Лицензионный сублицензионный договор

Сублицензионный договор

Различия между сублицензионным и лицензионным договором состоят в субъектном составе. В лицензионном договоре лицензиаром выступает непосредственно правообладатель лицензируемого объекта, а в сублицензионном договоре — третье лицо, ранее получившее право использование такого объекта.

Таким образом, сублицензионный договор по отношению к лицензионному является вторичным, а предоставляемые по нему права — производными.

Соответственно, по лицензионному договору возможный объем предоставляемых прав максимален и ограничивается только пределами охраны исключительного права правообладателя. В случае с сублицензионным договором объем прав сужен рамками лицензии.

В этой связи, на заключение сублицензионного договора требуется прямое разрешение правообладателя.

Возможности заключения сублицензионных договоров играет важную роль в определении объема лицензии, предоставляя не только возможность самостоятельного использования программы в пределах, указанных в договоре, но и возможность наделения таким правом иных лиц.

Право сублицензирования обычно не предоставляется конечному пользователю, поскольку сублицензирование предполагает дальнейшее введение права в оборот, в то время как конечный пользователь потому так и именуется, что на нем оборот заканчивается. По сложившейся практике, можно сказать, что права сублицензирования предоставляются участвующим в процессе распространения программного обеспечения посредникам (дистрибьюторам, реселлерам и т.п.) и то в весьма ограниченном объеме.

Как известно, никто не может передать больше прав, чем он имеет. В связи с этим п. 2 ст. 1238 ГК РФ закрепляет, что по сублицензионному договору сублицензиату могут быть предоставлены права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата. Условия сублицензионного договора, не соответствующие требованиям п. 2 комментируемой статьи, являются в соответствии со ст. 168 ГК ничтожными. Тем не менее, на практике случаются ситуации, когда дистрибьютор предоставляет конечному пользователю программное обеспечение с правами, которыми он не обладает. В таком случае конечный пользователь не приобретает права использования. Ситуацию спасает тот факт, что пользователь, устанавливая компьютерную программу, заключает лицензионное соглашение напрямую с правообладателем и получает право использования от него. Данная ситуация еще раз доказывает притворный характер заключаемых подобным образом сублицензионных договоров, по которым на самом деле передается не право использования (воспроизведения) компьютерной программы, а предоставляется лицензионный экземпляр компьютерной программы либо возможность его приобретения в электронном виде.

Конечный пользователь для того, чтобы застраховать себя от рисков приобретения контрафактного программного продукта, может пойти двумя путями: либо попытаться проследить всю цепочку соглашений от правообладателя до реселлера, либо попросить правообладателя подтвердить авторизованный статус соответствующего дистрибьютора. Последний вариант является наиболее реальным, поскольку в предоставлении текстов дистрибьюторских соглашений будет, скорее всего, отказано со ссылкой на их конфиденциальный характер. Письмо, полученное от правообладателя, позволяет зафиксировать факт приобретения «лицензионного» программного продукта от определенного лица и тем самым защититься от возможных претензий со стороны правообладателя, но поводу контрафактности используемого конечным пользователем программного обеспечения.

В случае, если право использования программного продукта предоставляется пользователю по цепочке сублицензионных договоров, не от правообладателя в порядке п. 3 ст. 1286 ГК РФ, то подтверждение правообладателем наличия у лица права сублицензирования, следовательно, и предоставления права использования пользователю, будет достаточным условием выполнения требований п. 2 ст. 1238 ГК РФ и получения конечным пользователем соответствующих прав. Это справедливо и в отношении случаев, когда в «цепочке» соглашений присутствуют дефекты, которые сами по себе могут воспрепятствовать получению соответствующего права конечным пользователем. Наличие вышеуказанного подтверждения правообладателя достаточно для того, чтобы «исцелить» указанные дефекты, поскольку, во-первых, правило п. 2 ст. 1238 ГК РФ имеет своей конечной целью защиту интересов правообладателя, во-вторых, п. 2 ст. 1238 ГК РФ говорит о наличии письменного согласия лицензиара, но не указывает, в какой именно форме оно должно предоставляться. Такое согласие вполне может принимать форму одностороннего подтверждающего письменного документа, исходящего от правообладателя.

В целом российское законодательство достаточно гибко подходит к вопросу предоставления права сублицензирования. Оно может быть дано как в самом лицензионном договоре без указания конкретных сублицензиатов, так и отдельно — на заключение конкретного сублицензионного договора. При этом лицензиар вправе ограничить свое согласие возможностью заключения сублицензионных договоров о предоставлении отдельных способов использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации из числа тех, которые были предоставлены лицензиату. П. 17 постановления Пленумов ВС и ВАС РФ № 5/29.

Лицензиар также может ограничить выдаваемое согласие на заключение сублицензионных договоров определенной территорией или даже в отношении разных территорий дать лицензиату разрешение на заключение лицензионных договоров применительно к разным способам использования объекта. В принципе нет препятствий и для ограничения действия предоставляемого права на сублицензирование определенным сроком. Калягин В.О., Мурзин Д.В., Новоселова Л.А. и др. Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. М., 2011.

Энциклопедия решений. Сублицензионный договор

Сублицензионный договор

Сублицензионным именуется договор, по которому лицензиат, обладающий правом использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на основании лицензионного договора, передает это право другому лицу (сублицензиату). Для такой передачи требуется получить письменное согласие лицензиара (п. 1 ст. 1238 ГК РФ).

Согласие может быть дано лицензиаром как в самом лицензионном договоре без указания конкретных сублицензиатов, так и отдельно — на заключение конкретного сублицензионного договора. При этом лицензиар вправе ограничить свое согласие возможностью заключения сублицензионных договоров о предоставлении только отдельных способов использования результата интеллектуальной деятельности из числа тех, которые были предоставлены лицензиату (п. 17 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29). Информация о наличии согласия лицензиара на заключение сублицензионного договора должна содержаться в заявлении сторон (или в документе, приложенном к заявлению, если его подает одна из сторон) сублицензионного договора, подаваемом при государственной регистрации предоставления сублицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (п. 3 ст. 1232 ГК РФ в редакции Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ (далее — Закон N 35-ФЗ), вступившего в силу с 01.10.2014).

Сублицензионный договор является единственным законным основанием, позволяющим лицензиату передать права использования интеллектуальной собственности другому лицу. При этом сублицензиату могут быть предоставлены права только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата (п. 2 ст. 1238 ГК РФ). Иными словами, при заключении сублицензионных договоров с третьими лицами лицензиат не вправе передавать им права, не предоставленные ему самому правообладателем на основании лицензионного договора.

Сторонами лицензионного договора являются лицензиат и сублицензиат. При этом законодательство не запрещает заключение последующих сублицензионных договоров (субсублицензионных, субсубсублицензионных и т.д.) (постановление ФАС Московского округа от 24.02.2011 N КГ-А40/647-11). Так как к сублицензионному договору применяются правила ГК РФ о лицензионном договоре (п. 5 ст. 1238 ГК РФ), сублицензиат по соответствующему договору должен будет получить согласие лицензиата на последующую передачу прав.

Ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата несет лицензиат, если лицензионным договором не предусмотрено иное (п. 4 ст. 1238 ГК РФ). Это имеет силу и в отношениях по последующим сублицензионным договорам (между сублицензиатом и субсублицензиатом и т.д.).

Применение к сублицензионному договору правил о лицензионном договоре означает и то, что сублицензионный договор должен содержать те же существенные условия, что и лицензионный:

— предмет договора, который раскрывается путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору (если право на интеллектуальную собственность удостоверяется патентом, свидетельством, указывается номер такого документа);

— способы использования этого объекта интеллектуальной собственности (п. 6 ст. 1235 ГК РФ).

Сублицензионный договор также должен содержать условие о размере вознаграждения за использование интеллектуальной собственности или порядок его определения либо прямое указание на безвозмездность этого договора, иначе он будет считаться незаключенным (п. 5 ст. 1235 ГК РФ).

Как и лицензионный, сублицензионный договор по общему правилу должен быть заключен в письменной форме (п. 2 ст. 1235 ГК РФ). Несоблюдение этого требования влечет за собой недействительность договора. До 01.10.2014 (даты вступления в силу Закона N 35-ФЗ, внесшего ряд изменений в часть четвертую ГК РФ) сублицензионный договор в некоторых случаях требовал государственной регистрации (п. 2 ст. 1232 ГК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 35-ФЗ).

Срок, на который заключен сублицензионный договор, не может превышать срок действия лицензионного договора, иначе он будет считаться заключенным на срок действия лицензионного договора. Если к моменту заключения сублицензионного договора срок действия лицензионного договора будет составлять не менее 5 лет, а в сублицензионном договоре срок его действия не будет определен, сублицензионный договор будет признан заключенным на 5 лет.

Прекращение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации повлечет за собой прекращение как лицензионного договора, так и заключенного в соответствии с ним сублицензионного договора (включая все последующие сублицензионные договоры) (п. 4 ст. 1235, п.п. 3, 5 ст. 1238 ГК РФ).

Как и к лицензионным, к сублицензионным договорам применяются общие положения об обязательствах (ст.ст. 307 — 419 ГК РФ) и о договоре (ст.ст. 420 — 453 ГК РФ), поскольку иное не установлено нормами ГК РФ о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и не вытекает из содержания или характера исключительного права (п. 2 ст. 1233 ГК РФ).

Лицензионный договор и договор поставки

На примере программного обеспечения рассмотрим разграничение указанных договоров. Для краткости изложения не будет отдельно упоминаться сублицензионный договор, поскольку всё сказанное о лицензионном договоре распространяется и на сублицензионный договор.

Сначала приведем нормативные определения рассматриваемых договоров, содержащихся в Гражданском кодексе РФ (далее по тексту — ГК РФ).

В соответствии со ст. 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Согласно п. 1 ст. 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

В соответствии с п. 1 ст. 1236 ГК РФ при письменном согласии лицензиара лицензиат может по договору предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу (сублицензионный договор).

Далее, в целях разграничения рассматриваемых договоров, на примере программного обеспечения необходимо остановиться на следующих значимых аспектах:

1) В рамках договора поставки программное обеспечение поставляется на материальном носителе как товар, за который уплачивается стоимость. Как правило, в каждом экземпляре программного обеспечения вложена так называемая «упаковочная» или «оберточная» лицензия, представляющая собой лицензионный договор как договор присоединения, к которому присоединяется конечный пользователь программного обеспечения с момента начала использования программного обеспечения.

Это так называемый упрощенный порядок заключения лицензионного договора, предусмотренный в п. 5 ст. 1286 ГК РФ.

Данный лицензионный договор заключается путем присоединения не с поставщиком, а с правообладателем, указанным в лицензионном договоре.

При этом особо акцентирую внимание на платежах: здесь программное обеспечение оплачивается как товар, но не вносится никаких платежей за предоставление лицензий в виде лицензионного вознаграждения.

По поводу такого лицензионного договора подробные разъяснения приведены в п. 38.2. совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ №5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

2) В рамках лицензионного договора предоставляется лицензия (то есть право) на использование программного обеспечения, а за предоставление лицензии уплачивается вознаграждение.

Опять акцентирую Ваше внимание на платежах: оплата осуществляется за предоставленную лицензию (то есть право) на использование программного обеспечения. За программное обеспечение платежи не осуществляются.

3) В рамках лицензионного договора также происходит передача программного обеспечения, но эта передача не означает поставку программного обеспечения как товара по договору поставки. Чтобы в рамках лицензионного договора можно было реализовать право использования программного обеспечения, должно быть передано само программное обеспечение. Без такой передачи программного обеспечения вообще теряет смысл предоставление лицензии.

Способы передачи программного обеспечения могут быть разные: передача на материальном носителе (CD-диске, DVD-диске), скачивание с сайта с получением паролей или ключей доступа, направление прикрепленных файлов через Интернет.

Таким образом, передача программного обеспечения является неотъемлемым фактическим действием в рамках предоставленной лицензии.

Следовательно, предоставление лицензии заключается в юридической совокупности действий, включающей заключение лицензионного договора, влекущее предоставление права использования программного обеспечения, и передачу программного обеспечения. Предоставление только права использования программного обеспечения без его передачи не может являться предоставлением лицензии в полной мере.

Соответственно, именно с даты передачи программного обеспечения будет исчисляться срок, на который предоставлена лицензия.

Поскольку предоставление лицензии является состоявшимся только с даты передачи программного обеспечения, то как раз именно такая передача должна быть зафиксирована документально.

Таким документом может являться, например, акт приема-передачи программного обеспечения. На практике встречаются акты, в которых неопределенно или недостаточно полно изложены данные по передаваемому программному обеспечению. На мой взгляд, в таком акте, как минимум, констатируется передача программного обеспечения со ссылкой на соответствующий договор, указывается наименование программного обеспечения, количество его экземпляров, способ его передачи, сумма лицензионного вознаграждения и порядок его уплаты, срок, на который предоставляется лицензия.

Следовательно, предоставление лицензии включает:

— заключение лицензионного (сублицензионного) договора;

— передачу программного обеспечения по акту приема-передачи.

Изложенное толкование предоставления лицензии подтверждает судебная практика (например, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14.11.2014 по Делу №А53-25097/2013, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2016 по Делу №А12-49161/2015, Постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2015 №15АП-24107/2014, от 14.02.2015 №15АП-24133/2014).

А.А. Рудаков — юрисконсульт компании М-СТАЙЛ.

Как составить сублицензионные договоры при продаже программного обеспечения?

Испраляюсь. Цитирую: » Статья: Последующие сублицензионные договоры в предпринимательской деятельности (Лапин Н.) («Финансовая газета», 2010, n 46)»Финансовая газета», 2010, N 46
ПОСЛЕДУЮЩИЕ СУБЛИЦЕНЗИОННЫЕ ДОГОВОРЫ
В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) предусматривает возможность предоставления права на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации путем заключения лицензионного или сублицензионного договора.
Зачастую на практике возникает необходимость дальнейшей передачи исключительного права, используя лицензионную конструкцию, т.е. путем заключения так называемых субсублицензионных, субсубсублицензионных и т.п. договоров или последующих сублицензионных договоров. Анализ практики позволил обнаружить несколько случаев заключения подобных соглашений. Так, в Решении Арбитражного суда Оренбургской области от 30.03.2009 по делу N А47-2636/2008, Решении Арбитражного суда Краснодарского края от 11.02.2004 по делу N А-32-3375/2004-50/19, а также Письме ГТК России от 01.07.2004 N 07-58/24213 содержатся ссылки на субсублицензионные договоры.
Однако, несмотря на то что субъекты гражданского оборота заключают между собой субсублицензионные договоры, статус таких соглашений законом не определен. В связи с этим в настоящей статье будут рассмотрены вопросы легального обоснования возможности существования подобных договоров и их регулирования нормами гражданского права (условия таких договоров, порядок их заключения и применения ответственности по договорам), а также налогового права (возможность применения льготы, предусмотренной пп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ).
Возможность заключения последующих сублицензионных договоров в ГК РФ прямо не предусмотрена. Тем не менее представляется, что заключение последующих сублицензионных договоров возможно в силу отсутствия прямого запрета в законе, а также наличия в ГК РФ принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ).
В подобных отношениях будет происходить трансформация сторон, задействованных в цепочке «лицензионный договор — сублицензионный договор». С появлением нового звена лицензиат по лицензионному договору приобретает статус, аналогичный статусу лицензиара по лицензионному договору, а сублицензиат, в свою очередь, — статус, аналогичный статусу лицензиата по лицензионному договору. Другими словами, сублицензиат при письменном согласии лицензиата по договору субсублицензии предоставляет право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации третьему лицу.
Если обратиться к теории, то в науке гражданского права отсутствует однозначный ответ на вопрос о возможности заключения субсублицензионных договоров. Одни ученые считают, что заключение таких договоров возможно.
Однако существует и иной взгляд на вопрос о возможности заключения последующих сублицензионных договоров. Так, сторонники такой позиции отмечают, что «договорных способов (механизмов) предоставления права на использование результата интеллектуальной деятельности помимо предоставления указанного права по лицензионному или сублицензионному договору не существует (законом не предусмотрено).
Ссылка на п. 5 ст. 1238 ГК РФ, согласно которому к сублицензионному договору применяются правила о лицензионном договоре, тоже, на наш взгляд, не достаточно убедительна. Правила о лицензионном договоре касаются формы договора, изложения предмета лицензионного договора, требований о регистрации лицензионного договора и т.д.
Что касается права лицензиата предоставить результат интеллектуальной деятельности для использования сублицензиату, то, по нашему мнению, к правилам о лицензионном договоре это не относится» <*>.

<*> См.: Гаврилов Э.П., Городов О.А., Гришаев С.П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть четвертая. «Проспект», 2008 (Правовая система «Гарант»).
Брызгалин А.В., Головкин А.Н. Налогообложение хозяйственных операций и сделок в 2008 году. Часть вторая — «Налоги и финансовое право». 2008 (Правовая система «Гарант»).
Поскольку исходя из логики закона, мнений теоретиков и практических реалий существование последующих сублицензионных договоров возможно, то данные соглашения должны соответствовать ряду условий, основанных на применении аналогии закона.
Во-первых, при заключении последующего сублицензионного договора он не должен влечь за собой переход исключительного права к субсублицензиату. Договором должны устанавливаться определенные пределы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.
Во-вторых, заключение последующего сублицензионного договора невозможно без указания в нем существенных условий, среди которых можно выделить следующие:
форму договора;
характеристики результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации и способы его использования;
условие о вознаграждении;
территорию действия этих прав;
срок.
Равно как и лицензионный договор, последующий сублицензионный договор по общему правилу должен заключаться в письменной форме. В случае если ГК РФ предусматривает иную форму лицензионного договора, а также необходимость государственной регистрации такого договора, то приведенные условия также должны распространяться и на последующие сублицензионные договоры.
В последующем сублицензионном договоре стороны должны сделать указание на результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, а также на способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Субсублицензиату могут быть предоставлены права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены сублицензионным договором для сублицензиата.
Последующий сублицензионный договор должен содержать условия о вознаграждении, если договором прямо не предусмотрено, что он безвозмездный. По аналогии с нормами, установленными в отношении лицензионных договоров, при отсутствии такого условия последующий сублицензионный договор должен считаться незаключенным, при этом правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 ГК РФ, не должны применяться.
Последующий сублицензионный договор также должен содержать указание на территорию, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.
Срок последующего сублицензионного договора не должен превышать срока сублицензионного договора. По аналогии с положениями п. 3 ст. 1238 ГК РФ, если срок действия последующего сублицензионного договора превышает срок действия сублицензионного договора, такой договор должен считаться заключенным на срок действия сублицензионного договора.

В-третьих, при заключении последующего сублицензионного договора сторонам необходимо соблюсти условие о получении письменного согласия на заключение подобного договора.
В п. 17 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 N 29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» содержатся разъяснения касательно получения письменного согласия лицензиара на заключение сублицензионного договора. Такое согласие может быть дано как в самом лицензионном договоре без указания конкретных сублицензиатов, так и выражено отдельно — на заключение конкретного сублицензионного договора.
Представляется, что аналогичный механизм получения согласия необходимо использовать и при заключении последующего сублицензионного договора, т.е. для заключения такого договора сторонам необходимо получить согласие от лицензиата.
Лицензионный и сублицензионный договоры соотносятся между собой как основной и производный, поэтому существование сублицензионного договора обусловливается существованием лицензионного договора. Как следствие, прекращение и ничтожность лицензионного договора влекут за собой прекращение и ничтожность сублицензионного договора.
Данные выводы основаны на природе договорных правоотношений, так как приведенное выше законодателем прямо не предусмотрено. В науке гражданского права по данному поводу можно выделить мнение известного немецкого юриста Г. Штумпфа о том, что в случае признания недействительной или истечения срока действия основной лицензии сублицензия также автоматически теряет силу <*>. Таким образом, представляется, что было бы логичным расширить содержание ст. 1238 ГК РФ и непосредственно указать в ней такие положения.
<*> См. Штумпф Г. Лицензионный договор. М., 1988. С. 141.
По аналогии с вышесказанным последующий сублицензионный договор также является производным договором, но уже от сублицензионного договора, и при прекращении или недействительности сублицензионного договора последующий сублицензионный договор также должен прекращаться или признаваться недействительным.
Что касается ответственности по субсублицензионному договору, то она должна определяться в соответствии с положениями ГК РФ. По аналогии с п. 4 ст. 1238 ГК РФ ответственность перед лицензиатом за действия субсублицензиата должен нести сублицензиат, если иное не предусмотрено последующим сублицензионным договором.
В заключение хотелось бы рассмотреть налоговый аспект, связанный с оформлением отношений посредством последующих сублицензионных договоров. С 01.01.2008 передача прав на использование результатов интеллектуальной собственности, осуществляемая лицензиатом (сублицензиатом) на основании лицензионного (сублицензионного) договора, не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость. Данная льгота предусмотрена в пп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ, в которой речь идет только о лицензионных и сублицензионных договорах. Представляется, что льгота, в соответствии со ст. 149 НК РФ, должна применяться и в отношении последующих сублицензионных договоров, так как по своей сути субсублицензионный договор является разновидностью лицензионного договора и к нему следует применять общие правила о лицензионных договорах.
Однако ФНС России и Минфин России в своих письмах не дают специальных разъяснений касательно возможности применения льготы в отношении последующих сублицензионных договоров. В частности, в Письме Минфина России от 01.04.2008 N 03-07-15/44 отмечается, что при приобретении прав на использование результатов интеллектуальной деятельности по лицензионным (сублицензионным) договорам НДС удерживаться не должен.
В существующей ситуации, когда отсутствует однозначный легальный статус последующих сублицензионных договоров, имеется риск формального подхода государственных органов к толкованию ст. 149 НК РФ и, как следствие, отказа налогоплательщикам в применении льготы.
Спорные ситуации перестанут возникать, если в гражданское законодательство будут включены положения о возможности заключения последующих сублицензионных договоров, особенно с учетом того, что потребность заключения подобных договоров на практике существует. Впоследствии следует также изменить и другие отрасли права, в частности налоговое законодательство, и предусмотреть вероятность применения налоговой льготы по ст. 149 НК РФ и в отношении последующих сублицензионных договоров. Такие изменения позволят исключить формальное толкование положений закона, которое возможно в силу отсутствия нормативного регулирования и которое ущемляет права и законные интересы сторон оборота.
Н.Лапин
Юрист
аутсорсингового подразделения
БДО в России
Подписано в печать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *