Безденежность договора займа

Николай Эльдов* одолжил ГУП «Винхоз «Северный» 763 000 руб. для погашения задолженности перед Пенсионным фондом. Когда предприятие не вернуло деньги в срок, Эльдов обратился в суд, где просил не только 763 000 руб. займа, но и 384 679 руб. процентов за просрочку выплаты и 100 000 руб. морального вреда. Должник подал встречный иск о признании договора займа безденежным, поскольку стороны не подтвердили внесение денег в кассу предприятия.

Наурский районный суд Чеченской Республики удовлетворил иск частично: он взыскал с ГУП 763 000 руб. долга, 218 567 руб. процентов и 100 000 руб. морального вреда, а всего 1 081 567 руб. По мнению суда, факт передачи предприятию денег подтвержден письменными доказательствами и свидетельскими показаниями. При этом предприятие при регистрации договора займа, оформлении приходного и расходного ордеров, ведении кассовой книги допустило нарушения, отметил райсуд.

Верховный суд Чеченской Республики отменил это решение и отказал Эльдову в иске. Он решил, что договор займа является ничтожной сделкой, поскольку не был передан на согласование в Министерство сельского хозяйства Чеченской Республики и не соответствует по форме и содержанию требованиям закона: в нем нет условий, реквизитов сторон, санкций за неисполнение (ст. 24 закона о ГУП и МУП, ст. 168 ГК). При этом суд не опроверг, что «Винхоз» получил 763 000 руб.

Верховный суд РФ проанализировал нормы закона и пришел к выводу: договор займа, заключенный унитарным предприятием без согласия собственника имущества этого предприятия, является оспоримой сделкой. Он может быть признан судом недействительным только по требованию стороны сделки либо лица, указанного в законе. При этом «Винхоз «Северный» не просил признать договор недействительным, а говорил о его безденежности. Значит, апелляция вышла за пределы заявленных истцом требований. ВС РФ также раскритиковал вывод апелляционной инстанции, что договор займа по форме и содержанию не отвечает требованиям закона. В итоге коллегия отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию (№ 23-КП 8-3).

«Признать оспоримую сделку недействительной можно только при наличии соответствующих исковых требований. Недействительность договора займа может влиять на размер процентной ставки и ответственность по договору, но не освобождает заёмщика от возврата долга», – уверен партнер ЮБ Падва и Эпштейн Павел Герасимов. «Факт недействительности договора займа не является основанием для отказа в иске – эти требования необходимо квалифицировать как неосновательное обогащение (хотя ВС РФ об этом и не написал)», – считает директор Департамента корпоративного права ЮК РКТ Елена Кравцова.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Обзор судебной практики по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договора займа

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении договора займа

Договор займа является одним из самых распространенных договоров в хозяйственной практике. В соответствии с п.1 ст.807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Стоит отметить, что договором займа не будет считаться сделка, по условиям которой займодавец передает заемщику определенные вещи, а возврат займа осуществляется деньгами; равно как и не допускается возврат вещами займа, полученного деньгами. Т.е., если например, если «займодавец» передал товар, например семена другой стороне (заемщику), а тот обязуется вернуть займ деньгами, то такой договор будет квалифицироваться как договор поставки с отсрочкой оплаты.

Споры по исполнению договора займа, оспариванию его, признанию незаключенным или недействительным довольно распространены в судебной практике, при этом наибольшая доля споров приходится на иски о ненадлежащем исполнении обязательств по возврату займа, оспариванию займа по его безденежности.

В настоящем обзоре рассмотрены лишь некоторые категории споров, связанных с заключением и исполнением договора займа.

Споры по расторжению договора займа

Договор займа может быть расторгнут как по соглашению сторон, так и при одностороннем отказе одной из сторон, т.е. по инициативе заемщика или займодавца. Как правило, инициатива о досрочном расторжении договора, как показывает анализ судебной практики, исходит от займодавца.

Основания для досрочного расторжения договора займа могут предусматриваться как законом (ст.450 ГК РФ), так и соглашением сторон. Наиболее распространенной причиной расторжения договора займа является нарушение заемщиком обязательства по уплате процентов за пользование займом, возврату основного долга по договору займа. Нарушение обязательств по возврату процентов, суммы займа признается судами как существенное нарушение договора, и суды удовлетворяют требования займодавца, ссылаясь на пп.1 п.2 ст.450 ГК РФ. Во внимание при этом берется прежде всего длительность неисполнения обязательства, сумма просроченных платежей. При рассмотрении дел о расторжении договора займа подлежат установлению следующие обстоятельства:

— о заключении и реальности договора займа между сторонами, т.е. передавались ли фактически заемные средства заемщику, и на каких условиях;

— исполнял ли заемщик свои обязательства по уплате процентов и (или) возврату суммы основного долга;

— являются ли допущенные нарушения существенными, исходя из длительности и суммы просрочки исполнения.

Вторым наиболее распространенным основанием для расторжения договора займа является банкротство займодавца. Само по себе банкротство не является основанием для расторжения договора займа, только если исполнение сделки не препятствует восстановлению платежеспособности должника, например, когда сумма задолженности по договору займа превышает сумму долгов банкрота или занимает значительную долю (см. подробнее соответствующий пункт второго раздела обзора).

При расторжении договора займа, как разъяснено в пункте 60 совместного Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п.2 ст.452 ГК РФ. Т.е. требуется направление заявления о расторжении договора с требованием о добровольном погашении задолженности по договору займа; обращение в суд возможно только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.

Важно: требование о расторжении договора должно быть сформулировано однозначно, четко, не допуская различного толкования, т.е. в тексте требования должна четко прослеживаться воля стороны на расторжение договора. Требование о досрочном возврате задолженности, в т.ч. всей суммы займа, процентов, не равно требованию о досрочном расторжении договора и не является основанием для прекращения обязательства должника по договору. Займодавец (кредитор) имеет право требовать уплаты всех вытекающих из существа обязательства процентов, неустойки и т.п. (п.8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре»).

Последствия неисполнения условия о возврате займа в установленные сроки

Заемщик обязан исполнять условия договора займа о возврате заемных средств в установленный сторонами срок либо же, при отсутствии соглашения о сроке либо если возврат определен моментом востребования, вернуть займ в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

Важно: договор займа должен содержать в себе согласованное условие о сроке и порядке возврата займа. Если предусматривается возвращение займа по частям, то необходимо согласовать порядок возврата займа, например, ежемесячно, или ежеквартально, или раз в год, а также конкретные сроки, например, ежемесячно до 20 числа каждого месяца. В противном случае, даже при наличии условия о возврате по частям, заемщик может возвратить сумму займа только по окончании срока, на который выдан займ.

Срок возврата займа должен быть определен четко, но если стороны не указали его, но в договоре содержится указание на дату окончания договора, то такая дата считается и сроком, в который заемщик должен вернуть займ.

При отсутствии условия о сроке возврата заемщик обязан вернуть займ по требованию займодавца. Займодавец при этом направляет требование о возврате займа, при этом из текста такого требования должно четко прослеживаться, что займодавец требует возврата заемных средств с указанием реквизитов договора займа. Заметим, что условие о возврате займа моментом истребования займодавцем невыгодно заемщику, т.к. право требовать возврата займа по сути возникает с момента получения заемщиком заемных средств.

В случае просрочки исполнения условия о возврате займа, в т.ч. в случае возврата с нарушением сроков, займодавец вправе требовать уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. Пунктом 1 ст.811 ГК РФ предусмотрена возможность взыскания процентов на сумму займа в размере, предусмотренном п.1 ст.395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, взимаемых по договору займа в соответствии с п.1 ст.809 ГК РФ.

Данные проценты являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге. При этом проценты по п.1 ст.811 ГК РФ начисляются на сумму основного долга по займу без учета процентов, если иной порядок не предусмотрен договором займа. (п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.98 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» — далее по тексту Постановление N 13/14).

Договором займа может быть предусмотрена выплата повышенных процентов (по более высокой ставке) за пользование заемными средствами в случае просрочки возврата займа. При этом, т.к. взимание повышенных процентов является мерой ответственности заемщика за ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору займа, суд на основе мотивированного заявления должника применить положения ст.333 ГК РФ и уменьшить размер начисленных и взыскиваемых процентов. (п.13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре»).

Также займодавец имеет право требовать уплаты неустойки за неисполнение условий договора займа, но только в случае, если взыскание неустойки предусмотрено договором займа.

При наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) займодавец вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства. (п.15 Постановления N 13/14).

Если в качестве обеспечения исполнения обязательства сторонами был заключен договор залога, то займодавец имеет право требовать обращения взыскания на имущество должника. При этом суд по ходатайству должника может отсрочить реализацию заложенного имущества. При этом такое отложение не нарушает права заемщика, т.к. является мерой защиты прав и заемщика и займодавца (см. Определение Конституционного Суда РФ от 15.01.2009 N 243-О-О). Отсрочка не освобождает должника от обязанности возместить возросшие за время отсрочки убытки кредитора, причитающихся кредитору процентов и неустойки.

Важно: согласно разъяснениям, содержащимся в п.8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре», требование о досрочном возврате заемных средств в связи с нарушением заемщиком своих обязательств направлено на досрочное получение исполнения от должника, а не на прекращение обязательств по кредитному договору, поэтому оно может быть предъявлено в самостоятельном порядке без заявления требования о расторжении кредитного договора.

Оспаривание договора займа, признание его незаключенным и недействительным

Договор займа является реальным договором, т.е. считается заключенным с момента фактической передачи заемных средств от займодавца заемщику. Само по себе подписание сторонами договора займа без фактической передачи предмета займа не влечет за собой действительности договора займа, поэтому в соответствии с п.1 ст.812 ГК РФ заемщик имеет право оспаривать договор по безденежности, т.е. на том основании, что не получал заемные средства вообще или получил в меньшем количестве, чем оговаривалось в договоре займа. Если установлено, что реально заемщику передано меньшее количество заемных средств, то договор займа считается заключенным на фактически переданное количество (сумму) заемных средств.

Важно: передача заемных средств не обязательно должна осуществляться непосредственно заемщику, по его указанию или с его согласия заемные средства могут быть переданы третьему лицу, как правило, во исполнение обязательств заемщика перед этим лицом. Такое согласие или указание может быть выражено прямо в договоре займа либо подтверждаться иным путем, в т.ч. через поведение заемщика (например, в случае отсутствия возражений со стороны заемщика, наличия обязательств заемщика перед получившим средства третьим лицом, исполнение условий договора займа по возврату займа заемщиком и т.п). Суды при разрешении споров всегда оценивают всю совокупность письменных доказательств, а также поведение всех сторон, обязательственные отношения между ними.

Анализ судебной практики показывает, что безденежность договора займа возможна и при добросовестном исполнении займодавцем обязанности по передаче заемных средств заемщику. Безденежность может возникнуть при безналичном перечислении заемных средств на счет заемщика по вине банка. Отсутствие денежных средств на корреспондентском счете банка и невозможность фактического реального перевода им денежных средств послужит основанием для признания договора займа безденежным, при этом по счетам и заемщика и займодавца возможно отражение движения средств, которое фактически будет лишь внутрибанковской проводкой. Признание безденежности договора в этом случае возможно потому, что по договору займа требуется реальная передача заемных средств, при которой заемщик действительно реально может воспользоваться ими.

Стоит отметить, что бремя доказывания безденежности лежит на заемщике, а суд исходит из презумпции добросовестности сторон, т.е. считается, будто займодавец исполнил свое обязательство по передаче заемных средств в оговоренном сторонами количестве. Заемщик в опровержение этого может предоставлять любые доказательства с учетом требований п.2 ст.812 ГК РФ. Как правило, в большинстве случаев требуется письменная форма договора займа, а следовательно, доказательство безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. Но это не означает полного запрета предоставлять свидетельские показания, и в иных, помимо вышеперечисленных, случаях, суд может принять во внимание свидетельские показания для установления истинный природы отношений между сторонами, обстоятельств по делу и т.п., свидетельские показания в этом случае выступают в качестве косвенных.

В качестве доказательств, как правило, требуются письменные доказательства, в т.ч. документы бухгалтерской и налоговой отчетности, выписки движений средств по счетам и т.п. Например, отсутствие отражения выдачи займа в отчетности у займодавца в сочетании с неотражением займа и у заемщика может с большой долей вероятности свидетельствовать о безденежности договора займа. Между тем не всегда отсутствие сведений о займе по данным бухгалтерского учета и налоговой отчетности может приниматься во внимание в качестве доказательства безденежности займа. Так, неотражение заемщиком данных о займе в бухгалтерской или налоговой отчетности, при наличии документов, подтверждающих получение займа со стороны займодавца, не свидетельствует о безденежности займа, а свидетельствует о нарушении заемщиком соответствующих требований законодательства по ведению бухгалтерского учета. Однако если заемщик оспаривает названные документы и имеются основания для сомнений в их подлинности, то суд принимает во внимание отсутствие данных о займе в бухгалтерской или налоговой отчетности.

Нарушение правил отражения выдачи займа в бухгалтерской отчетности со стороны займодавца с большой долей вероятности будет принято судом как доказательство безденежности займа, т.к. суд исходит из мотивов выгодности правильного и своевременного отражения займодавцем выдачи займа при его реальности.

Наиболее распространены такие споры по требованиям о включении в реестр требований кредиторов. В таких спорах суды руководствуются разъяснениями, данными в п.26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»: если требования заявителя (кредитора) подтверждаются только распиской должника или квитанцией к приходному кассовому ордеру, то суд должен установить, позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д. При этом неотражение полученного займа в отчетности не будет играть решающей роли.

Аналогичный вышеописанному подход при доказательстве безденежности займа можно применять и в иных случаях.

Важно: признание договора займа незаключенным по его безденежности влечет за собой возникновение права у заемщика требовать возврата неосновательного обогащения в случае перечисления им ранее денежных средств в качестве исполнения по договору займа, который был признан незаключенным.

Отметим, что признание договора незаключенным по его безденежности самое распространенное основание, но не единственное. Так, договор может быть признан незаключенным при несогласовании сторонами существенных условий договора, а именно по смыслу ст.807 ГК РФ — предмета договора и условий возврата займа. Договор займа должен четко определять, что именно и в каком количестве выступает в качестве предмета займа, т.е. передается заемщику займодавцем и подлежит возврату. Условие о возвратности передаваемых заемных средств также должно быть включено в договор займа.

Договор займа также может быть признан недействительным, при этом в отличие от признания незаключенным договора не требуется доказывать безденежность договора, исполнение договора займа может быть при этом вполне реальным, т.е. стороны могут перечислить друг другу во исполнение заключенного договора заемные средства, это не повлияет на действительность или недействительность договора займа.

Договор займа может быть признан недействительным по тем же основаниям, что и другие сделки (основания признания сделок недействительными установлены пар.2 гл.9 ГК РФ), но наиболее распространенными основаниями, как показал анализ судебной практики, является признание договора мнимой или притворной сделкой. Притворные сделки имеют целью прикрыть собой иную сделку, не отвечают по своей природе заемным обязательствам. Например, договор займа в виде расписки, выданной в качестве гарантии исполнения работ или предоставления услуг, будет признан притворной сделкой, т.е. договор займа в данном случае недействительный. Для признания договора займа притворной сделкой необходимо доказать истинную природу взаимоотношений сторон, обстоятельства совершения сделки, насколько реально она была исполнена и т.п.

Мнимая сделка направлена на достижение иных целей, отличных от целей договора займа, например, с целью завладения объектом недвижимости, который передается в залог в качестве обеспечения исполнения якобы по договору займа. При доказательстве договора займа мнимой сделкой важную роль будет играть реальность перечисления заемных средств заемщику, использование займа заемщиком, отражение займа по данным бухгалтерского учета у займодавца и заемщика и т.п. Отсутствие всего вышеперечисленного с большой долей вероятности свидетельствует о мнимости сделки, особенно если займодавцу перешел в собственность предмет залога.

Отметим, что, в отличие от оспаривания займа по его безденежности, в спорах по признании договора займа недействительным по мотивам мнимости или притворности сделки допускается использование свидетельских показаний в качестве доказательств. Свидетельские показания могут применяться для установления истиной природы отношений между сторонами.

Вторым основанием для признания договора займа недействительным является его совершение в целях причинения имущественного ущерба кредиторам лица, самому лицу, особенно при наличии признаков неплатежеспособности лица в момент или накануне совершения сделки. При этом оспаривающему сделку лицу необходимо доказать, что действительно с заключением договора займа и исполнением его причиняется реальный ущерб кредиторам, например, замена обязательства по выплате задолженности по договору новацией на заемное обязательство может препятствовать возврату кредиторской задолженности, которая образовалась у займодавца перед третьими лицами. Также доказательству подлежит наличие признаков неплатежеспособности лица, например, когда стоимость его активов меньше кредиторской задолженности. Важное значение играет при этом то, что часто подобные сделки совершаются между заинтересованными лицами.

Несоблюдение письменной формы договора вопреки требованиям ст.808 ГК РФ даже при условии фактической передачи заемных средств также послужит основанием для признания договора займа недействительным.

Признание договора займа недействительным влечет за собой возникновения права требовать применения последствий недействительности сделки, в частности, возврата перечисленных средств как неосновательного обогащения. При этом необходимо доказать реальность перечисления (предоставления) таких средств.

Целевой заем

Принцип свободы договора нашел свое отражение в возможности заключить договор целевого займа, т.е. когда заемные средства выдаются заемщику для достижения конкретной цели. При этом соглашение о целевом займе исходя из смысла ст.808, п.1 ст.814 ГК РФ должно быть достигнуто в письменной форме, т.е. условие о целевом назначении обязательно включается в договор займа. При этом требований по формулированию условий законодатель не выдвигает, главное условие — из текста договора должно четко следовать, что заемные средства выдаются для использования на конкретную цель. Если между сторонами договор займа оформляется распиской, то в расписке достаточно указать, что заем является целевым, и цель займа.

Анализ судебной практики показывает, что цель займа может быть практически любой, если сама по себе не противоречит требованиям законодательства. Допустимо выдавать займ на приобретение имущества, строительство, финансирование затрат на обучение и т.п., при этом возможно включение требований, например, об обязательной отработке заемщика у определенного работодателя заданный срок (но не допускается ограничение права на прекращение трудового договора, выдвижение условий о личной жизни заемщика и т.п.).

При этом цель займа, если для заемщика критичны определенные параметры выполнения ее, рекомендуется формулировать как можно более точнее с указанием уникальных характеристик цели. Например, если займ выдается именно на приобретение квартиры, то указываются важные характеристики квартиры (например, площадь, границы стоимости, район и т.п). В противном случае, при использовании общих формулировок цели, суд будет исходить из системного толкования договора займа, учитывая общее направление, природу цели. Так, в вышеприведенном случае при отсутствии уникальных характеристик суд с большой вероятностью сочтет целевым использование займа на приобретение отдельного дома или на финансирование строительства коттеджа, т.к. общее направление цели — улучшение жилищных условий заемщика.

Обязательно необходимо указывать в договоре сроки реализации условия о целевом назначении займа, например, в течение какого времени с момента получения займа должна быть приобретена квартира или начнется получение высшего образования и т.п. В противном случае заемщик получит возможность длительного уклонения от целевого использования займа.

При возможности выбора целей использования займа, т.е. наличия в договоре альтернативных целей, желательно предусмотреть условие о формах и порядке согласования цели использования займа с займодавцем, в противном случае самостоятельный выбор цели заемщиком без согласования с займодавцем суд сочтет правомерным.

Между тем отсутствие каких-либо четких конкретизированных положений о порядке использования заемных средств для достижения цели не влечет за собой освобождения заемщика от обязанности придерживаться условия о целевом займе; в этом случае значение имеет общий смысл, направление цели. Так, если займ выдается на повышение квалификации, получение профессиональных знаний без формулировки конкретных требований-условий по порядку достижения цели, то заемщик самостоятельно выбирает формы, методы, способы достижения цели.

Если в договоре предусмотрено согласование способа достижения цели или выбора цели, то такое согласование обязательно. При этом желательно предусмотреть в договоре порядок согласования; отсутствие четко прописанного порядка согласования не освобождает заемщика от обязанности согласования, но и займодавец лишается возможности требовать конкретных форм согласования (например, только письменной).



Решение по делу № 33-880/2016 (33-14601/2015;)
(для получения полной информации по делу нажмите сюда)

Судья Кучин И.П. дело № 33-14601/2015

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Нижний Новгород 19 января 2016 года

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего: Лазорина Б.П.

судей: Кузьмичева В.А., Мироновой Н.В.

при секретаре: Герасимовой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Мироновой Н.В. дело

по апелляционной жалобе ФИО1

на решение Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 21 октября 2015 года,

по делу по иску ФИО2 к ФИО1 о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами,

по встречному исковому заявлению ФИО1 к ФИО2 о признании договора займа незаключенным по его безденежности,

установила:

ФИО2 обратился в суд с иском к ФИО1 о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами, мотивировав заявление тем, что ДД.ММ.ГГГГ между ним и ФИО1 был заключен договор займа. В соответствии с договором, ответчик взял в у него в долг <данные изъяты> на срок до ДД.ММ.ГГГГ. В подтверждение заключение договора займа, заемщик составил расписку в получении денежных средств. В сентябре ДД.ММ.ГГГГ года ответчик передал истцу <данные изъяты> в счет погашения долга. В декабре ДД.ММ.ГГГГ года ответчик передал истцу <данные изъяты> в счет погашения долга. В настоящее время срок договора займа истек, оставшиеся денежные средства, полученные ответчиком не возвращены, в связи с чем, ФИО2 просит взыскать с ФИО1 в его пользу долг по договору займа в размере <данные изъяты>, проценты за пользование чужими денежными средствами по день фактического исполнения обязательств, уплаченную государственную пошлину в размере <данные изъяты>

Не согласившись с предъявленным ФИО2 иском, ФИО1 обратился в суд со встречным иском к ФИО2 о признании договора займа незаключенным по его безденежности, мотивировав заявление тем, что согласно приказу от ДД.ММ.ГГГГ он был трудоустроен в должности водителя у ИП Елсукова B.C. ДД.ММ.ГГГГ по собственному желанию был уволен. В действительности он (ФИО1) не обращался к Елсукову B.C. для трудоустройства, а обращался и полагал, что работает в СПК «Сухоовражный» водителем транспортного средства <данные изъяты>, государственный знак <данные изъяты>, принадлежащего СПК «Сухоовражный». С первых дней работы его вместе с указанным транспортным средством передали по договору аренды ФИО2 ФИО1 работал на <данные изъяты>, ездил в командировки, перевозил грузы в <адрес>. ФИО2 выплачивал ему заработную плату. На оформление в трудовой книжке ФИО1 не обращал внимания, так как трудовая книжка была в СПК «Сухоовражный». ДД.ММ.ГГГГ в очередной раз он загрузился в ООО «Фанпром» в <адрес> и должен был доставить груз в ООО «Касторама РУС» в <адрес>, в установленный срок, то есть ДД.ММ.ГГГГ. Груз в установленное время ДД.ММ.ГГГГ им был сдан грузополучателю, однако на обратном пути ДД.ММ.ГГГГ, следуя из <адрес> в <адрес> на <адрес> км. трассы «Россия» произошло ДТП с его участием, была установлена его вина, а именно нарушение п. 9.10 ПДД РФ. В связи с ДТП был причинен ущерб <данные изъяты>, под его управлением и другому транспортному средству «<данные изъяты>» в размере <данные изъяты> После возвращения в <адрес> ФИО2 воспользовался стрессовым состоянием ФИО1 после ДТП и принудительно заставил его написать расписку о займе, продиктовал текст расписки. В связи с тем, что он действительно чувствовал свою вину за причиненный вред автомобилю <данные изъяты> государственный знак <данные изъяты> и боясь угроз со стороны ФИО2, а также боясь потерять работу, согласился написать расписку задним числом ДД.ММ.ГГГГ, то есть до аварии, как требовал ФИО2 Данный факт подтверждается тем, что он не был в <адрес> и не мог писать расписку о займе именно в этот день. Стоимость ущерба ему не была известна, при оценке он не присутствовал. Со слов ФИО2 ФИО1 стало известно, что он должен возместить ущерб на сумму <данные изъяты> После этого ФИО1 работал более года, продолжая ездить в командировки, но ФИО2 вычитал почти всю заработную плату, оставляя ему в месяц <данные изъяты><данные изъяты> Средний заработок ФИО1 составлял около <данные изъяты> На сегодняшний день, полагает, что он ущерб возместил в полном объеме — более <данные изъяты> удержано с его дохода. В действительности денежные средства по расписке ФИО2 ему не передавал, и сделки по предоставлению займа фактически не было. ФИО1 полагает, что ФИО2 пытается с него произвести взыскание материального ущерба как заем, понимая, что это незаконно. ФИО2 доказательств, бесспорно подтверждающих передачу ему денежных средств в долг, не представлено. Свидетелей передачи ответчиком ему денежных средств в долг также не имеется. Таким образом, поскольку отсутствуют надлежащие доказательства, подтверждающие реальную передачу ему ФИО2 денежных средств, то договор займа от ДД.ММ.ГГГГ в силу пункта 3 статьи 812 ГК РФ считается незаключенным.

ФИО1 просит: 1) в удовлетворении исковых требований по первоначальному иску ФИО2 о взыскании долга по договору займа в размере <данные изъяты> и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере <данные изъяты> отказать; 2) признать договор займа от ДД.ММ.ГГГГ на сумму <данные изъяты> между ФИО1 и ФИО2 незаключенным.

Решением Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 21 октября 2015 года удовлетворены частично исковые требования ФИО2 к ФИО1 о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Взысканы с ФИО1 в пользу ФИО2 задолженность по договору займа в размере <данные изъяты>, проценты за пользование чужими денежными средствами с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере <данные изъяты>, расходы по уплате государственной пошлины в размере <данные изъяты>.

В удовлетворении исковых требований ФИО2 о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами по день фактического исполнения обязательств отказано.

В удовлетворении встречных исковых требований ФИО1 к ФИО2 о признании договора займа незаключенным по его безденежности отказано.

Взыскана с ФИО1 в доход бюджета Тоншаевского муниципального района ФИО3 <адрес> государственная пошлина в размере <данные изъяты>.

В апелляционной жалобе ФИО1 ставит вопрос об отмене решения суда, считает, что судом неправильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, в связи с чем, не был применен закон, подлежащий к данным правоотношениям. В обоснование доводов указал, что в действительности денежные средства по расписке ФИО2 ему не передавал, сделки по предоставлению займа фактически не было. Полагает, что ФИО2 пытается с ФИО1 произвести взыскания материального ущерба как заем, понимая, что это незаконно. Между тем, по мнению апеллянта, ФИО2 доказательств, бесспорно подтверждающих передачу денежных средств в долг, не представлено. Таким образом, поскольку отсутствуют надлежащие доказательства, подтверждающие реальную передачу ему ФИО2 денежных средств, то договор займа от ДД.ММ.ГГГГ в силу п. 3 ст. 812 ГК РФ считается незаключенным. Однако данные нормы материального права судом первой инстанции не были применены к возникшим правоотношениям.

Кроме того, указал, что в силу положений ст. 812 ГК РФ бремя доказывания обстоятельств безденежности договора займа лежит на заемщике, но и не освобождало суд от обязанности создать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении дела, тем не менее, этого сделано не было.

На основании изложенного, просил решение суда первой инстанции отменить, приняв по делу новое решение, в котором удовлетворить исковые требования о признании договора займа незаключенным по его безденежности.

В возражениях на апелляционную жалобу ФИО1 просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

В заседании суда апелляционной инстанции ФИО1 настаивал на отмене решения суда по доводам жалобы.

Представитель ФИО2 на основании ордера ФИО8 с требованиями, изложенными в апелляционной жалобе, не согласился, считает их необоснованными, просил решение оставить без изменения.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией в порядке, установленном главой 39 ГПК Российской Федерации, в пределах доводов апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на них, заслушав объяснения истца, ответчика, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, поскольку оно постановлено в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.

Как следует из материалов дела, существует расписка от ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с которой ФИО1 берет в долг сумму <данные изъяты> сроком на 3 года на жилье у ФИО2, обязуется вернуть долг в срок ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 5).

ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 составил расписку о том, что получил от ФИО1 в счет погашения задолженности <данные изъяты> по расписке от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 6).

ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 составил расписку о том, что получил от ФИО1 по расписке от ДД.ММ.ГГГГ деньги в счет погашения долга сумму в размере <данные изъяты> (л.д. 7).

Согласно ст.807 ГК РФ «по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считает заключенным с момента передачи денег или других вещей».

Частью 2 ст.808 ГК РФ установлено, что «в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей».

На основании изложенного суд пришел к верному выводу, что между истцом и ответчиком ФИО1 был заключен договор займа, который оформлен распиской ответчика (л.д. 5).

Согласно ст.812 ГК РФ «Заемщик вправе оспорить договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Если договор займа должен быть совершен в письменной форме (статья 808), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств».

В соответствии со ст. 432 ГК РФ – «Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.»

Ответчик ФИО1 предъявил встречный иск, просит признать договор займа незаключенным по его безденежности, утверждая, что деньги по договору не получал.

Как указывалось выше, договор займа на сумму <данные изъяты> заключен сторонами в письменной форме.

В соответствии со ст. 60 ГПК РФ – «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.»

Факт безденежности договора займа от ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 обязан был доказать путем предъявления в суд письменных доказательств, как того требует п. 2 ст. 812 ГК РФ и ст. 60 ГПК РФ. Только письменные доказательства, в данном случае, являются допустимыми.

В силу ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Однако, в нарушение ст. 56 ГПК РФ ответчик каких-либо письменных доказательств, подтверждающих безденежность вышеуказанного договора займа, не представил.

Из материалов дела следует, что расписка от ДД.ММ.ГГГГ является письменным подтверждением договора займа, поскольку из нее возможно достоверно установить займодавца, заемщика, сумму долга, срок возврата долга и условия самого договора займа. Исходя из буквального толкования содержащихся в расписке слов и выражений, в силу положений ст. 431 Гражданского кодекса РФ, расписка свидетельствует о заемных правоотношениях между ФИО2 и ФИО1 в размере переданной денежной суммы с обязательством ее возврата и является надлежащим доказательством подтверждения заключенного и исполненного со стороны ФИО2 договора займа. Доказательств заключения договора займа под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств ФИО1 и его защитником не предоставлено, что явилось законным основанием для отказа в удовлетворении заявленных встречных требований ФИО1

Удовлетворяя исковые требования, исходя из буквального содержания расписки, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора займа, соблюдено требование к письменной форме договора, определенная сторонами конкретная денежная сумма получена ответчиком и подлежит возврату до ДД.ММ.ГГГГ.

Факт собственноручного написания и подписания расписки ФИО1 не оспорен.

Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (п. 1 ст. 810 ГК РФ).

При этом порядок исполнения заемщиком денежного обязательства регламентирован статьей 408 ГК РФ, согласно которой надлежащее исполнение прекращает обязательство. Кредитор, принимая исполнение, обязан по требованию должника выдать ему расписку в получении исполнения полностью или в соответствующей части.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 составил расписку о том, что получил от ФИО1 в счет погашения задолженности <данные изъяты> по расписке от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 6).

ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 составил расписку о том, что получил от ФИО1 по расписке от ДД.ММ.ГГГГ деньги в счет погашения долга сумму в размере <данные изъяты> (л.д. 7).

Оценивая содержание расписки, из которой следует, что ФИО1 получил от истца денежные средства, факт передачи которых отражен непосредственно в расписке, о чем имеется подпись ФИО1, что является достаточным доказательством займа денежных средств, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о взыскании с ответчика суммы долга в размере <данные изъяты>

Оснований полагать, что между сторонами сложились не заемные, а иные правоотношения, как на том настаивает ответчик, не имеется, а потому доводы жалобы относительно того, что данный договор займа является безденежным, подлежат отклонению.

Установив факт неисполнения ответчиком обязательств по возврату заемных средств, дав оценку представленным по делу доказательствам в их совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований истца, взыскав с ответчика ФИО1 сумму долга в размере <данные изъяты>, проценты в порядке ст. 395 ГК РФ за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в сумме <данные изъяты>

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. ст. 12, 35 ГПК РФ, закрепляющими принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В ходе рассмотрения настоящего дела доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости (ст. ст. 59, 60 ГПК РФ), в подтверждение того, что денежные средства фактически ответчику не передавались, ФИО1 ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции не представлено.

Исходя из изложенного, суд обоснованно не принял во внимание объяснения ответчика ФИО1, а также свидетельские показания ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции.

Мотивы, по которым суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований ФИО2, и об отказе в удовлетворении встречного иска ФИО1, а также оценка доказательств, подтверждающих эти выводы, приведены в мотивировочной части решения суда, и считать их неправильными у судебной коллегии не имеется оснований.

Доводы жалобы о том, что ФИО1 действительно денежных средств не получал, а написал расписку под давлением со стороны ФИО2 в силу стечения тяжелых обстоятельств, подлежат отклонению, так как противоречит материалам дела.

В целом доводы апелляционной жалобы по существу повторяют доводы, изложенные ФИО1 при рассмотрении дела судом первой инстанции, им дана правильная оценка, с которой согласилась судебная коллегия, они не опровергают выводов суда первой инстанции, не содержат обстоятельств, которые нуждались бы в дополнительной проверке, направлены на иную оценку исследованных судом первой инстанции доказательств, а потому не являются основанием для отмены обжалуемого решения.

Нарушений норм процессуального права, являющихся, в силу части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, безусловным основанием для отмены решения, судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст.ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 21 октября 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ФИО1 — без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *