ГК ст 410

Верховный Суд опубликовал Определение № 310-ЭС20-2774, в котором напомнил нижестоящим инстанциям, что независимо от процедуры проведения зачета обязательства считаются прекращенными ретроспективно.

Спор из-за зачета обязательств

27 июня 2014 г. между ООО «ПК Рецикл» (подрядчик) и ООО «Терминал Никольский» (заказчик) был заключен договор на выполнение строительных работ.

Вступившим в силу решением суда от 28 декабря 2018 г. по делу № А62-1772/2015 с общества «Терминал Никольский» в пользу «ПК Рецикл» было взыскано более 1,6 млн руб. задолженности, а также свыше 1,8 млн руб. неустойки за период с 1 марта 2015 г. по 23 апреля 2018 г. и 92 тыс. руб. судебных расходов. В удовлетворении остальной части иска отказано. По встречному иску с общества «ПК Рецикл» в пользу «Терминал Никольский» было взыскано более 2,6 млн руб. в счет возмещения стоимости устранения недостатков выполненных работ, свыше 1,2 млн руб. неустойки за период с 12 марта 2015 г. по 14 июля 2016 г. и 65 тыс. руб. судебных расходов. В удовлетворении остальной части встречных требований отказано. В результате произведенного судом зачета с «ПК Рецикл» в пользу «Терминал Никольский» взыскано порядка 400 тыс. руб.

Ссылаясь на несвоевременное исполнение заказчиком обязательства по оплате выполненных работ, «ПК Рецикл» обратилось в Арбитражный суд Смоленской области с иском о взыскании с общества «Терминал Никольский» 561 тыс. руб. неустойки за период с 24 апреля 2018 г. по 3 апреля 2019 г. (дата вынесения резолютивной части постановления суда апелляционной инстанции по делу № А62-1772/2015) на основании договора.

ООО «Терминал Никольский», указывая на неисполнение «ПК Рецикл» обязанности по оплате стоимости устранения недостатков выполненных работ, подало встречный иск о взыскании 574 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

С учетом судебных актов по делу № А62-1772/2015, которыми было установлено наличие задолженности по оплате выполненных работ и нарушение заказчиком сроков оплаты, а также наличие недостатков в выполненных работах и нарушение подрядчиком сроков их устранения, арбитражный суд, ссылаясь на ст. 329, 330, 395, 397, 723 ГК РФ, а также на разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», отклонив ходатайство «Терминал Никольский» о снижении размера неустойки, удовлетворил первоначальный иск в полном объеме и частично – встречный иск.

Удовлетворяя первоначальный иск, суд указал, что в рассматриваемом случае с учетом произведенного зачета моментом исполнения заказчиком обязательства по оплате работ является дата вступления решения суда в силу. Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции без изменения.

ВС разъяснил, что неустойка подлежит начислению исключительно с момента начала просрочки до «созревания» более позднего требования

Общество «Терминал Никольский» обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой. Изучив материалы дела, ВС указал, что в соответствии со ст. 410 ГК обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Высшая инстанция отметила, что, как следует из указанной нормы, для зачета по одностороннему заявлению необходимо, чтобы встречные требования являлись однородными, срок их исполнения наступил (за исключением предусмотренных законом случаев, допускающих зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил). Подача заявления о зачете является выражением воли стороны односторонней сделки на прекращение встречных обязательств и одновременно – исполнением требования закона, установленного к процедуре зачета (ст. 154, 156, 410 ГК).

ВС также указал, что предъявление встречного иска, направленного к зачету первоначальных требований, является, по сути, тем же выражением воли стороны, оформленным в исковом заявлении, поданном в установленном процессуальным законодательством порядке. «Изменение порядка оформления такого волеизъявления – подача искового заявления вместо направления заявления должнику/кредитору – не должно приводить к изменению момента прекращения обязательства, поскольку предусмотренные статьей 410 ГК РФ основания для зачета (наличие встречных однородных требований и наступление срока их исполнения) остаются прежними. В ином случае материальный момент признания обязательства по договору прекращенным ставится в зависимость от процессуальных особенностей разрешения спора, на которые эта сторона повлиять не может», – подчеркивается в определении.

Верховный Суд заметил, что гражданское и процессуальное законодательство не содержат указаний на разный момент прекращения обязательств внесудебным и судебным зачетом, а неустойка подлежит начислению исключительно за период с момента начала просрочки до момента прекращения обязательств зачетом (момента «созревания» требования, которое должно быть исполнено позднее).

Высшая инстанция напомнила, что такой правовой подход, не принятый во внимание нижестоящими судами, был изложен в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам от 16 августа 2018 г. по делу № 305-ЭС18-3914, от 12 декабря 2019 г. по делу № 305-ЭС19-12031, а также в п. 25 Обзора судебной практики № 4 (2018), утвержденного Президиумом ВС 26 декабря 2018 г.

Верховный Суд сослался на п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», согласно которому обязательства считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения обязательства, срок исполнения которого наступил позднее.

Как пояснил Суд, при зачете встречных однородных требований обязательства сторон прекращаются в момент наступления срока исполнения «более позднего» обязательства, в том числе когда заявление о зачете выражается в предъявлении встречного иска.

Аналогичная правовая позиция о ретроспективном эффекте зачета применительно к ситуации зачета требований, выраженных в первоначальном и встречном исках, добавил ВС, изложена в п. 13, 15 Постановления Пленума от 11 июня 2020 г. № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств». Из разъяснений, содержащихся в п. 13 постановления, следует, что для зачета в силу ст. 410 ГК необходимо, чтобы по активному требованию наступил срок исполнения, за исключением случаев, когда он не указан или определен моментом востребования.

По смыслу ст. 410, 315 Кодекса для зачета не является необходимым наступление срока исполнения пассивного требования, если оно в соответствии с законом или договором может быть исполнено досрочно. Если лицо получило заявление о зачете от контрагента до наступления срока исполнения пассивного требования при отсутствии условий для его досрочного исполнения или до наступления срока исполнения активного требования, то после наступления соответствующих сроков зачет считается состоявшимся в момент, когда обязательства стали способны к зачету, – то есть наступили установленные законом условия. Если наступил срок исполнения активного требования, но отсутствуют условия для досрочного исполнения пассивного требования, должник по активному требованию вправе исполнить свое обязательство.

Кроме того, согласно разъяснениям ВС, содержащимся в п. 15 постановления, обязательства считаются прекращенными зачетом в размере наименьшего из них не с момента получения заявления о зачете соответствующей стороной, а с момента, в который обязательства стали способными к зачету. Например, если срок исполнения активного и пассивного требований наступил до заявления о зачете, обязательства считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения обязательства (или возможности досрочного исполнения пассивного обязательства), который наступил позднее, независимо от дня получения заявления о зачете.

Если лицо находилось в просрочке исполнения зачитываемого обязательства, срок исполнения по которому наступил ранее, то проценты за пользование чужими денежными средствами и (или) неустойка начисляются до момента прекращения обязательств зачетом. Если проценты за пользование чужими денежными средствами и (или) неустойка были уплачены за период с момента, когда зачет считается состоявшимся, до момента волеизъявления о зачете, они подлежат возврату. Если требования стали встречными лишь в результате перемены лица в обязательстве, момент их прекращения не может наступить ранее даты такой перемены.

Таким образом, заметил ВС, исходя из системного толкования приведенных норм права и разъяснений, содержащихся в п. 13 и 15 Постановления № 6, следует, что независимо от процедуры проведения зачета (внесудебный, судебный) обязательства считаются прекращенными рестроспективно – то есть не с момента заявления о зачете, заявления встречного иска, принятия (вступления в силу) решения суда, а с момента, когда обязательства стали способны к зачету (то есть наступили условия для прекращения обязательств зачетом в соответствии со ст. 410 ГК). Только до обозначенного момента сторона, срок исполнения обязательства которой наступил ранее, несет ответственность за просрочку.

Высшая инстанция указала, что из судебных актов, принятых по делу № А62-1772/2015, по иску «ПК Рецикл» взысканы: сумма задолженности по оплате выполненных работ, неустойка за нарушение сроков оплаты, судебные расходы. По встречному иску «Терминал Никольский» взысканы: стоимость устранения недостатков выполненных работ, неустойка за нарушение сроков устранения недостатков, судебные расходы. Судом произведен зачет взысканных сумм.

«Между тем при рассмотрении настоящего спора вопреки требованиям статей 71, 168 и 170 АПК РФ суды не исследовали юридически значимые обстоятельства, связанные с моментом наступления условий для прекращения обязательств зачетом в соответствии со статьей 410 ГК РФ, не установили с учетом условий договора и фактических обстоятельств, когда обязательства стали способны к зачету и до какого момента сторона, срок исполнения обязательства которой наступил ранее, находится в просрочке и несет соответствующую ответственность», – заметил ВС.

Экономколлегия посчитала, что в данном случае начисление неустойки на сумму существующей задолженности до даты вступления в силу решения суда, которым произведен зачет встречных требований, нельзя признать обоснованным, в связи с чем судебные акты в части удовлетворения первоначального иска, а также произведенного судом зачета требований подлежат отмене.

«Исходя из того что для принятия обоснованного и законного решения в отмененной части требуется установление обстоятельств, связанных с моментом наступления условий для прекращения обязательств зачетом требований, проверка расчета неустойки, а также осуществление иных процессуальных действий, не относящихся к полномочиям суда кассационной инстанции, дело в отмененной части подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции», – резюмируется в определении.

В то же время, отметил ВС, правовых оснований для отмены или изменения судебных актов в части отказа в удовлетворении встречного иска не усматривается. Частично удовлетворяя требования по встречному иску, суды с учетом разъяснений, содержащихся в п. 41 и 57 Постановления № 7, исходили из того, что стоимость расходов по устранению недостатков была определена по результатам судебной экспертизы, проведенной в рамках дела № А62-1772/2015.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов в части взыскания с ООО «Терминал Никольский» в пользу ООО «ПК Рецикл» 561 тыс. руб. неустойки и 14 тыс. руб. судебных расходов, а также в части произведенного зачета взысканных сумм. В отмененной части Суд направил дело на новое рассмотрение в АС Смоленской области. В остальной части судебные акты оставлены в силе.

Адвокаты оценили значимость правовой позиции Суда

В комментарии «АГ» адвокат КА «Защитникъ» Алексей Максимов отметил, что Экономколлегия напомнила нижестоящим судам, что право и бухучет – разные дисциплины, для первой из которых главное – правовая природа, основание возникшего обязательства. «К сожалению, в моей практике суды зачастую не идут далее математических подсчетов, – пояснил адвокат. – В данном случае кредитор сам не исполнил обязательство полностью и надлежаще и, поскольку сам является должником, ему должно было быть отказано в защите права и применении санкций в виде неустойки. Например, ст. 328 ГК предоставляет возможность приостановить исполнение».

По мнению эксперта, нижестоящие суды создали дисбаланс, искусственно за счет неустойки присудив ООО «ПК Рецикл» больше, чем оно рассчитывало получить при заключении договора. При этом ООО «Терминал Никольский» понесло дополнительные затраты на завершение строительства объекта.

Адвокат МКА «Традиция» Василий Котлов отметил, что зачет является одним из дискуссионных способов прекращения обязательств, поэтому основная роль в регулировании данного института отведена постановлениям высшей судебной инстанции.

Данное определение, по мнению адвоката, подчеркивает, что заявление о зачете рассматривается не как юридически значимое сообщение в контексте ст. 165.1 ГК, а как элемент юридического факта – совокупности обстоятельств, связанных с существованием обязательств. «ВС отметил, что зачет происходит еще до того, как сделано заявление. Последнее лишь завершает целостную конструкцию зачета», – пояснил он.

Эксперт посчитал, что суды будут с большей осторожностью применять нормы о зачете, ограничиваясь лишь определением прав и обязанностей спорящих сторон. В настоящее время, добавил Василий Котлов, суды далеко не всегда производят зачет встречных требований, тем более определяя момент зачета по дате вступления в силу судебного акта. «Вместе с тем существует проблема соотношения судебных и внесудебных способов возникновения, изменения и прекращения материальных обязательств. Так, сам факт подачи иска, принятия судебного акта порой рассматривается как правообразующий и освобождающий сторону от выполнения иных юридически значимых действий. Например, сама по себе подача иска (встречного иска) об исполнении обязательства с неопределенным сроком исполнения рассматривается как соблюдение условия о предъявлении требования должнику, что вряд ли будет способствовать предсказуемости и стабильности в деловых отношениях», – подытожил он.

Зачет встречных однородных требований является одним из самых распространенных способов прекращения обязательства, не считая надлежащего исполнения. Регулируется этот механизм ст. 410−412 ГК РФ. С их применением на практике, как это часто бывает, возникают проблемные вопросы.

Некоторые из них получили разрешение в Постановлении Пленума ВС РФ от 11.06.2020 № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств». Один из разделов посвящен зачету.

Нормы ГК о зачете сформулированы лаконично. Поэтому для их правильного применения нужно хорошо разбираться в теории и судебной практике.

Судебные разъяснения, кстати, есть еще в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований». Но оно стало менее актуальным после выхода Постановления Пленума ВС РФ, на которое следует ориентироваться в первую очередь.

Условия проведения зачета

Зачет встречных однородных требований прекращает обязательство полностью или частично. Для его осуществления достаточно заявления одной из сторон. Поэтому зачет можно отнести к односторонним сделкам, однако возможно его осуществление и по соглашению сторон.

Как односторонняя сделка зачет может быть признан судом недействительным по основаниям, предусмотренным главой 9 ГК РФ.

Постановлением Пленума ВС РФ № 6 введены термины, которых нет в законе.

Требование лица, которое заявляет о зачете (требование, которым зачитывают), называют активным требованием, а противостоящее ему встречное требование другой стороны (то, которое прекращается) — пассивным.

Эту терминологию лучше сразу хорошо уяснить, чтобы в дальнейшем не путаться. ВС РФ не стал использовать термины «компенсант» (заявитель зачета) и «компенсат» (адресат зачета), принятые в научной литературе. Поэтому будем пользоваться терминологией Верховного суда.

Осуществление зачета требует соблюдения трех условий, которые закреплены в ст. 410 ГК:

  • встречность — кредитор в одном обязательстве выступает в качестве должника в другом и наоборот;
  • однородность — встречные обязательства должны иметь одинаковый предмет, в качестве которого обычно выступают денежные средства;
  • наступление срока исполнения по встречным обязательствам.

В ходе реформы общей части обязательственного права в ст. 410 ГК РФ включена возможность в предусмотренных законом случаях произвести зачет требования, срок которого не наступил.

Условия осуществления зачета

Встречность требований

Определение «встречности» дано в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ № 6. Этот критерий предполагает, что кредитор по активному требованию является должником по требованию, против которого оно зачитывается (пассивному).

Если попроще, то есть два обязательства, в которых участвуют одни и те же лица, являющиеся одновременно кредиторами и должниками по отношению друг к другу. Еще проще — по одному обязательству лицо является кредитором другого, а по другому — его же должником.

Тем не менее ВС РФ допустил зачет требований, не являющихся встречными, если это предусмотрено законом или договором. В качестве примера приведено исполнение обязательства третьим лицом (п. 4 ст. 313 ГК). Если должник возложил исполнение на третье лицо, а у того есть собственное требование к кредитору, оно может заявить о зачете.

Встречности тут нет и получается интересная ситуация: третье лицо прекращает обязательство должника зачетом собственного требования к кредитору.

Без специального указания на такую возможность в законе общие правила о зачете не позволили бы это сделать. Тогда по денежному требованию третье лицо после уплаты кредитору могло бы потребовать обратно возврат суммы в размере своего собственного к нему требования. Чтобы снять связанные с этим риски и издержки, п. 4 ст. 313 ГК просто предоставляет третьему лицу право заявить о зачете.

Однородность требований

В соответствии с п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 6 однородность требований означает, что после зачета стороны должны оказаться в том же положении, как если бы оба обязательства были прекращены исполнением.

Зачет по своей сути является суррогатом исполнения. Представим два равных денежных обязательства между одними и теми же лицами. При надлежащем исполнении одна сторона перевела бы N-ю сумму другой, а та — обратно ту же самую.

Спрашивается: зачем перегонять деньги со счета на счет, если в результате зачета результат будет тем же самым?

Смысла в этом нет, зачет гораздо удобнее. Конечно, редко суммы по двум требованиям оказываются одинаковыми, поэтому при зачете обязательства считаются прекращенными в размере наименьшего из них. Т. е. образуется сальдо в пользу одной из сторон. Кто-то остается должен впоследствии доплатить.

Поэтому раз зачет суррогат исполнения, однородными признаются требования, обязывающие стороны к предоставлению однородных предметов. Чаще всего это денежные средства, но могут быть и другие заменимые вещи одного рода, эмиссионные ценные бумаги.

При этом совсем необязательно, чтобы требования возникали из одного и того же обязательства или обязательств одного вида. Допустим зачет как договорных, так и за некоторыми исключениями внедоговорных обязательств. ГК упоминает ряд ситуаций, в которых возможно осуществление зачета по различным договорным обязательствам:

  • погашение однородных обязательств по нескольким договорам поставки (п. 1 ст. 522 ГК РФ);
  • зачет стоимости имущества в счет выкупной цены ренты при нарушении договора плательщиком ренты (п. 2 ст. 599 ГК РФ);
  • зачет стоимости ремонта в счет арендной платы (абз. 4 п. 1 ст. 616 ГК РФ) и др.

Пленум ВС РФ подтверждает в упомянутом п. 12, что допустим зачет встречных требований, возникших из разных оснований. Против требования об уплате основного долга по одному договору можно зачесть требование об уплате неустойки, процентов по ст. 395 ГК или возмещению убытков, начисленных вследствие нарушения по другому договору.

Наступление срока исполнения обязательства

Зачет становится возможным, когда активное требование становится к нему способным. Происходит это, когда наступил срок его исполнения либо если срок не указан или определен моментом востребования.

Некоторые невнимательно читают ст. 410 ГК и ошибочно полагают, что должен наступить срок исполнения обоих требований. Однако, норма сформулирована четко: «Обязательство прекращается <…> зачетом встречного однородного требования (а не встречных однородных требований), срок которого (а не которых) наступил».

Это подтверждает и п. 13 Постановления Пленума ВС РФ № 6, в котором указано, что для осуществления зачета должен наступить срок исполнения по активному требованию. И далее:

«По смыслу статей 410, 315 ГК РФ для зачета не является необходимым наступление срока исполнения пассивного требования, если оно в соответствии с законом или договором может быть исполнено досрочно».

Но даже если возможность досрочного исполнения пассивного требования отсутствует, срок его исполнения и даже срок исполнения активного требования не наступил, то заявить о зачете на будущее всё-равно можно. Но осуществится он только в момент, когда наступят все установленные законом условия для зачета.

Момент прекращения обязательства зачетом

Закон момент прекращения обязательства не уточняет. Здесь нужно различать две вещи: момент реализации права на зачет и момент осуществления зачета.

Моментом реализации права на зачет является момент доставки заявления его адресату или момент, с которого заявление считается доставленным по правилам ст. 165.1 ГК о юридически значимых сообщениях.

Что касается момента осуществления зачета, то судебная практика и раньше исходила из концепции ретроактивного действия заявления о зачете, его обратной силы, а п. 15 Постановления Пленума ВС РФ № 6 её закрепил.

Суть концепции в том, что обязательства считаются прекращенными с момента, когда обязательства стали способными к зачету, а не с момента получения заявления о нём. Поскольку обычно срок исполнения по двум обязательствам наступает не одновременно, то прекращение происходит в момент позднее наступившего срока.

Рассмотрим это на примере. Срок исполнения по активному требованию наступил 15 июня 2020 г., по пассивному — 1 июля 2020 г. О зачете было заявлено 5 июля 2020 г. Срок исполнения по обоим требованиям наступил до заявления о зачете и обязательства считаются прекращенными с 1 июля 2020 г.

В чем смысл такого решения? Это нужно, чтобы стороны оказались в примерно равном положении в случае начисления штрафных санкций за просрочку исполнения.

В абз. 2 п. 15 Постановления Пленума ВС РФ № 6 указано, что проценты по ст. 395 ГК или неустойка начисляются до момента прекращения обязательства зачетом. Если какие-то суммы были начислены и уплачены за период после момента, когда зачет считается состоявшимся, то они подлежат возврату.

Ретроактивность зачета

Предположим, что по требованию А к Б срок исполнения наступил в сентябре 2018 года, а по требованию Б к А — в мае 2019. По первому начисляется договорная неустойка в виде пени, по второму — лишь проценты по ст. 395 ГК. О зачете заявлено в 2020 году. Если бы он считался осуществленным с момента доставки заявления, то получилась бы существенная разница во встречных требованиях в пользу А.

Обратная сила позволяет, насколько это возможно, не допустить слишком сильного перекоса в пользу стороны, добившейся включения в договор более выгодного условия о неустойке. Поэтому как только требования становятся способными к зачету, они прекращаются и с этого момента никакие штрафные санкции не начисляются.

Ретроактивность можно отменить соглашением сторон, договорившись о зачете на сумму, которая фактически сложилась к моменту его заключения. Принцип свободы договора сильнее ретроактивности.

Бывает, что обязательства становятся встречными в результате перемены лиц в обязательстве. В этой ситуации момент прекращения требований не может откатываться дальше даты её осуществления.

Когда зачет недопустим?

Перечень случаев недопустимости зачета, приведен в ст. 411 ГК РФ. Не допускается зачет требований:

  • о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;
  • о пожизненном содержании;
  • о взыскании алиментов;
  • по которым истек срок исковой давности;
  • в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

Перечень открытый и зачет может быть запрещен в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

Например, недопустимо прекращение зачетом денежных обязательств должника, в отношении которого введена процедура наблюдения, если нарушается очередность удовлетворения требований кредиторов (абз. 6 п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Недопустимость зачета стороны могут установить в договоре или заключить соответствующее соглашение позднее. Можно запретить зачет полностью, а можно поставить возможность его проведения под соблюдение определенных условий.

Нарушение запрета, установленного ст. 411 ГК, иным законом или соглашением сторон, влечет ничтожность заявления о зачете (п. 2 ст. 168 ГК).

Зачет при уступке требования

Как уже говорилось, одним из условий проведения зачета является встречность обязательств. Помимо исполнения обязательства третьим лицом из него есть еще одно исключение, предусмотренное ст. 412 ГК РФ.

В случае уступки права требования (цессии) должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Это исключение продиктовано принципом недопустимости ухудшения положения должника в результате уступки.

При цессии для проведения зачета установлено два обязательных условия:

  1. требования возникли по основанию, которое существовало к моменту получения должником уведомления об уступке требования;
  2. срок активного требования наступил до получения этого уведомления либо не установлен или определен моментом востребования.

Первое условие возлагает на цессионария (нового кредитора) риск наличия до получения должником уведомления об уступке обстоятельств, про которые он в момент уступки не знал и не должен был знать, а также не мог их спрогнозировать.

Т. е. если цессионарий рассчитывал получить от должника оплату, не зная на момент уступки, что у того имеется свое требование к старому кредитору, то ничего поделать он не может. Зачет будет осуществлен. Проблема решается через ст. 390 ГК об ответственности цедента.

Второе условие порождает серьезную проблему, поскольку не учитывает возможность уступки будущего требования. Недобросовестная сторона может уступить свое требование до созревания требования другой стороны, лишив её тем самым права на зачет.

По договору поставки было предусмотрено условие о премировании покупателя за достижение определенного объема закупок. Но поставщик уступил требование об уплате цены за будущие поставки другому лицу по договору факторинга. Тем самым покупатель был лишен возможности зачесть свои встречные требования по уплате премии, уменьшив покупную цену товара, в чем ВС РФ нарушения не усмотрел (Определение ВС РФ от 18.09.2015 № 308-ЭС15-413).

В такой ситуации должнику остается только добиваться от первоначального кредитора уже непосредственно исполнения своего требования к нему по другому обязательству, что влечет дополнительные издержки.

Еще следует отметить, что ст. 412 ГК не препятствует должнику зачесть против требования цессионария свое собственное требование к нему, если оно есть.

Как осуществить зачет

Самый простой способ — одностороннее заявление о зачете. Его можно сделать, если, во-первых, зачет не противоречит условиям договора и, во-вторых, по активному требованию не истек срок исковой давности (ч. 5 ст. 411 ГК).

С чем связан запрет зачитывать задавненное требование?

Если бы спор о взыскании долга рассматривался в суде, то должник мог бы в качестве возражения заявить о пропуске срока исковой давности. Зачет не должен предоставлять возможность обхода этой защиты.

Должник по задавненному активному требованию, как указывает п. 18 Постановления Пленума ВС РФ № 6, не обязан в ответ на заявление о зачете сообщать о пропуске срока исковой давности.

В то же время задавненность пассивного требования — собственного долга заявителя — зачету не препятствует. Поскольку он является суррогатом исполнения, то ничто не мешает должнику погасить долг невзирая на истечение исковой давности.

Стороны вправе согласовать иной порядок прекращения своих встречных требований. Возможно предусмотреть автоматический зачет, не требующий заявления ни одной из сторон. Например, закрепить в договоре аренды, что арендная плата снижается на стоимость неотделимых улучшений, произведенных арендатором.

Соглашением можно запретить осуществление зачета в одностороннем порядке, сделав обязательным прекращение встречных обязательств только по обоюдному согласию (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ № 6).

Теперь такая ситуация — А направил в адрес Б заявление о зачете. Но позднее Б подает иск о взыскании долга, прекращенного зачетом. В этом случае, как говорит Пленум ВС РФ, о состоявшемся зачете можно заявить в возражении на иск.

Зачесть обязательства можно и во время судебного разбирательства. Как указано в абз. 2 п. 19 Постановления Пленума ВС РФ № 6, заявить о зачете можно как во встречном иске, так и во возражении на иск. Либо ответчик может направить истцу заявление о зачете и после этого указать в возражении на иск о прекращении обязательства.

Зачесть встречные требования можно и на стадии исполнительного производства. Это может быть сделано как по заявлению должника или взыскателя, так и по инициативе судебного пристава-исполнителя. Зачет возможен в следующих ситуациях (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 6):

  1. По обоим встречным однородным требованиям возбуждены исполнительные производства.
  2. По обоим требованиям есть вступившие в силу судебные решения, но исполнительное производство по одному или обоим еще не возбуждено.
  3. В силу вступило решение суда только по одному требованию, но должник не выдвигает возражений по другому требованию.

Для более полного уяснения темы прекращения обязательства зачетом предлагаю посмотреть запись круглого стола М-Логос от 23.06.2020 с участием А. Г. Карапетова (д.ю.н., профессор НИУ ВШЭ, директор Юридического института «М-Логос»), С. В. Сарбаша (д.ю.н., судья ВАС РФ в отставке, заслуженный юрист РФ) и А. А. Павлова (к.ю.н., доцент кафедры гражданского права СПбГУ).

Также рекомендую изучить научно-практический комментарий к ст. 410−412 в книге «Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации» из серии #Глосса (стр. 772–785, автор комментариев к нормам о зачете: уже упомянутый выше А. А. Павлов).

Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

  • Статья 409. Отступное

Комментарий к ст. 410 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет условия, при которых допускается зачет: зачитываемые требования должны быть встречными, однородными, а также способными к исполнению.

Встречность требований предполагает существование двух обязательственных отношений между теми же лицами. При этом должник по одному из них должен одновременно являться кредитором по другому, и наоборот.

Как следствие, должник может направить к зачету лишь такое требование, которое принадлежит исключительно и непосредственно ему. Требование, направленное должником к зачету, должно относиться непосредственно к самому кредитору. Соответственно, он не может заявить о зачете лицу, на которое возложено исполнение (см. п. 12 письма ВАС N 65).

В отдельных случаях закон допускает отступление от условия встречности зачитываемых требований. Так, в силу ст. 412 ГК (см. коммент. к ней) должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое требование к первоначальному кредитору. На основании п. 4 ст. 954 ГК страховщик вправе зачесть против требования выгодоприобретателя о выплате страхового возмещения свое требование к страхователю об уплате страхового взноса (см. также ст. 1023 ГК).

2. Зачитываемые требования должны быть однородными. Необходимость этого условия предопределена существом зачета как суррогата исполнения. Только при наличии подобного условия каждая сторона, сохраняя то, что она должна другой, ставится в то самое положение, в котором бы находилась в случае принятия исполнения от последней (см.: Вавин Н.Г. Зачет обязательств. 2-е изд. М., 1914. С. 25 — 26). Соответственно, условие однородности касается лишь предмета предъявляемых к зачету требований, но не оснований их возникновения, не их правовой природы. Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности (тождественности характера, режима удовлетворения, прекращения и т.п.), равно как и не предусматривает совпадения видовой характеристики зачитываемых требований. Соответственно, могут быть зачтены, например, требование подрядчика об оплате выполненных работ и требование поручителя, исполнившего денежное обязательство (см. п. 7 письма ВАС N 65), требование по векселю и денежные требования, вытекающие из общегражданских договоров, в частности кредитного договора (см. п. 26 Постановления ВС и ВАС N 33/14). Равно допустим зачет договорного и внедоговорного денежных требований.

Таким образом, зачет может происходить между двумя требованиями, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода.

Вместе с тем судебно-арбитражная практика признает невозможным зачет требований об уплате основного долга и взыскании неустойки (возмещении убытков). Подобный подход зачастую объясняется с помощью введения дополнительного условия зачета — бесспорности зачитываемых требований (см.: Сарбаш С.В. Прекращение обязательств зачетом в арбитражной практике // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 84 — 85). Однако критерий бесспорности является неопределенным по содержанию и не основан на законе, а потому не может быть принят.

3. Зачитываемые требования должны быть способны к исполнению. Это означает, во-первых, само их существование и действительность. Зачет недействительных или прекращенных (исполнением, предоставлением отступного или в силу иных обстоятельств) требований не допускается.

Способность требований к исполнению означает, во-вторых, допустимость их принудительного исполнения. Это прежде всего предполагает наступление срока исполнения. Формулировка комментируемой статьи не позволяет однозначно определить, обязательно ли наступление срока исполнения обоих зачитываемых требований либо допустимо предъявление к зачету требования, срок исполнения по которому не наступил, если по этому требованию возможно досрочное исполнение. Отечественная судебно-арбитражная практика исходит из первого варианта. В то же время авторитетные зарубежные и международные источники (см., например, § 387 ГГУ, ст. 8.1 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 13:101 Принципов Европейского договорного права) предусматривают более гибкое и удачное решение — сторона вправе заявить о зачете в тот момент, когда она уполномочена осуществить исполнение и вправе потребовать исполнения от другой стороны.

Комментируемая статья допускает зачет требований, срок исполнения которых не указан или определен моментом востребования. При этом правило п. 2 ст. 314 ГК (см. коммент. к ней) относительно льготного семидневного срока, предоставленного должнику для исполнения, в данном случае применению не подлежит.

Наступление срока является лишь одним из показателей способности требования к исполнению. Однако данную способность как условие, необходимое для зачета, следует воспринимать более широко. Так, неспособность к самостоятельному осуществлению делает невозможным предъявление к зачету требования, на которое наложен арест, недопустимость принудительного исполнения выступает препятствием для зачета требования, вытекающего из натурального обязательства.

4. В отличие, например, от ФГК (ст. 1290) отечественное законодательство не знает зачета в силу закона. Само по себе наличие встречных однородных требований не приводит к их зачету (см. п. 5 письма ВАС N 65). Необходимым и достаточным для зачета комментируемая статья считает наличие соответствующего заявления одной из сторон. По своей правовой природе такое заявление является односторонней сделкой. Соответственно, заявление о зачете не требует его принятия другой стороной, а порождает правовой эффект с момента его восприятия обладателем встречного требования. Заявление, не полученное другой стороной, правовых последствий не влечет (п. 4 письма ВАС N 65).

Как и любая сделка, заявление о зачете требует соблюдения условий ее действительности, отсутствие которых может повлечь признание данного заявления недействительным и, как следствие, аннулирование его правопрекращающего эффекта (см. п. 13 письма ВАС N 65).

Последствием одностороннего волеизъявления о зачете всегда должно являться окончательное и бесповоротное прекращение зачитываемых требований. Поэтому заявление о зачете не может быть сделано под условием или с указанием срока. Не предусматривается также возможность отказа от совершенного зачета (см. п. 9 письма ВАС N 65).

5. Заявление о зачете может быть сделано любым из обладателей встречных однородных требований. Нормы, в которых законодатель прямо называет сторону, имеющую право на зачет, например абз. 5 п. 2 ст. 344 ГК (залогодатель), абз. 1 п. 4 ст. 350 ГК (залогодержатель), ч. 2 ст. 853 ГК (банк), ч. 4 ст. 954 ГК (страховщик) и др., не следует рассматривать, как ограничивающие возможность зачета по заявлению другой стороны (иное мнение см. в кн.: Телюкина М.В. Зачет встречного однородного требования. Специфика его применения в конкурсном процессе // Законодательство. 1999. N 8. С. 56 — 57).

6. Моментом прекращения зачитываемых обязательств является момент восприятия адресатом заявления о зачете. Мнение о ретроактивном действии (обратной силе) заявления о зачете (п. 3 письма ВАС N 65) не основано на законе, а потому не может быть принято (подробнее см.: Павлов А.А. Момент прекращения обязательств зачетом (к вопросу о феномене «обратной силы») // Арбитражные споры. 2006. N 4. С. 111 — 118).

7. В случае равенства встречных однородных требований зачет производит их полное прекращение. В противном случае зачет влечет лишь частичное прекращение — требования прекращаются лишь в той части, в которой они покрывают друг друга.

Учитывая близость институтов зачета и исполнения, судебно-арбитражная практика допускает возможность применения к данной ситуации частичного зачета денежных требований по аналогии правила ст. 319 ГК (см. коммент. к ней). Если иное не предусмотрено договором, при недостаточности встречного денежного требования для полного прекращения его зачетом в первую очередь должны считаться прекращенными издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основная сумма долга (п. 19 письма ВАС N 65).

8. Зачет по требованию, предъявленному в судебном порядке, осуществляется либо путем возражения, заявленного ответчиком в ходе судебного разбирательства, либо путем подачи ответчиком встречного иска (ст. 138 ГПК, ст. 132 АПК). Выбор конкретной формы зачета осуществляется ответчиком самостоятельно. Попытки судебно-арбитражной практики ограничить данный выбор, запрещая осуществление зачета в рассматриваемой ситуации иначе как в форме встречного иска (п. 1 письма ВАС N 65), необоснованны. Вопреки предложенной Президиумом ВАС аргументации из смысла ст. 132 АПК отнюдь не вытекает недопустимость зачета. Указанная процессуальная норма лишь определяет основания и порядок использования института встречного иска. Кроме того, АПК (ГПК) не может рассматриваться в качестве источника регулирования гражданско-правового института зачета, имеющего преимущественную силу перед положениями ГК. Предъявление иска само по себе ничего не меняет в содержании обязательства, а следовательно, не исключает возможности зачета на основании и в порядке, предусмотренных комментируемой статьей (подробнее см.: Сарбаш С.В. Прекращение обязательства зачетом в арбитражной практике. С. 81 — 82).

9. Положения комментируемой статьи не должны применяться к дву- и многосторонним зачетам, представляющим собой самостоятельное основание прекращения соответствующих обязательств — соглашение сторон (подробнее см.: Вавин Н.Г. Зачет обязательств. С. 3 — 5).

Судебная практика по статье 410 ГК РФ

Определение Верховного Суда РФ от 29.01.2019 N 307-ЭС18-23712 по делу N А56-9703/2017

Суд апелляционной инстанции правомерно руководствовался статями 309, 310, 382, 385, 410, 412 Гражданского кодекса Российской Федерации, постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2019 N 309-ЭС18-25897 по делу N А07-27540/2015

Разрешая спор, суд апелляционной инстанции, повторно оценив представленные доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статей 10, 168, 410 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), исходя из конкретных обстоятельств дела, пришел к выводу о соответствии оспариваемых соглашений о зачете требованиям статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации и недоказанности конкурсным управляющим совокупности условий для признания их недействительными сделками по основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, статей 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ от 22.02.2019 N 306-ЭС18-25709 по делу N А72-11083/2018

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 309, 333, 410, 454, 486 Гражданского кодекса Российской Федерации, установили, что ответчик обязательство по оплате поставленного товара в размере 90 360 руб. 00 коп. не исполнил.
При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению.

Определение Верховного Суда РФ от 01.03.2019 N 309-ЭС19-179 по делу N А50-9136/2017

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 386, 410, 412 Гражданского кодекса Российской Федерации, установили, что материально-правовые обязательства должника прекращены.
При таких обстоятельствах суды указали на отсутствие оснований для удовлетворения заявления общества «НОР» о процессуальном правопреемстве.

Определение Верховного Суда РФ от 01.04.2019 N 306-ЭС18-23601 по делу N А55-26467/2017

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды, руководствуясь положениями статей 309, 310, 329, 330, 410, 486, 521, 525 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 44-ФЗ), постановления Правительства Российской Федерации от 14.03.2016 N 190 «О случаях и порядке предоставления заказчиком в 2016 году отсрочки уплаты неустоек (штрафов, пеней) и (или) осуществления списания начисленных сумм неустоек (штрафов, пеней)» (далее — Постановление N 190), приняв во внимание пункт 2.9 контракта, исходили из отсутствия у заказчика оснований для списания начисленной неустойки.

Определение Верховного Суда РФ от 29.03.2019 N 305-ЭС19-2224 по делу N А40-45523/2018

Доводы заявителя жалобы о том, что судами не дана оценка его возражениям о прекращении обязательств АО ФЦНИВТ «СНПО «Элерон» перед истцом в порядке статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации путем зачета требования ответчика об уплате АО «НТЦ «ЯФИ» неустойки в связи с просрочкой поставки товара надлежащего качества, рассмотрены судами и получили надлежащую оценку. Отклоняя данный довод, суды, установив отсутствие доказательств поставки некачественного товара и осуществление монтажных и пусконаладочных работ поставленного оборудования не сертифицированными на данные работы специалистами, исходили из правовой позиции, выраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 07.02.2012 N 12990/11, согласно которой оспаривание лицом, получившим заявление о зачете, наличия неисполненного им обязательства, требование из которого было предъявлено к зачету, означает, что заявление о зачете не повлекло правового эффекта и соответствующее обязательство лица, сделавшего такое заявление, не прекратилось.

Определение Верховного Суда РФ от 10.04.2019 N 308-ЭС19-3104 по делу N А32-10027/2015

Разрешая обособленный спор, суды, основываясь на оценке представленных в дело доказательств в соответствии с правилами главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 10, 167, 170, 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 61.1, 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», разъяснениями, приведенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», исходили из доказанности совокупности условий, необходимых для квалификации оспариваемых сделок, совершенных в отсутствие встречного предоставления с прикрываемой целью сформировать искусственную контролируемую задолженность, в качестве мнимых и признания их недействительными.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 09.04.2019 N 5-КГ19-13

Статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Определение Верховного Суда РФ от 07.06.2019 N 305-ЭС19-7641 по делу N А40-124029/2018

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 309, 310, 330, 410, 411 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив факт нарушения обществом «КомплектСнаб» обязательств по поставке товара в установленные договором сроки, пришли к выводу о наличии правовых оснований для привлечения его к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания неустойки, не усмотрев оснований для снижения ее размера.

Определение Верховного Суда РФ от 19.06.2019 N 310-ЭС19-9086 по делу N А68-1633/2018

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 307, 309, 310, 395, 410, 486, 506, 516 Гражданского кодекса Российской Федерации и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе условия договора поставки и обстоятельства его исполнения, пришли к выводу о наличии задолженности ответчика по оплате поставленных истцом товаров в отсутствие доказательств признания истцом задолженности, о зачете которой заявлено ответчиком.

Определение Верховного Суда РФ от 17.09.2019 N 303-ЭС19-14828 по делу N А73-9159/2018

Отменяя постановление суда апелляционной инстанций и удовлетворяя исковые требования в части взыскания аванса, суд округа руководствовался статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из подтвержденности факта перечисления компанией в адрес общества денежных средств в сумме 3 500 000 руб. в отсутствие доказательств выполнения последним работ по договору подряда от 24.08.2016 N 112/ГТ-16, действие которого прекращено в связи с односторонним отказом ответчика от его исполнения. При этом, учитывая, что заявление о зачете направлено обществом после подачи компанией искового заявления в суд, принимая во внимание положения статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснения, приведенные в пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», суд округа признал ошибочным вывод апелляционного суда о прекращении спорного обязательства зачетом встречных однородных требований.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *