Договор беспроцентного займа между взаимозависимыми юридическими лицами

В группах компаний довольно часто встречается взаимное финансирование компаний путем предоставления займов. При этом есть соблазн не начислять проценты по таким договорам, которые усложняют учет и завышают налоговые базы «родственных» предприятий. Рассмотрим часто возникающий в практике вопрос — так ли страшны беспроцентные займы в группе?
На первый взгляд – не страшны

Исходя из положений п. 1 ст. 50 и п. 1 ст. 809 ГК РФ в общем случае коммерческие организации предоставляют займы другим коммерческим организациям на возмездной основе. При этом согласно п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. На этом основании стороны договора займа не ограничены в праве установить в таком договоре любой размер ставки процентов за пользование заемными средствами, полученными в связи с осуществлением заемщиком предпринимательской деятельности. Определенные ограничения в отношении размера процентов по такому договору могут быть обусловлены лишь соблюдением других принципов гражданского законодательства — разумности и справедливости, недопустимости злоупотребления правом (п. 2 ст. 6, ст. 10 ГК РФ, п.п. 9, 10 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»).

Налоговое законодательство также не содержит требований об установлении в договоре займа определенных процентных ставок и запрета на выдачу беспроцентных займов.

Пунктом 1 ст. 269 НК РФ установлено, что по долговым обязательствам любого вида доходом (расходом) признаются проценты, исчисленные исходя из фактической ставки, за исключением, в частности, доходов (расходов) по так называемым контролируемым сделкам. Таковыми признаются сделки между взаимозависимыми лицами с учетом особенностей, предусмотренных ст. 105.14 НК РФ.

Согласно пп. 7 п. 4 ст. 105.14 НК РФ вне зависимости от того, удовлетворяют ли сделки условиям, предусмотренным п. 1-3 ст. 105.14 НК РФ, не признаются контролируемыми внутрироссийские сделки по предоставлению беспроцентных займов, доходы и (или) расходы по которым признаются в соответствии с главой 25 НК РФ после 1 января 2017 года, вне зависимости от даты заключения соответствующего договора или дополнительного соглашения к нему (см. подтверждение этого факта также в письмах Минфина России от 05.02.2018 № 03-12-11/1/6568, от 13.10.2017 № 03-12-11/1/67157, от 28.04.2017 № 03-12-11/1/26008, от 27.04.2017 № 03-12-11/1/25686, от 21.04.2017 № 03-12-11/1/24048, письме ФНС России от 13.04.2017 № ЕД-4-13/6968@).

Таким образом, в случае совершения сделки по предоставлению (получению) беспроцентного займа между российскими организациями, у них не возникает обязанности определять доходы (расходы) с учетом положений абзаца третьего п. 1 и п. 1.1 ст. 269 НК РФ (то есть фактически сравнивать применяемую по долговому обязательству ставку с рыночной). Обязанности по уплате налога на прибыль при совершении рассматриваемых сделок у сторон не возникает.

Не возникает у заемщика и обязанности рассчитывать материальную выгоду от беспроцентного пользования заемными средствами в целях исчисления налога на прибыль организаций (по аналогии с расчетом материальной выгоды от таких займов физическими лицами в целях исчисления НДФЛ), поскольку порядок ее определения и оценки главой 25 НК РФ не установлен. Аналогичной позиции придерживаются и контролирующие органы (см., например, письма Минфина России от 08.12.2017 № 03-03-06/1/82108, от 24.03.2017 № 03-03-06/2/17311, от 23.03.2017 № 03-03-РЗ/16846, ФНС России от 15.02.2018 № СД-4-3/3027@).

При упрощенном режиме налогообложения все доходы и расходы исчисляются по кассовому методу (ст. 346.17 НК РФ), то есть должны быть не только начислены, но и фактически уплачены, а так как проценты по договору беспроцентного займа никем не платятся и не получаются, то каких-либо налоговых последствий такие сделки формально не влекут. Сумма материальной выгоды по договорам беспроцентного займа налогоплательщиками, применяющими УСН, также не определяется (см. аналогичные разъяснения в письмах Минфина России от 07.08.2015 № 03-04-05/45762, от 09.02.2015 N 03-03-06/1/5149, от 27.08.2014 № 03-11-11/42697, от 24.07.2013 № 03-11-06/2/29384).

Вместе с тем рассматриваемые операции могут повлечь налоговые риски и по другим, не таким очевидным основаниям.

С 19 августа 2017 года в НК РФ введена новая статья 54.1 НК РФ «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов». Пунктом 1 ст. 54.1 НК РФ установлен запрет на уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Как сообщается в письме ФНС России от 31.10.2017 N ЕД-4-9/22123@, содержащем рекомендации по применению положений ст. 54.1 НК РФ (доведенные до нижестоящих налоговых органов), эта статья направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации. При установлении обстоятельств, свидетельствующих, что основной целью заключения налогоплательщиком сделки (операции) являлось не получение результатов предпринимательской деятельности, а получение налоговой экономии, налоговые органы должны доказать, что такая сделка (операция) не имеет какого-либо разумного объяснения с позиции хозяйственной необходимости ее заключения и совершения, а имеет своей целью лишь уменьшение налоговых обязательств, и (или) является частью схемы, основной целью которой является уменьшение налоговых обязательств.

Взаимозависимость может иметь юридическое значение в целях налогового контроля, если установлено, что она используется участниками сделки для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими и иными причинами.

Дробление бизнеса

Характерным примером искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, приводящих к уменьшению налоговой базы, запрет на которые установлен пунктом 1 статьи 54.1 НК РФ, является, по мнению ФНС России, создание схемы так называемого «искусственного дробления бизнеса», далее по тексту — ИДБ (см. письмо от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@). Это ситуации, когда одним или несколькими бенефициарами используются для осуществления хозяйственной деятельности множество организаций (индивидуальных предпринимателей) вместо одной-двух с преобладающей целью уменьшения общей налоговой нагрузки. При выявлении случаев такого дробления в решениях по налоговым проверкам налоговые органы доначисляют налоговые платежи и соответствующие им пени и штрафы так, как если бы всю деятельность осуществляла одна компания. Как правило, речь идет об утрате права применять льготные режимы налогообложения (превышение лимитов по стоимости основных средств и размеру выручки в результате сложения показателей нескольких компаний на УСН) и доначислении налога на прибыль и НДС по общему режиму налогообложения вместо единого налога на УСН.

В конце 2018 года ФНС России в очередной раз поручила нижестоящим налоговым органам усилить контрольно-аналитическую работу в отношении налогоплательщиков, которые создают видимость деятельности нескольких самостоятельных налогоплательщиков, прикрывающих деятельность одного налогоплательщика, с целью получения или сохранения права на применение специального налогового режима, предусматривающего пониженную, по сравнению с общим режимом налогообложения, налоговую (фискальную) нагрузку (письмо ФНС России от 29.12.2018 № ЕД-4-2/25984).

Основные признаки, свидетельствующие о согласованности действий участников схем дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности, были сформулированы налоговым органом в методическом письме ФНС России от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@ со ссылками на складывающуюся судебную практику. Одним из таких базовых признаков является отсутствие у подконтрольных юридических лиц собственных оборотных средств, трактуемое как отсутствие финансовой самостоятельности отдельных компаний группы и осуществление предпринимательской деятельности такой группой в качестве единого хозяйствующего субъекта.

Отметим, что дробление бизнеса может быть признано не имеющим деловой цели и по налогоплательщикам, формально не являющимися взаимозависимыми по основаниям, перечисленным в статье 105.1 НК РФ. Факты аффилированности налогоплательщиков лишь усугубляют ситуацию и облегчают налоговым органам сбор доказательств подконтрольности группы компаний одним и тем же лицам.

Соответственно, на сегодняшний день чтобы доказать налоговым органам, что создание группы компаний не преследовало цели снижения объема уплачиваемых налоговых платежей, необходимо обосновать управленческую цель разделения деятельности и обеспечить финансово-хозяйственную самостоятельность каждого участника группы. А в условиях значительного объема взаимного финансирования на льготных условиях или без уплаты процентов значительно усложняет такую задачу.

Предоставление беспроцентных займов внутри группы с длительными или постоянно продлеваемыми сроками их погашения, особенно в адрес компаний, не генерирующих значительные собственные финансовые ресурсы, будет служить для налоговых органов наглядным доказательством отсутствия финансовой самостоятельности их деятельности, что при наличии других признаков ИБД может привести к пересчету налоговых обязательств «льготных» членов группы по максимально выгодному для налоговиков режиму.

Переквалификация сделки

Возможен также вариант, когда налоговые органы не будут пытаться доказать применение группой налогоплательщиков схемы ИДБ в целом, а рассматривать сделки по предоставлению беспроцентных займов по отдельности. Тогда они могут попытаться признать отношения по договору займа притворными, переквалифицировать их для целей налогообложения в безвозмездную передачу денежных средств с включением в налогооблагаемые доходы суммы займа, либо в дивиденды, если заем выдается от дочерней компании головной.

Несколько попыток такой переквалификации уже были признаны судами законными, в том числе и Верховным Судом РФ (см. Определения Верховного Суда РФ от 16.08.2017 № 310-КГ17-10276 по делу № А09-2657/2016, от 28.03.2017 № 303-КГ17-1509 по делу № А16-343/2016, Постановление АС Дальневосточного округа от 27.12.2017 по делу № А51-25978/2016).

Обстоятельствами, повышающими такую вероятность, являются:

1) получение значительных сумм заемных средств от взаимозависимого лица, не обеспеченных залогом имущества, поручительством третьих лиц или иными формами обеспечения обязательств;

2) наличие длительных или постоянно продлеваемых сроков погашения займов;

3) отсутствие или малозначительность сумм погашения самого займа в течение длительного времени (несколько лет);

4) отсутствие в договоре займа санкций за нарушение сроков возврата займа или их неприменение;

5) получение организацией-заемщиком убытков от деятельности на протяжении ряда лет, что трактуется контролирующими органами как отсутствие реального источника погашения пролонгируемых займов.

Недостаточно собственных средств на выдачу

Также могут пострадать и займодавцы, раздающие беспроцентные займы, если по движению денежных средств по их расчетным счетам будет прослеживаться, что источником для выдачи таких займов в свою очередь послужили другие заемные средства, но только процентные. В таком случае налоговый орган может попытаться исключить из налоговых расходов такого налогоплательщика проценты по ним, как экономически необоснованные (ст. 252 НК РФ). Имеются судебные прецеденты, когда суды считают такое исключение правомерным, в том числе и высших инстанций (см., например, Определение Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 307-КГ15-12495, Определение Верховного Суда РФ от 11.10.2017 № 304-КГ17-13067).

ПОД/ФТ

Считаем также необходимым сообщить о рисках, связанных с применением Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ПОД/ФТ)» (далее — Закон № 115-ФЗ) в связи с использованием беспроцентных займов.

Согласно п. 1 ст. 6 Закона № 115-ФЗ, операция с денежными средствами или иным имуществом подлежит обязательному контролю, если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 600 000 руб., а по своему характеру данная операция относится к одному из ряда видов операций, в том числе – это предоставление или получение беспроцентных займов физическим лицам и (или) юридическим лицам (пп.4 п.1 ст.6 Закона № 115-ФЗ). Сведения о данных операциях должны предоставляться обслуживающим расчетный счет банком непосредственно в службу Росфинмониторинга (п.4 ст.6 Закона №115-ФЗ).

Если операция, проводимая по банковскому счету клиента, квалифицируется банком в качестве операции, подпадающей под какой-либо из критериев, перечисленных в п. 2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ (подозрение на сделки, осуществляемые в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем), и, соответственно, являющихся основаниями для документального фиксирования информации, банк вправе запросить у клиента представления не только документов, выступающих формальным основанием для совершения такой операции по счету, но и документов по всем связанным с ней операциям, а также иной необходимой информации, позволяющей банку уяснить цели и характер рассматриваемых операций, в том числе документов, подтверждающих источники поступления денежных средств на счет клиента.

Среди таких критериев в п.2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ названы запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели, среди которых в свою очередь значатся такие операции, как предоставление или получение займа, процентная ставка по которому ниже ставки рефинансирования, устанавливаемой Банком России, код 1590 (см. Приложение к Положению Банка России от 2 марта 2012 г. № 375-П «Признаки, указывающие на необычный характер сделки (классификатор)»).

Если же представленные клиентом документы банк не устроят, дальнейшим действием кредитной организации может стать приостановление банковских операций. Закон № 115-ФЗ (пункт 10 статьи 7) разрешает приостанавливать операции на пять рабочих дней. В случае принятия в течение календарного года двух и более решений об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операций в целях ПОД/ФТ банк вправе расторгнуть договор банковского счета (вклада) с клиентом на основании пункта 5.2 статьи 7 Закона № 115-ФЗ. И в случае расторжения договора по указанному основанию (а также об отказах предоставить дополнительную информацию) банк обязан направить в Банк России, который в свою очередь доводит ее до всех банков (см. Положение Банка России 30.03.2018 № 639-П). И компании, попавшей в этот список, другие банки тоже могут отказывать в проведении операций или в заключении договора банковского счета.

Обычно это общий режим налогообложения, но и бывает, что компаниям, не соответствующим, по мнению налоговых органов, критериям ЕНВД доначисляют единый налог на УСН, если он применялся налогоплательщиком для прочих операций.

см. например, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.07.2017 N Ф01-2806/2017.

Этот риск может затронуть налогоплательщиков на ОСНО и УСНО «доходы минус расходы».

Мария Чубарова
старший налоговый консультант компании «Кроу Аудэкс»
Департамент налогового и правового консалтинга

Страница департамента: Налоговый и бухгалтерский консалтинг
Телефон департамента: (843) 202-07-62

Вам будет интересно:

В России обновлена система юридических лиц
Апрель. Достать Закон и …
Блокировка расчетного счета из-за несвоевременной подачи деклараций за отчетный период незаконна

Одно юридическое лицо планирует выдать займ другому юридическому лицу под 1% годовых. Стороны применяют общий режим и/или УСН. Займы предоставляются в рублях. Юридические лица являются резидентами РФ.
Какие налоговые риски возникают в том случае, если процентная ставка по договору займа будет выше или ниже ставки рефинансирования в случаях, когда юридические лица не являются взаимозависимыми лицами, и в случаях взаимозависимости юридических лиц?

8 августа 2019

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
При превышении суммы сделок (доходов по сделкам) всех видов между взаимозависимыми организациями за календарный год суммового критерия в 1 млрд. руб. и при невыполнении условий, установленных пп. 2 п. 4 ст. 105.14 НК РФ, договор займа признается контролируемой сделкой. В таком случае стороны вправе признать доходом (расходом) процент по такому договору исходя из ставки в пределах интервалов значений, указанных в п. 1.2 ст. 269 НК РФ.
Если договоры займа не являются контролируемыми сделками (включая договоры с невзаимозависимыми лицами), стороны вправе учитывать доходы и расходы по такой сделке исходя из фактически определенной договором процентной ставки. В этом случае мы не видим налоговых рисков.

Обоснование вывода:
По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (п. 1 ст. 807 ГК РФ).
Ставка по договору займа может быть установлена сторонами договора займа в любом размере (п. 2 ст. 1, ст. 421, п. 1 ст. 809 ГК РФ).
Особенности учета процентов по долговым обязательствам в целях налогообложения определены ст. 269 НК РФ (п. 2 ст. 346.16 НК РФ).
Из п. 1 ст. 269 НК РФ следует, что если договор займа не отвечает признакам контролируемой сделки, доход (расход) в виде процентов по такому договору признается исходя из фактической процентной ставки, иначе говоря, из ставки, которая предусмотрена договором, без каких-либо ограничений.
В то же время если договор займа является контролируемой сделкой, налогоплательщик вправе признать доходом (расходом) процент по такому договору исходя из ставки в пределах интервалов значений, указанных в п. 1.2 ст. 269 НК РФ (п. 1.1 ст. 269 НК РФ, письма Минфина России от 19.09.2018 N 03-03-06/1/67126, от 06.04.2015 N 03-01-18/19113)*(1).

Договор займа с взаимозависимым лицом

Условия и особенности признания сделок контролируемыми установлены ст. 105.14 НК РФ. В целях налогообложения контролируемыми сделками признаются сделки между взаимозависимыми лицами (с учетом особенностей, предусмотренных ст. 105.14 НК РФ).
В соответствии с п. 1 ст. 105.1 НК РФ взаимозависимыми для целей налогообложения признаются лица, если особенности отношений между ними могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц.
В ст. 105.1 НК РФ приведен закрытый перечень ситуаций, когда лица признаются взаимозависимыми (п. 2 ст. 105.1 НК РФ). Однако в силу п. 7 ст. 105.1 НК РФ суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, если отношения между этими лицами обладают признаками, указанными в п. 1 ст. 105.1 НК РФ.
Вместе с тем контролируемыми сделками признаются не все сделки между взаимозависимыми лицами, а только те, которые отвечают критериям, предусмотренным ст. 105.14 НК РФ (п. 1 ст. 105.14 НК РФ)*(2). При отсутствии обстоятельств, перечисленных в п.п. 2 и 3 ст. 105.14 НК РФ, сделки не признаются контролируемыми даже в случае, если они совершены между взаимозависимыми лицами.
Основанием для признания контролируемыми сделок между взаимозависимыми лицами является, в частности, превышение суммы доходов по сделкам в календарном году установленного суммового критерия в 1 млрд. руб. (п. 3 ст. 105.14 НК РФ).
Иными словами, сделки между организациями по общему правилу будут признаваться контролируемыми в том случае, если сумма доходов по ним за календарный год превысит 1 млрд. руб.
Исходя из п. 9 ст. 105.14 НК РФ, в целях применения ст. 105.14 НК РФ суммируются доходы по всем сделкам, совершенным между взаимозависимыми лицами, а не только по сделкам того же вида, что и сделка, в отношении которой ставится вопрос о признании ее контролируемой. При этом сумма доходов исчисляется с учетом порядка признания доходов, установленного главой 25 НК РФ (письма Минфина России от 22.12.2017 N 03-12-11/1/85902, от 11.02.2016 N 03-01-18/7239, от 11.02.2016 N 03-01-18/7229).
Отметим, кстати, что с 01.01.2017 сделки по предоставлению беспроцентных займов между взаимозависимыми лицами, местом регистрации либо местом жительства всех сторон и выгодоприобретателей по которым является Российская Федерация, не признаются контролируемыми независимо от суммовых или других критериев (пп. 7 п. 4 ст. 105.14 НК РФ).
При определении суммы доходов для целей применения ст. 105.14 НК РФ доходы по сделкам между взаимозависимыми лицами применительно к договорам займа должны определяться исходя из суммы процентов по договорам займа, а не самих заемных средств (письма Минфина России от 23.05.2012 N 03-01-18/4-67, от 14.03.2012 N 03-01-18/2-29, п. 6 письма ФНС России от 11.07.2013 N ОА-4-13/12513@).
При этом оценка суммы доходов при определении лимита, установленного п. 3 ст. 105.14 НК РФ, может осуществляться исходя из рыночных цен, так как при определении суммы доходов по сделкам ФНС России для целей ст. 105.14 НК РФ вправе проверить соответствие сумм полученных доходов по сделкам рыночному уровню с учетом положений глав 14.2 и 14.3 НК РФ (письмо Минфина России от 13.08.2013 N 03-01-18/32745).
Таким образом, для оценки налогового риска признания сделки контролируемой организации следует определить сумму доходов по сделкам с взаимозависимым лицом, включив в показатель дохода сумму процентов, которую заимодавец мог бы получить от заемщика.
При всем вышеизложенном согласно пп. 2 п. 4 ст. 105.14 НК РФ (применительно к рассматриваемой ситуации) вне зависимости от того, удовлетворяет ли сделка по договору займа условию пп. 1 п. 2 ст. 105.14 НК РФ (суммовому критерию в 1 млрд. руб.), она не признается контролируемой, если организации удовлетворяют одновременно следующим требованиям:
— они зарегистрированы в одном субъекте РФ;
— они не имеют обособленных подразделений на территориях других субъектов РФ, а также за пределами РФ;
— они не уплачивают налог на прибыль организаций в бюджеты других субъектов РФ;
— они не имеют убытков (включая убытки прошлых периодов, переносимые на будущие налоговые периоды), принимаемых при исчислении налога на прибыль организаций;
— отсутствуют обстоятельства для признания совершаемых такими лицами сделок контролируемыми в соответствии с пп.пп. 2-7 п. 2 ст. 105.14 НК РФ.
Резюмируя, можно заключить, что договор займа между взаимозависимыми организациями является контролируемой сделкой только в случае, если:
— сумма доходов по всем сделкам между ними за календарный год (сумма цен сделок) превышает 1 млрд. руб.;
— и при этом стороны договора не удовлетворяют требованиям пп. 2 п. 4 ст. 105.14 НК РФ.
Иными словами, договор займа не будет являться контролируемой сделкой, если сумма доходов по всем сделкам между взаимозависимыми организациями за календарный год (сумма цен сделок) будет меньше 1 млрд. руб., а при превышении 1 млрд. руб. — если будут выполняться критерии, установленные пп. 2 п. 4 ст. 105.14 НК РФ.
Напоминаем, что при наличии условий для признания сделки контролируемой налогоплательщик должен уведомить налоговые органы об указанной сделке (ст. 105.16 НК РФ).

Договор займа с невзаимозависимым лицом

В ряде случаев сделки между невзаимозависимыми лицами приравниваются к сделкам между взаимозависимыми лицами. Признаки таких сделок приведены в п. 1 ст. 105.14 НК РФ, это:
— посреднические сделки по реализации (перепродаже) товаров (выполнению работ, оказанию услуг) — при определенных обстоятельствах;
— сделки в области внешней торговли товарами мировой биржевой торговли;
— сделки, одной из сторон которых является лицо, местом регистрации, либо местом жительства, либо местом налогового резидентства которого являются государство или территория, включенные в перечень государств и территорий, утвержденный приказом Минфина России от 13.11.2007 N 108н.
Таким образом, по общим правилам в приведенных обстоятельствах мы не видим оснований для признания договора займа с юридическим лицом, не являющимся взаимозависимым по отношению к организации, контролируемой сделкой.
Вместе с тем еще раз напомним, что общее определение взаимозависимых лиц для целей налогообложения приведено в п. 1 ст. 105.1 НК РФ, и это определение содержит не столько критерий прямого участия одного юридического лица в другом, но и исходит из особенностей отношений между юридическими лицами как в силу участия в уставных капиталах, так и в соответствии с каким-либо заключенным между лицами соглашением или при наличии иной возможности одного лица определять решения, принимаемые другими лицами (абзац второй п. 1 ст. 105.1 НК РФ).
Более того, как указано в п. 10 ст. 105.14 НК РФ, даже если сделка не отвечает признакам контролируемой, она может быть признана таковой в судебном порядке по заявлению ФНС России, при наличии достаточных оснований полагать, что указанная сделка является частью группы однородных сделок, совершенных в целях создания условий, при которых такая сделка не отвечала бы признакам контролируемой сделки, установленным прочими нормами ст. 105.14 НК РФ (смотрите также письмо Минфина России от 24.10.2013 N 03-01-18/44927).

Рекомендуем также ознакомиться с материалами:
— Энциклопедия решений. Взаимозависимые лица для целей налогообложения: понятие и порядок признания;
— Энциклопедия решений. Проценты по контролируемым сделкам в целях налогообложения прибыли;
— Энциклопедия решений. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами;
— Энциклопедия решений. Сделки, не признаваемые контролируемыми;
— Энциклопедия решений. Договор беспроцентного займа;
— Энциклопедия решений. Налоговый учет процентов по договорам займа и иным аналогичным договорам (иным долговым обязательствам, включая ценные бумаги);
— Вопрос: Одно юридическое лицо планирует выдать заем другому юридическому лицу под 1% годовых. Все стороны взаимоотношений являются резидентами РФ и применяют общий режим налогообложения. Дочерние организации при этом являются сельхозпроизводителями, применяющими налоговую ставку по налогу на прибыль организаций 0% на основании п. 1.3 ст. 284 НК РФ. Может ли одно юридическое лицо выдать заем другому юридическому лицу под 1% годовых в случае, если юридические лица не являются взаимозависимыми лицами, и в случае взаимозависимости юридических лиц (одно из них является учредителем (участником, акционером) другого со 100-процентным участием)? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, август 2016 г.);
— Вопрос: Какие риски могут быть при заключении договора беспроцентного займа между взаимозависимыми юрлицами (сделка по предоставлению займа между взаимозависимыми лицами не относится к контролируемым)? Можно ли в договоре займа определить процент за пользование займом меньше ставки рефинансирования (например, 3-4%)? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, декабрь 2017 г.);
— Вопрос: Член совета директоров акционерного общества, являющийся сыном бенефициарного владельца данного общества, планирует предоставить заем акционерному обществу. Сделка будет одобрена Советом директоров как сделка с заинтересованностью. Заимодавец (резидент РФ) акционером общества (российской организации) не является. Его отец является основным акционером с долей 86%. Какие налоговые риски могут возникнуть в связи с этим как у общества, так и у члена совета директоров? Можно ли предоставить беспроцентный заем или заем под минимальный процент, который будет ниже ключевой ставки Банка России? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, апрель 2019 г.).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Цориева Зара

Ответ прошел контроль качества

16 июля 2019 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) В письме Минфина России от 30.09.2015 N 03-03-06/2/55797 сказано, что особенности учета процентов по долговым обязательствам по сделкам между взаимосвязанными лицами в случае, если такие сделки не признаются контролируемыми в соответствии со ст. 105.14 НК РФ, в ст. 269 НК РФ не предусмотрены (здесь же пояснено, что для целей главы 25 НК РФ доходы налогоплательщика в виде процентов, полученных по долговым обязательствам по сделкам, заключенным между взаимозависимыми лицами, в случае отсутствия у таких сделок в соответствии с НК РФ признаков отнесения к контролируемым определяются исходя из фактической ставки и учитываются на основании п. 6 ст. 250 НК РФ в составе внереализационных доходов). Аналогичное мнение изложено в письме Минфина России от 10.06.2016 N 03-03-06/1/34200.
*(2) Так, например, в соответствии с пп. 4 п. 2 ст. 105.14 НК РФ одним из оснований признания сделки контролируемой является то обстоятельство, что одна из сторон сделки освобождена от обязанностей налогоплательщика налога на прибыль организаций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *