? и т.д.

В настоящее время существует некая неопределенность в вопросе применения процессуального законодательства. На наш взгляд, положения процессуального законодательства не подлежат применению при утверждении мирового соглашения на стадии исполнительного производства.

В первую очередь это связано с тем, что в законодательстве отсутствуют нормы о том, что утверждение мирового соглашения рассматривается по общим правилам искового производства. В п. 11 названного выше постановления Пленума, лишь говорится о том, что не допускается заключение мировых соглашений по делам, возникающим из административно-правовых и иных публичных правоотношений; по делам особого производства; по заявлениям о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений; по делам об обжаловании решений международных арбитражных (третейских) судов, находящихся на территории Республики Беларусь, и в иных случаях, предусмотренных актами законодательства. Также не допускается заключение мирового соглашения по делам приказного производства, а также по категориям дел о недействительности сделок.

В виду отсутствия ссылок о том, что утверждение мирового соглашения рассматривается по правилам искового производства, взыскатель и должник не наделены теми процессуальными правами, которыми наделяет процессуальный закон стороны как искового, так и иного судопроизводства.

Поскольку в процессуальном праве нет ссылок о необходимости возбуждения дела, то, на наш взгляд, к утверждению мирового соглашения не применимы и правила процесса.

Таким образом, полагаем, что роль и функция суда в мировом соглашении является сугубо контрольной. Суд проверяет законность мирового соглашения по нескольким направлениям:

  1. Наличие самого процессуальное действие, а именно: заключено ли мировое соглашение, есть ли обращение сторон к суду об утверждении мирового соглашения;
  2. Наличие у лиц, обратившихся к суду, права на заключение мирового соглашения;
  3. Добровольность заключения мирового соглашения и понимание сторонами последствий утверждения его судом;
  4. Возможность в конкретном случае заключение мирового соглашения; отсутствие противоречий императивным нормам;
  5. Наличие у стороны права распоряжаться соответствующим объектом,; кому;
  6. Ясность и четкость изложения условий мирового соглашения; отсутствие двусмысленности и соглашений «под условием»; наличие возможности исполнить условия соглашения принудительно;
  7. Соответствие условий мирового соглашения предмету спора, отсутствие нарушений прав и обязанностей иных лиц.

Как видим, по сути, мировое соглашение — это сделка, заключаемая в особой, «судебной» форме. И именно облечение такой сделки в судебную форму лишает абсолютно стороны права признать мировое соглашение недействительным. На такую сделку не распространяется положения гражданского кодекса об ее изменении и расторжении. Мировое соглашение как сделка может быть отменена, изменена лишь судебным актом вышестоящей инстанции.

Полагаем, что до тех пор, пока в законодательстве нет четкого положения об утверждении мирового соглашения в рамках исполнительного производства, возможны разные подходы и мнения относительно данной процедуры. И включение в законодательство соответствующих норм позволит устранить противоречия в данной сфере.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *